Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Абхазия - до примирения должны смениться поколения?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Юрий Вачнадзе и вернувшийся из Абхазии специальный корреспондент РС Мумин Шакиров - с ним беседовал Андрей Шароградский.

Андрей Шарый:

Во вторник российские средства массовой информации, ссылаясь на источники в Сухуми, сообщили о том, что чеченский полевой командир Руслан Гелаев, вырвавшись из абхазского окружения, вернулся в Тбилиси. Сообщает наш корреспондент в столице Грузии Юрий Вачнадзе:

Юрий Вачнадзе:

В первой половине дня МИД Грузии устами начальника Департамента по общественным связям Кахи Сихарулидзе категорически опроверг это сообщение, причем форма устного заявления Сихарулидзе эмоционально несколько выходила за рамки дипломатического такта. Справедливости ради надо сказать, что о пребывании Гелаева в Тбилиси действительно ровным счетом никто ничего не слыхал. Вместе с тем из источников, тесно связанных с грузинскими партизанами, стало известно, что в последние два дня в Очамчирском районе Абхазии происходили стычки мелких групп партизан с абхазскими силовиками. Абхазская сторона обычно старательно умалчивает о числе своих потерь, однако, партизаны утверждают, что в понедельник погибли два абхазских резервиста.

Совершенно неожиданное заявление сделал во вторник в Кутаиси губернатор Имеретии Тимур Шашиашвили. Он сказал, что дает грузинскому правительству срок до мая месяца - вернуть Абхазию. Если правительство не сумеет этого сделать - Имеретия - а это часть Западной Грузии - по словам Шашиашвили, начнет широкомасштабную партизанскую войну в Абхазии. Губернатор даже назвал предполагаемое число партизанских отрядов - 120. Если учесть что в Кутаиси в воскресенье побывал представитель Шеварднадзе, который имел длительную беседу тет-а-тет с губернатором, заявление Шашиашвили, по-видимому, невозможно отмести с порога как несерьезное. Кстати, раз уж речь зашла о грузинском президенте - нельзя не упомянуть об одном любопытном сообщении российских СМИ. Оказывается, 31 октября депутат от ЛДПР Алексей Митрофанов внесет на рассмотрение Госдумы запрос "О действиях и личности Эдуарда Шеварднадзе", - кажется, это нечто совершенное новое в мировой практике парламентаризма.

Андрей Шарый:

В дни боев в Абхазии в Сухуми и в Кодорском ущелье работал наш специальный корреспондент Мумин Шакиров. Он подробно сообщал о боевых действиях, а вернувшись в Москву рассказал о своих впечатлениях от увиденного в беседе с моим коллегой Андреем Шароградским.

Андрей Шароградский:

Мумин, вы побывали в зоне грузино-абхазского конфликта в самый разгар боевых действий и, разумеется, нас интересуют, в первую очередь, ваши главные впечатления, возможен ли мир между абхазами и грузинами, и как может решаться вот эта самая главная проблема - возвращения в Абхазию беженцев, в первую очередь - грузин-мегрелов?

Мумин Шакиров:

Я думаю, что в ближайшее время это невозможно, потому что еще не зажили раны первой гражданской войны, потом были столкновения в 1998-м году, и эти последние события в Кодорском ущелье все больше увеличивают пропасть между абхазами и грузинами. Вот даже я говорил с теми людьми, которые мне казались наиболее рассудительными - они говорят - должно пройти много времени. Они часто приводят пример с Германией - вот как раньше относились к немцам во время войны, после войны, то есть, должно пройти два-три поколения. Потому что сейчас чтобы вернулись те грузины, с которыми они воевали, с кем они вместе жили, но потом разделились по обе стороны фронта - это сейчас невозможно. При этом я должен подчеркнуть, что сами абхазы - они достаточно толерантны, ведь в Абхазии жили и есть не только абхазы и грузины. Там была очень мощная армянская диаспора, есть греческая диаспора, было много русских, но русские постепенно покинули Абхазию, греков тоже стало меньше и осталась наиболее мощная, конечно, армянская диаспора. И я вижу, что сейчас это пока невозможно, но другие народы и национальности чувствуют себя неплохо. Конечно, они, как и все кавказские народы очень гостеприимны, но они считают, что их гостеприимство исключительно. Если вы помните, то всегда рассказывали притчу об абхазе, который принял у себя гостя, который позже оказался преступником, но он бился за его жизнь до последнего патрона, уже потом когда выяснилось, что это был преступник, но человек был в его доме и он неприкасаем. И это сохранилось, на мой взгляд, это очень уважительное отношение к тем, кто приходит к ним в республику. Я заметил, абхазы - народ, который живет на берегу моря, но при этом море, на мой взгляд, для них осталось чужим пространством. Они больше смотрят в сторону гор, горы для них - укрытие, горы кормят их, а море - казалось бы, там должно быть очень много рыбы, но этого нет. К примеру, они свободное время проводят не на берегу моря, как казалось должны были бы проводить - купаться, плавать, делать шашлыки - нет, они уходят в горы, находят какую-то холодную речку и около нее происходит вот такое культурное развлечение.

