Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валютные рынки Кабула


Андрей Бабицкий, Кабул:

За последние несколько дней курс доллара в Кабуле приобрел удивительную устойчивость, хотя еще несколько дней назад он способен был колебаться в пределах 15, 20, а то и боле процентов. Сейчас за 100 долларов на валютной бирже дают 3 600 000 афгани - несколько увесистых пачек новеньких синих бумажек, только недавно покинувших печатный станок. Купюра самого высокого достоинства - 10 тысяч, поэтому вряд ли найдется достаточно вместительный кошелек или даже карман для сколько-нибудь серьезной суммы. Бумаги слишком много и ее приходится носить в сумке или целлофановом пакете. Афганцы давно привыкли к своим деньгам и пересчитывают их, расплачиваясь за товар на рынке с невероятной скоростью, ловко перебирая пальцами сотни купюр.

В самом центре Кабула на территории огромного рынка в недостроенном трехэтажном здании разместилась денежная биржа. Ее история насчитывает около 30 лет, деньги меняли при Захир-Шахе, коммунистах, муджахеддинах и талибах. В небольшом дворике биржи сотни человек, поэтому немыслимая давка. Кто-то устроился на корточках прямо на земле, придерживая рукой сотни пачек афгани, аккуратно уложенных рядом, упакованных в полиэтилен и перевязанных бечевкой. Здесь миллиарды и миллиарды - десятки и сотни килограммов афганской валюты. Другие, без конца встряхивая пачки денег, постоянно передвигаются по двору, хотя понять, как можно сделать хотя бы шаг в такой толпе, непросто. Более респектабельные менялы сидят в своих магазинчиках-духанах, расположившихся по кругу, на балконах, которые имеют два верхних этажа. Всего, как сказал молодой афганский брокер, 28-летний Мухаммад Тахир Каюни на бирже работает около 2 тысяч человек.

Лидеры Северного Альянса не устают обвинять Пакистан во вмешательстве во внутренние дела Афганистана. Здесь на бирже эти претензии кажутся обоснованными - Афганистан не имеет самостоятельной денежной политики. Как сказал Мухаммад Тахир, события внутри страны никак не влияют на изменение курса. Его значение диктуется по телефону из Пакистана. При талибах - говорит меняла - связывались с Исламабадом по спутнику, сейчас заработали обычные телефонные линии. Пока эта ситуация остается неизменной, Мухаммад Тахир не видит особой разницы между талибами и новой властью. В его работе все по-прежнему. Но, возможно, уже в ближайшее время ему придется осваивать новую профессию - учиться самостоятельно исчислять внутренние экономические и политические факторы, от которых зависит стоимость денег.

XS
SM
MD
LG