Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксклюзивное интервью президента Украины Леонида Кучмы Русской Службе Радио Свобода

  • Елена Коломийченко

С президентом Украины беседовала по телефону редактор Радио Свобода Елена Коломийченко:

Господин президент, похоже, что Вашим главным оппозиционером сегодня предстает лидер Социалистической партии Александр Мороз. Если судить по печати, то отношения оппозиции и власти в Украине начинают напоминать белорусский вариант, где само слово, понятие "оппозиция" заранее имеет отрицательный смысл. Между тем, Украина, как записано в ее Конституции - демократическая страна, а, следовательно, оппозиция просто должна существовать... Кого Вы, господин президент, считаете своим наиболее серьезным критиком и вождем оппозиции в Украине? Есть ли в оппозиции те, к мнению кого вы готовы прислушаться?

Леонид Кучма:

К большому сожалению, у нас в таком демократическом, цивилизованном понимании оппозиции не существует. Потому что одни есть оппозиция - это государство, вторые - просто, чтобы сменить власть и самим прийти к власти, а юридически оформленной, на чем я настаиваю, в том числе и предложения конкретные вношу - пока, к сожалению, нет, потому что это все должно быть утверждено парламентом... Я вот недавно обратился, что надо обязательно принять Закон о политических партиях, где четко обозначить и что такое оппозиция... А такие, самые серьезные критики - наверное, коммунисты.

Елена Коломийченко:

Господин президент, в каком состоянии находится сегодня разгоревшийся на Украине скандал, как Вы оцениваете это жесточайшее противостояние власти и оппозиции - ведь Вас - президента страны, напрямую обвиняют в причастности к исчезновению журналиста?

Леонид Кучма:

Я считаю, что это отлично подготовленная провокация и не хочу до окончательного расследования говорить, кто за этим стоит, но я же сказал: Мороз - это просто рупор, которого используют, больше ничего.

Елена Коломийченко:

Ведется ли расследование, есть ли уже какие-то результаты?

Леонид Кучма:

Под самым жестким своим контролем. Я отвечаю перед своей совестью и спрашиваю соответствующим образом, но я давить не могу на тех людей, которые занимаются этим вопросом. Я спрашиваю службу безопасности, спрашиваю Генерального прокурора, но все это должно быть в правовом поле. Причем я четко и ясно заявил всем: любую экспертизу по любым вопросам, международную, многократную, внутреннюю - но обязательно, чтобы все это было прозрачно, не было никаких кривотолков, не было все под ковром и так далее, и тому подобное. И о чем можно информировать общественность через средства массовой информации - обязательно все это надо делать.

Елена Коломийченко:

Леонид Данилович, а все-таки как могло так случиться, что Ваша служба безопасности просмотрела, якобы, тот факт, что в Вашем кабинете под диваном два года стояло какое-то цифровое устройство?

Леонид Кучма:

Понимаете, мне немножко все это - иногда смешно, иногда хочется плакать, потому что если стояло какое-то устройство, то это же не "шутка" оппозиции, допустим, это уже шпионаж. Потому что в моем кабинете говорится не только об оппозиции, условно говоря, а говорится о многих серьезных государственных делах, которые представляют государственную тайну. И я не хочу, чтобы кто-то воспринимал это как какую-то мелкую шалость. У кого в руках может, допустим, оказаться такой материал, если в страшном сне подумать, что все это существует?.. Поскольку все то, что там сегодня опубликовано по результатам этих пленок - вы же представляете, что это не выдерживает никакой критики. Во-первых, я знать не знал этого журналиста. И журналиста такого в Украине - практически мало знали, наверное, самые узкие, как говорят, специалисты. Потом зачем президенту после выборов искать какого-то журналиста? Я же не похож ни на сумасшедшего, ни на еще какого-нибудь такого. Меня, как говорят, многие знают не один десяток лет и знают все мои, как говорят, "за" и "против". Пойти на какие-то такие шаги - я же говорю, я не сумасшедший человек. Мне это просто не надо. Поэтому обвинять президента в таких делах, даже просто человека - это аморально, и я не знаю, еще, какие тут слова найти...

