Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Может ли призывник выиграть суд у Министерства обороны?


Вероника Боде, Москва:

Произвол военных ведомств при призыве в армию по-прежнему остается болезненной темой для российского общества. Тем не менее, практика показывает, что если потерпевшие обращаются в суд, им иногда удается выиграть дело.

Одновременно - 15 января, были выиграны два судебных дела. В Мордовии суд признал незаконными действия республиканского военкомата, который пытался призвать в армию молодого человека, перенесшего черепно-мозговую травму. Об этом рассказал сегодня в эфире Радио Свобода наш корреспондент в Саранске Игорь Телин. А областной суд Ульяновска рассмотрел кассационную жалобу Сенгилейского райвоенкомата и районной администрации на решение Сенгилейского суда о возмещении морального вреда в связи с незаконным призывом в армию Сергей Аксенова. 19-летнего юношу не имели права призывать, так как он, будучи беженцем из Таджикистана, не являлся на тот момент гражданином России. Но, выполняя план по призыву, военные ведомства призвали Сергея летом 1995-го года, а через год он оказался в Чечне и погиб в бою. Согласно решению суда первой инстанции, военкомат должен был выплатить его матери 20 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда. С воинской части, где служил Сергей, было решено взыскать 25 тысяч - именно в такие суммы оценили человеческую жизнь. Областной суд оставил в силе первую часть решения, и отменил вторую. При этом представители военкомата и администрации просили суд зачесть им в качестве возмещения морального вреда квартиру, предоставленную матери погибшего в 1996-м году, но юрист фонда "Право матери", представлявший интересы Антонины Аксеновой в суде, разъяснил ответчикам, что моральный вред компенсируется только в денежной форме. Вот как оценивает решение суда Вероника Марченко, председатель правления фонда "Право матери":

Вероника Марченко:

Это победа судебная, и она важна не столько, как это ни покажется странным для самой Антонины Аксеновой - это судебное решение имеет огромное значение для родителей призывников, тех ребят, которые сейчас живы, поскольку речь идет именно о незаконном призыве, потому что местные власти, местные призывные комиссии, пытаясь выполнить пресловутый план по призыву, как говорят в народе, гребут всех подряд. Это вот тот самый случай, когда последствия подобной практики были фатальными и непоправимыми. Мальчик погиб.

Вероника Боде:

Что касается отмененного решения по иску к воинской части за гибель Сергея Аксенова, по свидетельству Вероники Марченко, российские суды очень неохотно идут на положительное решение подобных дел.

Вероника Марченко:

Отмена этой части, конечно, тоже характерна для судебных процессов, потому что пока суды с большим трудом выносят решения в пользу родителей именно по чеченской войне, когда речь идет о компенсации морального вреда, именно самим фактом гибели мальчика - что командир части был обязан что-то предпринимать, чтобы он остался жив. То есть, это нечто из серии отношения к людям как к винтикам. Да, ну вот, призвали Аксенова, убили следующего. призвали - Иванова, Петрова, там, кто он такой, чтобы, так сказать, иметь какие-то претензии к государству. Кто такая эта Аксенова - да, чтобы рассуждать о том, что там нужно было делать командиру, или чего он делать быть не должен. Всем очень трудно преодолеть косность этого мышления и начать рассуждать не от человека, а от государства. На самом деле, суд в большей степени защищает, охраняет интересы государства, нежели простого гражданина. Это как бы вполне идет в русле вот отказных решений судебных, которые были в Москве, в Пресненском суде, когда родители принципиально для себя хотели бы получить решение суда, которые бы подтверждало, что государство было виновато за саму войну, за то, что дети попали на саму войну, что они там погибли, и что государство вообще несет ответственность за их жизнь в принципе. Подтвердить то, что командир части несет ответственность за жизнь своих подчиненных, пока видимо сложно. Потому что если мы признаем, что это так, то это тянет за собой цепочку совершенно определенных последствий и отменяет всю структуру, организационно-бытовую моральную, всей нашей военной службы, когда солдат никто и ничто, когда никто за него не отвечает, когда его можно, грубо говоря, убить закопать, написать маме, что он покончил с жизнью самоубийством из-за письма любимой девушки. Суд у нас пока, к сожалению, не готов к этому. В этом смысле каждая победа судебная очень важна, потому что это еще один кирпичик в сторону построения так называемого правового общества.

Вероника Боде:

Валентина Мельникова, ответственный секретарь Союза Комитетов солдатских матерей России, считает, что произволу военных ведомств можно противостоять. При этом главное, чтобы сами потерпевшие и их родители знали свои права и в случае нарушения этих прав обращались в суд.

Валентина Мельникова:

Чем больше таких жалоб, тем более квалифицированными становятся судьи. Ведь если мы вспомним, в советское время вообще таких дел не было. И в российское-то время первые жалобы появились уже где-то в году 1993-м - 1994-м. До этого вообще не было ни законодательной базы, ни такой судебной практики, никто никогда не думал, что какой-то 18-летний мальчик, его семья может что-то опротестовывать. Поэтому, безусловно, суды завалены большим количеством жалоб и потихонечку начинают выносить решения более квалифицированные. В этих случаях всегда очень важно принести в суд все документы - закон, Конституцию, положение о военно-врачебной экспертизе - для того, чтобы судьи прочитали и понимали, на основании чего они должны судить, потому что раньше у них такой практики не было. Некоторые дела решаются в досудебной стадии, потому, что когда судья вызывает обе стороны на предварительную беседу, толковый судья обычно всегда умеет объяснить доходчиво военному комиссариату, что лучше им быстренько это решение отменить, и все сделать в досудебном порядке. Но наиболее закоренелые военкоматы, конечно, стоят на своем, и тогда это бывают судебные дела. За много лет я уже замечаю, что судьи понимают ситуацию, они имеют понятия о том, что существует закон, по которому должны призываться, существуют документы медицинские, которым должны следовать призывные комиссии, и суд вполне способен сейчас разобраться, законен ли был призыв проведенный или нет.

Вероника Боде:

Однако, по свидетельству Валентины Мельниковой, правонарушений при проведении призыва в российскую армию по-прежнему совершается очень много. Каждый призыв Комитеты солдатских матерей получают тысячи жалоб.

XS
SM
MD
LG