Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Принуждать горцев общаться друг с другом только при наличии визы - все равно, что требовать того же самого от орлов и грифов..."


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе и находящийся сейчас в Москве корреспондент Радио Свобода по Северному Кавказу Олег Кусов.

Петр Вайль:

С 5 декабря начал действовать визовый режим между Россией и Грузией. Официальной причиной его введения называют необходимость ужесточения контроля на границе в связи с событиями в Чечне. В Тбилиси, однако, считают это только предлогом и указывают на иные мотивы введения визового режима. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе:

Георгий Кобаладзе:

5 декабря у российского посольства в Тбилиси собрались около 250 человек - граждан Грузии, желающих получить российскую визу. Однако, с этого дня получить российскую визу столь же сложно, как и, например, шенгенскую. Следует не только предъявить приглашение частного или юридического лица, или справку зарегистрированной в России туристической фирмы, но и документ, удостоверяющий наличие медицинской страховки. Правда, цена визы не очень высокая: обычная одноразовая виза стоит от 10 до 40 долларов, многоразовая, сроком на год - более 100. Однако, дело не в стоимости визы, а в этих условиях ее получения.

Грузинские и российские компании уже заявили о сокращении количества рейсов из Тбилиси в Москву. Это касается и автобусных маршрутов до Владикавказа, Ростова и Москвы, а также железнодорожного сообщения. Вместе с тем, по взаимной договоренности для живущих в России граждан Грузии и находящихся в Грузии российских - в том числе и военнослужащих, и членов их семей, вводится трехмесячный адаптационный период. За это время они должны решить свои проблемы и уточнить свой статус. По окончании адаптационного периода они тоже обязаны получить визу или вид на жительство. Решение МИД Грузии почти симметрично с решением МИД России. Вместе с тем, несмотря на бурные протесты Грузии Россия в одностороннем порядке ввела льготный режим на абхазском и осетинском участках границы. Парламент Грузии в специальном заявлении расценил это решение как "аннексию грузинских территорий, вмешательство во внутренние дела Грузии, поддержку сепаратизма и нарушение принципов международного права".

Что касается причин или точнее - мотивов введения визового режима: Москва утверждает, что эта мера связана с проблемой Чечни - дескать, из Грузии туда перебираются боевики, и так далее. Но, во-первых, боевикам виза не нужна, а безвизовый режим вовсе не означает бесконтрольный. Во-вторых, если даже предположить, что боевиков пропускали через свои кордоны грузинские пограничники, то вполне естественно возникает вопрос: а как же российские, почти полностью контролирующие весь чеченский участок российско-грузинской границы с российской стороны? Кроме того, секретарь Совета Безопасности России Сергей Иванов, будучи несколько месяцев назад в Тбилиси, официально заявил, что перейти по горным тропам из Грузии в Чечню даже летом "совершенно невозможно, поскольку все переходы с российской стороны густо заминированы и непроходимы в течение ближайших 50 лет". Так в чем же дело, в чем истинная причина? Все грузинские политики, с которыми я беседовал о визовом режиме, невзирая на их политические убеждения, в один голос утверждают, что, на самом деле, визовый режим - форма экономических санкций против Грузии с целью заставить грузинское руководство отказаться от требования вывода российских войск из Грузии.

Согласно стамбульским договоренностям и адаптированному договору о сокращении обычных вооружений в Европе, Россия обязана ликвидировать две из четырех своих военных баз - в Вазиани и Гудауте, до 1 июля 2001-го года, а судьба остальных двух - в Батуми и Ахалкалаки, должна решиться до конца текущего года - Грузия требует их вывода до 1 января 2003-го года. Вот где истинная причина и мотив для введения визового режима. А Чечня - только повод, вернее предлог, утверждают в Тбилиси.

