Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Личный представитель Эдуарда Шеварднадзе по мирному урегулированию конфликта в Абхазии прибыл в Москву


Лидер Аджарии Аслан Абашидзе, назначенный недавно личным представителем Эдуарда Шеварднадзе по мирному урегулированию конфликта в Абхазии, прибыл в Москву для переговоров по этому вопросу. Решение абхазской пробелы, по мнению грузинских политиков, поможет вывести страну из политического кризиса.

Георгий Кобаладзе:

По данным Центризбиркома Аджарии в выборах двухпалатного парламента автономии и главы республики приняли участие около 90% жителей, имеющих право голоса. Подавляющим большинством на парламентских выборах победила партия "Возрождение", возглавляемая Асланом Абашидзе. Выборы главы республики были безальтернативными, то есть единственным кандидатом являлся председатель Верховного Совета Аджарии тот же Аслан Абашидзе. Он получил по предварительным данным 99,96% голосов. Аджарский Центризбирком не допустил на выборы в качестве наблюдателей неправительственную организацию "Справедливые выборы" на том основании, что она подконтрольна тбилисским властям и не может быть объективной. Аслан Абашидзе, несмотря на оппозиционность центральным властям Грузии, все-таки остается грузинским политиком и, если можно так сказать, продолжает играть на грузинском политическом поле, в отличии от лидера Абхазии Владислава Ардзинба и Южной Осетии Людвига Хидирова. Его сторонники неоднократно говорили, что Абашидзе как лидер автономии может сыграть уникальную роль в урегулировании грузино-абхазского конфликта. Эти утверждения находили определенный отклик в обществе в целом. Поэтому с учетом продолжающихся в Тбилиси митингов протеста, одной из тем которых была проблема Абхазии, президент Шеварднадзе принял решение поручить "аджарскому льву", Аслан - по-турецки лев, как его называют в Аджарии, вести переговоры для разрешения, естественно, мирным путем, проблемы Абхазии. Аслан Абашидзе согласился и немедленно выехал в Москву, где, по утверждению Эдуарда Шеварднадзе, находится ключ к решению абхазской проблемы. Примечательно, что Абашидзе начал выполнение своей миссии переговорами именно с российскими политиками, а не абхазским руководством. Безусловно, в московских политических кругах Аслан Абашидзе пользуется большим авторитетом. Но насколько этого авторитета достаточно для изменения политики России на Южном Кавказе - пока неясно. Что касается абхазских лидеров, то министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба уже однозначно заявил: "Абхазия независимое государство, и кто бы ни вел переговоры с грузинской стороны, ее позиция не изменится". Несмотря на это, назначение Аслана Абашидзе полномочным представителем президента Грузии по переговорам с Абхазией стало одним из аргументов Эдуарда Шеварднадзе в ходе встречи со студенческими организациями, продолжающими акции протеста в Тбилиси. Президент попросил студентов не накалять обстановку в преддверии важных решений, имея в виду конституционную реформу, избрание нового председателя парламента, введение поста премьер-министра и начало переговоров по мирному урегулированию проблемы Абхазии. Однако парламент, несмотря на бурные дебаты, не смог избрать председателя. То есть первый шаг по пути стабилизации обстановки так и не сделан.

О том, как в Абхазии восприняли назначение Абашидзе представителем президента Грузии, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Сухуми Алхаз Чолокуа.

Алхаз Чолокуа:

К назначению председателя Верховного совета Аджарии Аслана Абашидзе представителем президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе на переговорах с Абхазией в Сухуми отнеслись положительно. Руководитель Аджарии, один из немногих грузинских политиков, который пользуется в Абхазии уважением, как со стороны руководства республики, так и со стороны общества. Его считают опытным, осторожным и мудрым политиком. В августе 92-го года Абашидзе осудил ввод грузинских войск в Абхазию. Он постоянно призывал руководство Грузии к мирному решению конфликта с Абхазией, за что у него портились не раз отношения с официальным Тбилиси. А произнесенные во время недавних событий в Кодорском ущелье Асланом слова: "Тот, кто думает напугать абхазов, тот глубоко ошибается", сделали Абашидзе окончательно своим человеком. Но вместе с тем в руководстве Абхазии отмечают, что отношение к личности Аслана Абашидзе ничего не изменит в отношениях Абхазии и Грузии, которые окончательно испортились после вторжения грузинских и чеченских боевиков на территорию Абхазии в начале октября. В интервью Радио Свобода министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба сегодня заявил, что пока не претерпят изменений отношения грузинского руководства и грузинского общества к проблеме урегулирования, трудно найти способы к налаживанию отношений, кто бы ни представлял интересы грузинского лидера на переговорах с Абхазией. Глава абхазского внешнеполитического ведомства подтвердил произнесенные им же недавно слова о том, что Абхазия на данном этапе может вести переговоры с Грузией только по вопросам безопасности, а о политике не может быть и речи. Пока ни сам Аслан Абашидзе, либо его представители, не обращались к руководству Абхазии с каким-либо предложением.

Андрей Шарый:



Сейчас рядом со мной в студии Радио Свобода мой коллега Тенгиз Гудава.

- Тенгиз, по вашему мнению, меняет ли ситуацию в Грузии назначение Абашидзе представителем Шеварднадзе на переговорах с Абхазией? Может ли это помочь решению абхазского кризиса?

