Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Советский агент Энтони Блант и его мемуары


Корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына беседовала с бывшим резидентом КГБ в Великобритании Олегом Гордиевским.

Наталья Голицына:

В Великобритании широко обсуждается известие о том, что скончавшийся в 1983-м году советский шпион Энтони Блант, принадлежавший к знаменитой пятерке так называемых кембриджских агентов КГБ в Англии, оставил мемуары, которые хранятся в сейфе Британской национальной библиотеки. Мемуаров Бланта никто, кроме его душеприказчика и ученика Джона Голдинга, никогда не читал. Голдинг сдал их на хранение в Британскую национальную библиотеку и наложил запрет на их публикацию до 2013-го года - когда исполнится 30 лет со дня смерти бывшего советского агента. Мемуары помещены в запечатанный контейнер и хранятся в сейфе Британской библиотеки.

По словам Голдинга, в воспоминаниях, которые Блант писал между 1979-м и 1983-м годами, он объясняет мотивы, по которым стал советским агентом и рассказывает о своей шпионской деятельности. 30-летнюю отсрочку публикации мемуаров Голдинг объясняет тем, что их содержание может травмировать потомков многих известных британских общественных и государственных деятелей. Его мемуары будут неприятны и английской королеве, которой, кстати, доложили о его предательстве еще в 1964-м году - тем не менее, она не уволила Бланта с поста хранителя королевской художественной коллекции, дав ему возможность спокойно уйти на пенсию в 1972-м году. Правда, в 1979-м году, когда информация о сотрудничестве Бланта с КГБ стала достоянием общественности, королева все же лишила его рыцарского звания.

Энтони Блант, завербованный еще в 30-е годы, принадлежал к ставшей уже легендарной так называемой кембриджской пятерке советских агентов в Англии. В нее также входили Ким Филби, Гай Берджесс, Доналд Маклин и Джон Кэрнкросс. После разоблачения Филби, Берджесс и Маклин бежали в Советский Союз. Блант же остался в Великобритании, и в обмен на иммунитет от уголовного преследования согласился рассказать о своей шпионской деятельности.

Во время войны Энтони Блант служил в британской разведке, а после ее окончания - став известным исскуствоведом, - возглавил художественный институт Курто в Лондоне, будучи одновременно придворным куратором коллекции живописи королевы.

Я обратилась к бывшему резиденту КГБ в Великобритании Олегу Гордиевскому и спросила его, как он оценивает ущерб, нанесенный Энтони Блантом Великобритании.

Олег Гордиевский:

Энтони Блант был совершенно грандиозным шпионом, агентом советской разведки. Он продуктивно работал во второй половине 30-х годов, особенно - в 1937-м - 1938-м и активно до 1945-го года, потом периодически еще делал что-то в течение 10-12 лет. Но эти 7 лет, с 1938-го по 1945-й, он почти что каждую неделю встречался с советскими представителями и передавал им тонны совершенно секретных материалов для Москвы. Это было по контрразведке, по разведке, по МИД, по решениям военного кабинета Великобритании. Более того, он рассказывал о службе слежки британской контрразведки - за кем они следят в Лондоне, то есть, советская резидентура знала, как избежать слежки, кроме того, британская контрразведка вскрывала дипломатическую почту, что, конечно, неудивительно во время войны, многих-многих стран. И в том числе нейтральных или тех, у которых были правительства в Лондоне, поскольку страны были оккупированы немцами, и он передавал содержание этой секретной дипломатической почты в СССР. Он сообщал также сведения о разведчиках, контрразведчиках, структуре, взаимоотношениях в службах и так далее. Он предал все, что только можно, причем в огромных количествах. Я вам расскажу, что когда он встречался с советскими представителями, он передавал им огромную сумку, полную секретных документов. В течение нескольких часов их фотографировали, потом встречались снова, возвращали назад, и потом в течение двух-трех дней работники и шифровальщики резидентуры сидели, снимали "сливки" с этих документов, посылали их в Москву телеграммами, а потом все остальные документы запаковывали в дипломатический багаж и отправляли полным текстом в Москву. И так это шло 7 лет. Я, кстати, видел файл - почему я говорю с таким авторитетом и знанием дела - я видел все дело, 8 томов, на Бланта в Москве - совершенно случайно я получил доступ к этому. И знаю прекрасно характер и об объеме его сотрудничества. Так вот, там есть особенно бросающаяся в глаза страница, написанная самим главой разведки НКВД, управления, которое стало Первым главным управлением позднее - генералом Фитиным. Написано, прекрасно помню, красным карандашом: "Этот агент проделал для нас такую огромную титаническую работу что он сейчас совершенно измучен. Надо дать ему полный отдых на 5-10 лет. Фитин". Вот так советская разведка ценила его вклад. И, конечно, среди пяти главных кембриджских шпионов, которые принесли славу КГБ и способствовали достижению огромных стратегических, дипломатических побед для Сталина, Советского Союза, в том числе оккупации полной Восточной Европы и других преимуществ - среди этих агентов - Маклина, Берджесса, Филби, Кэрнкросса - Блант делит среди этих агентов третье-четвертое место. А они были самые лучшие, самые выдающиеся советские агенты в тот период - с конца 30-х по 50-е годы ХХ века.

