Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Боннская конференция по Афганистану - поэтапное продвижение вперед


Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый беседует с вернувшимся из Бонна с международной конференции по политическому будущему Афганистана специальным корреспондентом Радио Свобода Ириной Лагуниной.

Андрей Шарый:

Уже не первый день поступают сообщения о том, что в Бонне завершается международная конференция по политическому будущему Афганистана. Из Бонна вернулась моя коллега, специальный корреспондент Радио Свобода Ирина Лагунина, Ирина, добрый вечер, в чем причина того, что затягивается конференция? Речь идет о том, что обнаружены новые возможности для достижения договоренностей или, напротив, появились новые трудности с подписанием документов?

Ирина Лагунина:

На самом деле, и тот, и другой фактор задерживают окончание этой конференции. Во-первых, эта конференция изначально была спланирована впопыхах. У нее не было четкой повестки дня. У нее не было четких обозначенных сроков проведения. Вот у меня до сих пор сохранилась аккредитация и на ней написано: "ООН, переговоры по Афганистану, Бонн, ноябрь 2001-го года". Это первая аккредитация в моей жизни, где не указано конкретной даты проведения конференции. Почему так получилось? Потому что изначально начались контакты между представителями бывшего короля Афганистана Захир-Шаха и Северным Альянсом. Эти контакты начались самостоятельно, без участия ООН, стороны договорились обменяться списками приблизительных людей, которые могли бы присутствовать на переговорах, и сначала решили это сделать в Риме, потом решили - нет, лучше на нейтральной территории, нейтральной территорией оказалась Турция, Турция заявила об этом официально. Вот в этот момент, когда об этом узнали представители ООН, они решили воспользоваться возможностью, что стороны пошли на контакт, начали переговоры. и тогда возникла идея этой конференции, что из нее можно было взять - ООН пытается взять до сих пор. И если говорить о том, какие цели себе ставила ООН. а это формирование приблизительного состава. приблизительной формы органов власти - временная администрации и временный парламент - Национальный совет, эта цель конференции изначально была достигнута в четверг на прошлой неделе.

Андрей Шарый:

О чем же тогда сейчас договариваются?

Ирина Лагунина:

Теперь ООН понимает, что поскольку быстро, на самом деле - за два с половиной дня - удалось достичь того, что все согласились, что будут созданы именно те органы власти, которые предложила ООН, теперь речь идет уже о более конкретных шагах. И вот каждый раз, когда афганские стороны договариваются о чем-то незначительном, небольшом, делается какой-то шаг вперед, ООН решает: а что, если еще один шаг. Еще один шаг - это был обмен списками лиц, которые могут присутствовать в этих временных органах власти. Здесь возникла проблема. Проблема возникла в субботу, когда президент Афганистана Бурхануддин Раббани заявил о том, что "нет, мы никого в Бонне назначать не будем в органы власти, мы будем избирать людей на месте в Кабуле, в процессе выборов". Все понимают, что выборы в Афганистане сейчас проводить, конечно, невозможно. Эту позицию удалось немножко сгладить. Тогда возник вопрос о том, а может быть назначить руководителей органов власти и приблизительно распределить посты, приблизительный процент и не говорить о людях. Достигли, выдвинули кандидатуры в качестве глав органов власти, приблизительно распределили, кому сколько постов временной администрации принадлежит. Теперь ООН предлагает следующий шаг: а давайте поименно. И вот этот следующий шаг опять затянул переговоры.

Андрей Шарый:

Ирина, можно ли назвать четыре-пять конкретных имен политиков, которые будут определять в течение ближайших месяцев будущее Афганистана?

Ирина Лагунина:

Да, конечно. Во-первых, прежде всего, конечно, это будет Бурхануддин Раббани. Прежде всего - потому что ООН, не признав талибов, расценивает Исламскую республику Афганистан во главе с господином Раббани как легитимную власть в Афганистане. Любопытная фигура - глава делегации Северного Альянса Юнус Кануни - он министр внутренних дел, он же отвечает за безопасность Кабула и до сих пор неясно до конца, действует ли он в Бонне от собственного лица или за ним очень мощная поддержка Раббани. Третья фигура, безусловно, влияющая в очень большой мере - бывший король Захир-Шах и его представитель на переговорах Сирад.

Андрей Шарый:

Прямо лично Захир-Шах - его воздействие чувствуется? Он все-таки фигура церемониальная, или это все еще активный политик, который сам лично может что-то еще делать - все-таки 87 лет человеку?

Ирина Лагунина:

Дело в том, что Захир-Шах сумел сформировать вокруг себя очень мощную эмигрантскую группу, и это все люди очень уважаемые в Афганистане, несмотря на то, что они 40 лет практически провели в изгнании. Глава римской делегации Сирад - сейчас как раз идет речь о том, что, вероятно, может быть, все-таки он возглавит временную администрацию. И дело в том, что эти люди - необязательно пуштуны. Сирад - узбек, что устраивает всех. С одной стороны, он представляет короля, вокруг которого все-таки в основном пуштуны, с другой стороны, он устраивает Северный Альянс, который состоит из меньшинств Афганистана, а Сирад узбек.

Андрей Шарый:

Ирина, последний вопрос, какое вообще впечатление производят афганские политики? Это люди, скажем, консервативно-регионального мышления, или они способны адекватно отдавать себе отчет в том, в каком положении находится страна, и какой мир сейчас ее окружает?

Ирина Лагунина:

Что касается Римской делегации, я бы сказала еще Кипрской и Пешаварской - это. конечно, люди западного мышления, хотя все они говорят, что в Афганистане лучше создать исламскую республику, но у меня такое ощущение, что они вынуждены это говорить, потому что в принципе все-таки афганцы приняли талибов с довольно жесткой формой ислама и не было серьезного сопротивления талибам, кроме Северного Альянса. Поэтому все они сейчас говорят об исламской республике. Но в принципе, конечно, на переговорах присутствовали люди западного склада, западного мышления, они и одеты были по западному, два человека в делегации Северного Альянса, один человек в делегации Римской были в национальных костюмах, все остальные - в костюмах западного покроя, в пиджаках, некоторые даже в галстуках. Ни одна женщина из присутствовавших пяти женщин - три советницы было на конференции и две - члены Римской делегации, ни одна из женщин не носила бурку или паранджу, как ее еще называют.

XS
SM
MD
LG