Елена Коломийченко:

Леонид Данилович, ну насчет нецензурной брани в адрес Ваших противников, соперников, оппонентов?

Леонид Кучма:

В каком смысле?

Елена Коломийченко:

Что, якобы, на этой пленке есть нецензурная брань в адрес тех, с мнением которых Вы не согласны?

Леонид Кучма:

Я не слушал и не читал то, что там опубликовано, потому что я однозначно считаю, что это провокация. А второе: я обыкновенный человек, и могу где-нибудь при всем честном народе сказать не очень лицеприятные слова в адрес своих оппонентов. Но как говорят, то, что там написано - ну, у меня даже в лексиконе такого не существует, я придумать такого не могу... Я уже приводил пример. Шли выборы в США. Один из кандидатов сказал очень нелестные слова в адрес одной из журналисток. Это же известный факт. Его коллега, как говорят - кандидат в вице-президенты, подтвердил: "Забыли, что микрофоны не были выключены". А если этот корреспондент через день - два - три попала бы в автомобильную катастрофу, и что-то с ней бы сталось. Так что, это надо обвинять кого-то в грехах праведных и неправедных?

Елена Коломийченко:

Господин президент, сейчас, уже после всего этого, Вы лично встречались с Александром Морозом?

Леонид Кучма:

Нет.

Елена Коломийченко:

И не намерены с ним встречаться?

Леонид Кучма:

Я не вижу, так сказать, смысла в этой встрече. Если смысл этой встречи будет сводиться к тому, что "да - его подставили"... Я человек, как все знают, чересчур мягкий. Я в принципе, как говорится, не исключаю, потому что все мы такие, какими мы пришли из общества, которое нас такими сделало. У кого-то меньше амбиций, у кого-то больше амбиций. К сожалению, когда амбиции перерастают в такие не очень красивые дела... И самое главное: нельзя же объяснить, когда Александр Александрович Мороз, который всегда считал себя поборником левой идеи - и вдруг объединяется с самыми крайними силами Украины - с какой это оперы? По какому это сценарию делается? И вообще, какая цель преследуется? Я не думаю, что он не понимает, что это - удар по престижу Украины - не по президенту - президент переживет. Я уже в своей жизни видел и слышал очень много, хотя в таких грехах - не дай Бог кому-нибудь пережить, чтобы человека так обвинили...

Елена Коломийченко:

Леонид Данилович, Вы недавно вернулись из России. Сегодня в России, между тем, еще есть немало весомых политиков - и тот же Зюганов, и даже кое-кто из "Яблока", которые говорят примерно следующее: "Нам не нужен Крым, нам нужна вся Украина". Рассматривают ли на Украине этих людей, как тех, кто может прийти и установить в России диктаторский, националистический режим - как Генштаб Украины думает о таких перспективах, и задумывается ли вообще об этом?

Леонид Кучма:

Это чересчур серьезные вещи, чтобы на них отвечать однозначно. Я знаю, что господин Зюганов очень здорово, так сказать, поправел, насколько я знаю по тем высказываниям, которые у него есть, с точки зрения, что ему сегодня более близка все-таки социал-демократическая идея, чем крайне левые идеи... Но в России то "друзей" Украины в таком плане достаточно. Я знаю одно: что сегодня государственная политика, которую проводит президент России, не предусматривает каких-то таких крайних действий, наоборот, это человек европейского уже склада ума, и он понимает, что сегодня просто так взять кого-то и проглотить - это невозможно. Это возможно будет только в том случае, когда кто-то будет чересчур подталкивать к этому.

Елена Коломийченко:

А Ваши генералы из Генштаба - кого они считают гипотетическими противниками Украины?

Леонид Кучма:

Мы вообще считаем, что в современном мире, в условиях того, что сегодня есть и такие серьезные военно-политические блоки, как НАТО, военно-политические, а не просто военные - вообще, крупные конфликты невозможны. Мы сегодня по-новому должны оценить. В связи с исчезновением с карты Советского Союза, я думаю, что переоценка ценностей, прежде всего, в Европе произойдет, и мы перестанем жить по принципу "Ищи где-то врага"... Я думаю, что это сегодня неправильное понимание развития событий в мире... Хотя, не хочешь войны - готовься к войне - военные должны свое дело делать, а политики свое.