Наталья Голицына:

А с точки зрения материальной - как это все оплачивалось?

Олег Гордиевский:

Надо сказать, что эти агенты знаменитые кембриджские - они были идеологические агенты, что дало основания КГБ в течение многих лет пытаться вербовать агентуру на идеологической основе как главной основе вербовки, однако, это основа стала очень распадаться в 50-е - 60-е - 70-е годы, но все равно считалась главной. Эти люди не брали денег, вообще-то говоря, и не просили. Но им НКВД давал деньги, навязывал, суммы, надо сказать, были небольшие, от 50 до 200 фунтов, по меркам начала 40-х годов это было как бы тысяча, пятьсот долларов - по сегодняшним меркам. Небольшие суммы, собственно говоря. Поэтому мы не можем говорить о них как о расчетливых дельцах, которые требовали деньги от советского государства. Они делали дело за идею, хотя идею представляли себе очень смутно и очень запутанно.

Наталья Голицына:

Как вы полагаете, а почему адвокат, который оформлял завещание Бланта, решил задержать публикацию его обнаруженных в Британской библиотеке мемуаров минимум на 30 лет?

Олег Гордиевский:

Я думаю, что адвокат, которому Блант поручил сохранить рукопись, видимо, имел такие инструкции, да и сам адвокат тоже знал, что публикация приведет к разоблачению и дискредитации некоторых влиятельных лиц среди британского истеблишмента того периода - от 40-х до конца 60-х годов, которые как-то, может, умышленно, а большей частью неумышленно помогали Бланту, да и другим шпионам - Филби, Берджессу, Маклину и также Кэрнкроссу - избежать наказания, разоблачения, которые еще какие-то услуги оказывали, которые может даже тоже шпионили в пользу Советского Союза, незначительно, может периодически. Поэтому чтобы избежать скандалов, разоблачений и каких-то преследований юридического характера, потому что Британия нация очень легалистическая - было принято решение задержать до тех пор, когда все лица упомянутые. замешанные в деле Бланта будут уже мертвы или будут уже такими старыми, что это не будет иметь никакого значения.

Наталья Голицына:

А как вы полагаете, власти, тем не менее, читали уже мемуары?

Олег Гордиевский:

Когда я услышал первое сообщение - "Таймс" мне звонила и говорила, я подумал, что власти читали и знают, что там написано. Но когда я прочел газеты с сообщениями более дательными - у меня такое впечатление, что нет, не читали. Потому что раз нет права юридического - адвокат только знает, и даже, может быть, директор этой библиотеки, где хранится, но думаю, даже он не знает. Думаю, один только человек во всей Великобритании знает, что там написано - сам адвокат. Власти, хотя они иногда удачливые и сильные - но они не всесильные. Это правовое государство, и если есть запрет, то даже материал -"исповедь" шпиона - все равно английские власти, служба безопасности, разведки не посмеют правило нарушить, и, видимо, они не читали.

XS
SM
MD
LG