Действительно, введение визового режима очень больно ударит по экономике Грузии, ведь из России в страну ежегодно поступали сотни миллионов долларов в виде помощи родственникам от работающих там граждан Грузии. Кроме того, Грузия потеряет российский рынок для своей сельскохозяйственной продукции. Но дело в том, что российской дипломатии, всегда и всюду выступающей против экономических санкций из-за их "антигуманности", даже когда речь идет о режимах Хусейна и Милошевича, было бы как-то не с руки вводить против Грузии санкции, пытаясь таким образом заставить ее руководство согласиться с узаконением российских баз на своей территории. Вот и использовали чеченский предлог. Что касается баз, то реакция Москвы понятна. Российских войск почти не осталось в бывших союзных республиках, но грузинское руководство запоздало и начало ставить вопрос о выводе войск под звуки гимна Александрова, то есть, на заре новой старой эры.

Петр Вайль:

Визовый режим существенно затруднит миграцию людей и грузов только через КПП на Военно-Грузинской дороге и Транскавказской автомагистрали. Сегодня эти трассы имеют сугубо экономическое значение для юга России и государств Закавказья. Говорить о взятии под контроль границы в кавказских горах, по меньшей мере, абсурдно. Об этом рассказывает Олег Кусов.

Олег Кусов:

Бывая в Панкисском ущелье Грузии я неоднократно общался с людьми, которых официальные российские лица часто называют "чеченскими боевиками" - , сразу скажу, что вооруженных чеченцев я здесь не обнаружил, хотя, может быть, я видел в ущелье и не все - назвать "боевиками" горцев, взявших в руки оружие, чтобы охранять в чеченском пекле свой дом, жену и детей, а потом, когда дом разрушила российская ракета, ушедших к родственниками или просто знакомым в Грузию, не могу - язык не поворачивается. Чтобы такие люди не уходили от войны в Грузию, Москва инициировала введение визового режима. Но ведь так называемые "боевики", как признают российские источники, преодолевают Главный Кавказский Хребет, в основном, по многочисленными тропам. Подобные тропы проторены между горными районами Грузии и Чечни, Осетии, Балкарии, Карачая. Издавна горцы общаются с их помощью друг с другом. Чеченцы и грузины - не исключение. Но понятие "визовый режим" не может иметь для горцев практического смысла. Пограничники не в состоянии взять под контроль Главный Кавказский Хребет. Тем более - в холодное время года, когда он завален снегом и окутан туманами.

По всей видимости, официальные лица Москвы плохо представляют себе кавказскую географию. Принуждать горцев, пусть даже вооруженных, общаться друг с другом только при наличии визы - все равно, что требовать того же самого от орлов и грифов. Выходит, что визовый режим имеет отношение только к одной трассе - Военно-Грузинской дороге. По ней проходят основные пассажирские и грузовые потоки между югом России и государствами Закавказья и Ближнего Востока. Наверняка по Военно-Грузинской дороге перемещаются и чеченцы. При этом российские пограничники на КПП "Верхний Ларс" и до 5 декабря имели полномочия более тщательно досматривать подозрительных людей, независимо от их национальности.

Визовый режим ударит, прежде всего, по экономике юга России, Грузии и Армении, затормозив грузовые потоки. Следуя фразеологии Владимира Путина, Грузия, прежде всего, наказана как транзитное государство. Но за что? Вероятно, за то, что не контролирует ситуацию в горной части Ахметского района, где живут чеченцы. Но это абсурдный тезис. Даже, потому что Россия, в свою очередь, не контролирует Чечню, и отнюдь не по вине Грузии.

Два года назад на российском КПП "Верхний Ларс" уже вводилось нечто похожее на визовый режим. Тогда это называли "спиртовой проблемой". Без индивидуального разрешения из Москвы или Ставрополя долгое время границу могли пересекать только жители Северной Осетии и Казбекского района Грузии. Теоретически это означало, что граждане Армении, почти всей Грузии и жители Северного Кавказа, чтобы проехать через КПП в Дарьяльском ущелье должны были добираться за этим разрешением в Ставрополь. Но на практике люди ездили, а грузы, в том числе и спирт, перемещались через КПП без помощи Ставрополя, а во Владикавказе появились шикарные многоэтажные особняки, построенные таможенниками. Любой водитель спиртовоза мог тогда поделиться опытом пересечения российской границы без всяких индивидуальных разрешений. Я уверен, что вскоре особняков во Владикавказе, в которых будут жить служащие границы, только прибавятся, а горцы и дальше будут общаться друг с другом без участия далеких московских политиков.

XS
SM
MD
LG