Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

НАТО и Россия после ПРО


Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый:

Как могут выглядеть отношения России с Соединенными Штатами и с НАТО после отказа от Вашингтона от договора о ПРО? Эта тема была основной в переговорах министра обороны США Доналда Рамсфелда и министра обороны России Сергея Иванова в Брюсселе. Хотя никаких формальных решений во время этой встречи, судя по всему, принято не было, ближайшие недели и месяцы, как считают американские эксперты, могут оказаться решающими для формирования базиса будущих отношений России и Запада. Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин обсуждает эту тему с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллом Голдманом.

Юрий Жигалкин:

Профессор Голдман, исключительное понимание, сдержанность, проявленные Кремлем после отказа Белого Дома от Договора о противоракетной обороне были большим сюрпризом для многих в США, подтверждающим феноменальный скачок в двусторонних отношениях. Как вы считаете, будет ли готов Вашингтон в ответ проявить больше доверия к Москве, как партнеру?

Маршалл Голдман:

Вполне возможно, как возможно и то, что стойкие скептики в американском политическом истэблишменте скажут: мы можем пойти еще дальше. Подобная опасность, я думаю, может грозить и президенту Путину, особенно, со стороны военной элиты, которая не испытывает радости при виде развития небывалой кооперации с Западом. Я бы сказал, что заложена довольно крепкая основа для продолжения сближения, но успех этого процесса пока не гарантирован. И некоторые факты добавляют аргументов в арсенал скептиков. Например, какова истинная цель российского контингента, переброшенного под Кабул? Строительство госпиталя или признак того, что Россия намерена продолжать советскую традицию вмешательства в афганские дела, пытается вмешаться в процесс афганского примирения? Кроме того, опросы общественного мнения в России показывают, что президент Путин движется против настроений большинства, сближаясь с США. Так что, я думаю, осторожность Вашингтона и Запада в сближении с Россией пока вполне обоснована.

Юрий Жигалкин:

Тем не менее, что, какие акции будут доказательством реального сближения, того, что Россия и Запад, в самом деле, стали союзниками?

Маршалл Голдман:

Если мы найдем пути сближения в рамках НАТО - такой шаг будет реальным прорывом. Конкретно - если России будет предоставлено право решающего голоса во время голосований по военным вопросам. Однако, проблема заключается в том, что как только такое право будет предоставлено, его чрезвычайно сложно будет дезавуировать, если в Москве вдруг сменится расстановка сил. Уже сейчас Россия при каждой возможности требует от Соединенных Штатов держаться подальше от Ирака, пытаясь соблюсти свои собственные интересы - отчасти в ущерб всеобщим. В то же время, если Москва поможет открыть его арсеналы и лаборатории для реальных международных инспекций - это еще больше сблизит две страны и добавит Москве статуса.

Юрий Жигалкин:

Эксперты подозревают, что серьезным поводом для дискуссий и даже разногласий может стать нежелание Вашингтона облечь договоренности с Москвой формальные договоры. Есть ли у России возможность добиться желаемого и стоит ли ей настаивать на этом?

Маршалл Голдман:

Я думаю, у России есть все права настаивать на заключении официальных договоров. Президент Буш хотел бы пойти более легким путем из-за нежелания проходить через часто многолетнюю процедуру ратификации договоров Конгрессом, где у него много оппонентов. Я думаю, по понятным причинам он не хочет возвращаться к практике, когда специалисты годами спорили о судьбе каждой из тысяч ракет в ядерных арсеналах двух стран. Вместе с тем, трудно спорить с тем, что необходимость заключения договоров заставляет стороны общаться, искать компромиссы, а подпись под документами - некая гарантия их выполнения. Так что я думаю, нам необходимо найти возможность облечения будущих соглашений в формальные рамки. Это и в российских и в американских интересах

XS
SM
MD
LG