Тенгиз Гудава:

Андрей, если говорить о назначении Абашидзе представителем Грузии на абхазо-грузинских переговорах, то это, видимо, скорее символический, просто символический жест. Я хочу сказать, что уже есть в грузинском истеблишменте человек, ответственный за переговоры с абхазами, это есть министр по особым делам. И казалось бы, назначение еще одного лица на ту же самую должность выглядит странным. И по-видимому, это назначение и носит такой характер, скажем, закрепления этой новой дружбы, нового союза между Шеварднадзе и Абашидзе, которые до недавней поры были враги, скажем так, политические. И сам Аслан Абашидзе, который десять лет уже не приезжал в Тбилиси, в столицу Грузии, уверяет, что на него было совершено 17 покушений и в том числе людьми из охраны Шеварднадзе. Это его слова, эти слова в средствах массовой информации в Грузии были произнесены, так что мы тут не открываем никакой Америки. И вот сегодня наступил такой момент, когда два этих лидера федерального уровня - Шеварднадзе и локального уровня, но лидер весьма крепкий, крепкий орешек, скажем так, политический, сомкнулись в едином таком союзе. И как внешнее проявление этого союза, этого братания, видимо, было назначение Абашидзе представителем на переговорах Грузии с Абхазией.

Андрей Шарый:

Верно я вас понимаю, Тенгиз, что Шеварднадзе, видимо, не питает иллюзий относительно того, что Абашидзе сможет решить эту абхазскую проблему. С другой стороны, можно понять, зачем Шеварднадзе нужен Абашедзе - в такой ситуации, политический кризис, региональный лидер влияет, выступает на его стороне. Вопрос тогда в том, чего добивается Абашидзе своим выходом на авансцену грузинской политической сцены,

Тенгиз Гудава:

Андрей, я бы однозначно не сказал, что это назначение чисто символическое. Оно носит такой символический характер в этом аспекте, в аспекте сегодняшней политической ситуации в Грузии, взрывоопасной, тяжелой, вулканической для Шеварднадзе. С другой стороны, если копнуть глубже, то, наверное, определенный смысл в этом назначении есть какой? Общеизвестно, что Абашидзе является человеком Москвы в Грузии. То есть у него очень близкие связи с московскими политическими кругами. Причем, это вовсе необязательно связи с каким-то спецслужбами, органами тайными и прочее. Просто считается, что этот человек удобный для России, проводит политику в интересах России. Видимо, он и в самом деле проводит такую политику, так как он отказывается расстаться с российской военной базой, расположенной недалеко от Батуми, таким образом опираясь на эти штыки. С другой стороны, Россия ищет в Грузии прорусские силы, и это понятно, чтобы укрепить свой фланг. И для нее назначение Абашидзе это тоже не чистый символ. И, видимо, какие-то переговоры детальные в Москве будут. Надо сказать, что сейчас Абашидзе находится в Москве. Вот это самый интересный момент, что сразу после переговоров с Шеварднадзе он полетел в Москву. А 17-го ноября туда приезжает Джергения.

Андрей Шарый:

Кстати, как абхазы могут прореагировать не на словах, а на деле на назначение Абашидзе. Они могут с ним говорить на деле о каких-то формах конфедеративных отношений с Грузией или это исключено?

Тенгиз Гудава:

Дело в том, что абхазская сторона с порога отвергает любые разговоры о статусе республики. И если это случится, то это будет большой прорыв, что-то такое новое. Опять же, если это случится, то это случится неслучайно, по-видимому, с подсказки, скажем так, из Кремля. Но на сегодняшний момент абхазская сторона отвергает любые переговоры о статусе с Грузией, но не отвергает переговоров по гуманитарным проблемам - возвращение беженцев, какие-то решения пограничных вопросов, может быть экономических, может быть социальных и прочее. Таким образом, в этом аспекте назначение Абашидзе мало что сулит Грузии, он не сможет свернуть этот гигантский камень, эту скалу, которая обрушилась на дорогу на пути Грузии. Это Россия. Почему так случилось? Не знаю. В русском политическом истеблишменте всегда лелеется мечта о теплых морях. Даже в Афганистан вторглась советская армия все-таки, имея такой дальней целью выйти к берегам Персидского залива. Жириновский озвучил это весьма ярко и красочно, что омыть сапоги в Индийском океане. Так вот образ этого Индийского океана и Персидского залива сегодня в России это Абхазия. Понимаете, теплое море, да, это такое мистическое, метафизическое, немножко несерьезное, может быть, понятие. Но почему-то в русском истеблишменте есть такое. Эта наша территория, там за нас, это в наших интересах. Это по сути дела, это весьма поверхностный и весьма незрелый политический взгляд на ситуацию.

Андрей Шарый:

Тенгиз, как вы считаете, есть какой-то на то, что в интересах Москвы отказаться от поддержки Абхазии, от фактической поддержки Абхазии и таким образом позволить Грузии сформировать такое конфедеративное любое государство с целью стабилизации обстановки в республике. Это может потребоваться Москве или ее устраивает такая разваливающаяся маленькая страна на южной границе, которой легко манипулировать?

Тенгиз Гудава:

Вы знаете, Андрей, мы уже переходим в область технологий, самых высоких политических технологий, которые в Кремле сегодня может быть имеют место или должны иметь место. В принципе это был бы прорыв, это было бы проявление нового мышления. На уровне того, как президент Владимир Путин однозначно поддержал антитеррористическую мировую коалицию. Это возможно. Другое дело, что пока, если говорить с научной точки зрения, у нас таких фактов экспериментальных не было, не было еще до сих пор ни одного случая, чтобы с российской стороны последовало что-то такое, нечто подобное, такой жест.

XS
SM
MD
LG