Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Яркая и рельефная нищета Кабула


Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый:

В столицу Афганистана Кабул с большими трудностями, но удачно, насколько я понимаю, прибыл наш специальный корреспондент Андрей Бабицкий. Он на линии прямого эфира с Пражско й студией Радио Свобода. Андрей, вам слово:

Андрей Бабицкий:

Попав в Кабул, далеко не сразу привыкаешь к мысли, что это место проживающие здесь люди называют городом. Афганская столица живет жизнью, законы которой надежно укрыты от постороннего взгляда. Привычные в европейском понимании архитектурные, социальные, транспортные, любые пропорции здесь отсутствуют вовсе. Повторяющейся телевизионной картинки из Кабула совсем не свойственна традиционная журналистская страсть к экзотике. Она фиксирует привычные уличные ритмы, иногда больше напоминающие гигантскую судорогу. Именно так выглядит местная толпа, которая бесконечно, ни на секунду не останавливаясь, движется во все стороны одновременно. Именно так, немыслимо сигналя, с трудом прокладывают себе дорогу сквозь этот человеческий хаос разномастные авто, утратившие, судя по их внешнему виду, всякое право передвигаться. Это бедный Восток, не сознающий своей бедности и поэтому распахнутый без зазрения совести всем своим внутренним существом. Горы мусора на улице расскажут, чем питаются местные люди, или даже чем они будут питаться - здесь очень много нищих. Нескончаемые ряды мелких магазинчиков, торгующих по всему городу поношенной одеждой, обувью, древними и отремонтированными не до конца электрообогревателями, утюгами, телевизорами - это своеобразный путеводитель по яркой и рельефной нищете, которая в своем разнообразии выглядит как роскошь.

Городская архитектура - жизнерадостная рифма разрухи. Большинство зданий, многоэтажных в том числе, кажутся недостроенными и разбегающимися в стороны поперек улиц. В большинстве случаев жилой дом кажется случайной суммой разрозненных строительных фрагментов, составленных наспех и без всякого замысла удержать их в единстве...

Впрочем, этому городу свойственна и аскеза. Ураза - мусульманский пост - всеобщая и публичная повинность. На улице не встретишь человека с сигаретой во рту, дожевывающего булку или прихлебывающего "колу" из банки. Это наследство муджахеддинов и талибов, которое, возможно, уже в ближайшем будущем станет далеким прошлым. Жизнь за заборами очень часто далека от строгостей, предписанных Кораном. Мой переводчик, молодой афганец, называющий себя русским именем Дима, мечтает только об одном - чтобы женщины в Кабуле сняли паранджу. В том, что это произойдет очень скоро, он нисколько не сомневается.

XS
SM
MD
LG