Елена Коломийченко:

В Крыму как будто сейчас стабильная ситуация, но вот Юрий Лужков призывал и продолжает призывать вернуть России этот полуостров. Однако, желание русского населения Крыма оказаться снова в России серьезно уменьшилось во время первой чеченской войны, а особенно - второй. Вы сами когда-нибудь обсуждали эти вопросы с Лужковым или с кем-то другим, кто мыслит также на этот счет?

Леонид Кучма:

Я с Лужковым на эту тему просто не мог говорить. И вообще на эту тему говорить я не могу. По той простой причине, что Крым есть в составе Украины, есть и будет. Мне недавно задали вопрос - у нас есть такое уличное телевидение - прямое общение, на улице установлены экраны, и в Севастополе один задал вопрос: "Не пора ли, товарищ президент, передать Крым Российской Федерации"? Я говорю: "Я согласен на это, при условии, если Россия передаст Кенигсбергскую область Германии, если острова передаст Японии, если Америка отдаст Аляску России - тогда и мы, может ,посмотрим... " Это, конечно, в какой-то мере шутка, но в какой-то мере и правда. Если мы начнем передел территорий, то дойдем до передела всего мира. Поэтому статус-кво, который сегодня есть - он не должен подвергаться никакому сомнению. Поэтому я таких разговоров в любых ситуациях не вел и вести не буду. Но я вам четко и однозначно говорю, что на протяжении всех лет президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин четкую занимал позицию: "Мы не будем никогда ставить этого вопроса". Поэтому мы и подписали договор с Российской Федерацией, и то, что этот договор ратифицирован, хоть и с потугами и через многие месяцы, Думой - это все-таки факт изменения общественного мнения. Могу честно сказать, что со стороны Владимира Владимировича Путина никаких потуг в этом плане нет. Хотя, среди политического истеблишмента в Российской Федерации политиков, которые хотят поиграть на этом, очень и очень много. ...А насчет стабильности в Крыму - я бы не сказал... Там все время, периодически, волнами, существуют... Я понимаю, что они инициируются не только внутренними силами, но и внешними, а внутренними если силами - тоже подпитываются кем-то извне...

Елена Коломийченко:

Вы когда-то говорили, что Крым останется с Украиной, если мы будем богаты. Пока ни Крым, ни Украина особенно богаты не стали - я напомню вам Вашу фразу: "От богатых не бегут"... Господин президент, Украина - единственная из стран СНГ, бывший премьер-министр которой сидит в тюрьме, да еще и в другой стране - я говорю о Павле Лазаренко, который находится в тюрьме в США. Он объявляет себя преследуемым по политическим мотивам - продолжаете ли Вы добиваться его выдачи, и что предпринимает в связи с этим украинская власть?

Леонид Кучма:

Вы знаете, у нас все, кем начинают серьезно заниматься правоохранительные органы, или кто оказывается за решеткой - он сразу говорит, что он "политически преследуемый человек" - такой мы этап своей жизни переживаем. Наверное, нам через это надо пройти, потому что по-другому, к сожалению, не получается. А второе: мы не имеем системы нормальных законов. Мы же до сих пор живем по советским законам. У нас нет ни уголовных, ни гражданских, ни процессуальных, ни законов вообще про судопроизводство. Поэтому настолько у нас много дырок в нашем законодательстве - можно делать все, что угодно, и часто самые громкие дела, когда доходят до суда, то по известным причинам рассыпаются. Что касается Лазаренко, то я со всей ответственностью хочу сказать, что власть, в первую очередь, те, кому надо этими проблемами заниматься - прокуратура Украины - постоянно работает с правоохранительными органами США, и в том числе и Министерством юстиции, и наша задача, и мы ее никогда не снимем, чтобы Павел Лазаренко отвечал все-таки по украинским законам.

XS
SM
MD
LG