Андрей Шароградский:

А с чем это связано?

Мумин Шакиров:

Во-первых, еще в царское время им запрещалось селиться на берегу моря. Им дали возможность селиться за пределами трехкилометровой полосы. Вот, горы - укрытие, конечно, море - открытое пространство, на мой взгляд. Хотя, они утверждали, что лет 100-150 назад были знаменитые абхазы - пираты. Но сейчас мне кажется, что именно горы являются тем местом, где они чувствуют себя увереннее и уютнее. К примеру, вот эта последняя война - если вы пройдете по Кодорскому ущелью - я должен вам сказать, это настоящие джунгли, это настоящие джунгли, холмы, горы - там очень сложно и нападать и обороняться. Поэтому долгое время тактика была такая - не нарваться друг на друга. Никто не хотел гибнуть на минных растяжках, очень медленно они вытесняли пришлых боевиков.

Андрей Шароградский:

Мумин, расскажите о более так сказать бытовых впечатлениях - со стороны, из Москвы события выглядели очень драматично, они и были драматичными, но говорилось, что готовится поход на Сухуми, нападение отряда Гелаева на Сочи - как выглядит Сухуми?

Мумин Шакиров:

Сухуми, прежде всего, я сказал бы двумя фразами - это ботанический рай, пальмы, магнолии, удивительный зеленый пейзаж. Но чуждые элементы - бронетехника, мешки с песком и укрепления вокруг тех же санаториев и пансионатов. Это разбитые дома, пустые дома, откуда ушли и грузины и люди других национальностей, потому что война все-таки вытеснила многих оттуда. Но в идеале, конечно, это место для того, чтобы люди там отдыхали и жили припеваючи. Потому что иногда сами абхазы шутят, что "у нас такая земля, что посадишь швабру -через три месяца из нее вырастает дерево". Это действительно очень плодородный край и то, что там война - она производит очень странное впечатление.

Андрей Шароградский:

Последний вопрос еще конкретнее - можно ли будет в Абхазии провести, скажем, следующий летний отпуск?

Мумин Шакиров:

Абхазы очень надеются. В последний год был установлен рекорд - около 150 тысяч отдыхающих, и они мечтают составить конкуренцию Сочи, где очень высокие цены и остался советский сервис. Что касается Абхазии - там умеренные цены, все тот же советский сервис, но попытка все-таки побольше привлечь туда людей. Другое дело, что после десятилетней войны у них еще не приобретен опыт. Кадры, которые были в сфере обслуживания - многие из них уехали, и они буквально начинают с нуля. Но должен сказать, что они стараются, и это, прежде всего, зависит от ситуации на абхазо-грузинской границе. Абхазы боятся, что в следующем году к началу сезона возможны опять какие-то события, которые ухудшат обстановку и это отразится на туристическом бизнесе. Но сейчас в Абхазии отдыхает около тысячи приезжих. В основном заселены курорты и санатории, принадлежащие Министерству обороны России. Там стоят десантники, стоит бронетехника, и в любой момент военное руководство готово этих людей оттуда эвакуировать.

XS
SM
MD
LG