Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Афганистан - "все решится до конца зимы на полях сражений"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Участвуют вернувшийся из Афганистана специальный корреспондент Радио Свобода Аркадий Дубнов и корреспондент РС в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Дмитрий Волчек:

Западные дипломаты продолжают добиваться в Кабуле доступа на судебный процесс сотрудников международной христианской благотворительной организации "Приют сейчас", который начался во вторник. Среди обвиняемых в прозелитизме - восемь иностранцев, в том числе двое американок, двое австралийцев и четверо немцев. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов:

Несмотря на обещания афганских властей, суд в Кабуле проходит за закрытыми дверями. На него не допущены ни журналисты, ни сотрудники консульств, ни международные наблюдатели. Неизвестно также, кто защищает интересы обвиняемых, хотя за несколько дней до начала процесса верховный судья Нур Мохаммед Сахиб заявлял в интервью афганскому информационному агентству, что иностранцы могут воспользоваться услугами любых адвокатов, в том числе немусульман.

После нескольких дней безуспешных попыток добиться встречи с сотрудниками афганского МИДа дипломатические представители США, Австралии и Германии явились в среду в здание Верховного Суда и заявили, что хотят встретиться с Нур Мохаммедом Сахибом. После получасового ожидания им было сказано, что судья Сахиб считает в настоящее время встречу неуместной и что если в такой встрече возникнет необходимость, он даст об этом знать дипломатам. Между тем, судебный процесс продвигается, по словам Сахиба, быстро. В интервью "Ассошиэйтед Пресс" он заявил, однако, что о приговоре говорить пока рано, добавив, что обвиняемые понесут наказание в соответствии с принципами шариата и исламским законодательством Афганистана.

Правящее в Афганистане фундаменталистское движение Талибан обвиняет сотрудников организации "Приют сейчас" в попытках обращения мусульман в христианство. Согласно прошлогоднему указу вождя талибов муллы Мохаммеда Омара, иностранцы наказываются за это преступление тюремным заключением или выдворением из страны, граждане Афганистана - смертной казнью. В числе подсудимых на процессе 16 афганцев.

Доступ к арестованным гражданам западных стран строго ограничен. Первыми свидания с ними смогли добиться сотрудники Международного комитета Красного Креста. На прошлой неделе австралийский дипломат Алистер Адамс встретился с двумя австралийцами. Наконец, в конце недели афганские власти разрешили свидание двум американкам с их родителями. Мать арестованной 29-летней Дейны Карри и отец 24-летней Хитер Мерсер стали первыми родственниками обвиняемых, которым удалось встретиться с подсудимыми.

По последним сведениям из Кабула, ареопаг исламских правоведов уже завершил допросы обвиняемых и в настоящее время совещается. Тем временем афганские власти закрыли представительства еще двух международных гуманитарных организаций в Кабуле, однако, на сей раз мера пресечения оказалась гораздо более мягкой - их сотрудникам приказали покинуть территорию Афганистана в течение трех суток.

Единственный судебный процесс над иностранцами в период правления Талибана имел место в марте 1997-го года. На скамье подсудимых оказалось два француза, обвинявшихся в аморальном поведении. Суд над ними продолжался менее часа. Судья приговорил их к 26-дневному заключению, которое они к тому времени уже отбыли, и немедленному изгнанию из Афганистана.

Дмитрий Волчек:

Из Афганистана вернулся мой коллега Аркадий Дубнов - он побывал в Панджшерском ущелье, в провинции Тахор, ставке Ахмад-Шаха Масуда, на боевых позициях антиталибской коалиции. Аркадий, ведутся ли сейчас боевые действия?

Аркадий Дубнов:

В данный момент боевые действия практически не ведутся, во всяком случае, активные. Существует два основных фронта - один под Кабулом, и второй - в провинции Тахор, где силы Северного Альянса противостоят силам движения Талибан. Я был на этих двух фронтах - под Кабулом, где-то километрах в 20 от Кабула линия фронта - там фактически уже месяц позиционная тишина, даже выстрелов не слышно уже, а второй фронт - в провинции Тахор, где-то километрах в 15 от административного центра этой провинции города Талукан. Там сейчас, видимо, готовится серьезное сражение, потому что именно попытку вернуть Талукан, захваченный талибами ровно год назад - 6 сентября прошлого года - Северный Альянс должен непременно сделать уже в этом году. Потому что, во-первых, это было очень тяжелое поражение, Талукан -транзитный пункт для снабжения из Таджикистана сил Масуда, и во-вторых - именно в Талукане есть возможность найти спасение многим десяткам тысяч беженцев из северных провинций, которые сейчас находятся в других местах, где нет абсолютно никаких условий для выживания, а зиму они в этих местах не переживут. Поэтому именно Талукан, можно будет ожидать, станет самым главным местом сражений в ближайшие месяцы, во всяком случае, до наступления холодов.

Дмитрий Волчек:

Аркадий, вы были в лагерях беженцев - какова гуманитарная ситуация?

Аркадий Дубнов:

Ужасающая ситуация гуманитарная, просто ужасающая, я не первый раз был в лагерях беженцев, был когда-то в лагерях беженцев таджикских после гражданской войны в Таджикистане, но такого, что я видел сейчас, пожалуй, трудно найти, во всяком случае - в моей памяти. Нет условий для жизни, потому что нет палаток - не хватает, точнее говоря, палаток, солнце печет, 40 градусов в тени, очень мало еды, очень мало воды, абсолютная антисанитария, не хватает лекарств. Все этом отягощается тем, что помощь, которую может предоставить правительство Раббани, ничтожна - вы сами знаете, в каком состоянии находится это правительство, контролирующее 10, условно говоря, процентов Афганистана. Пример такой: за год, что находятся в основном эти беженцы в лагерях, во всяком случае, в Ходжабагауддине, они получили 50 тысяч афгани на одного человека. Что такое 50 тысяч вам будет понятно, если один доллар там стоит 73 тысячи афгани - то есть, порядка 70 центов за полгода на семью. От международных гуманитарных организаций, конечно, помощь идет, она, в общем, наверное, существенная, но те люди которые говорили с нами в лагерях, рассказывали, что они получают буквально по семь серов - 49 килограммов зерна на семью - это было однажды за полгода. Они посылают своих детей просто в город, если это возможно, и те просят подаяние, милостыню, лепешки, какие-то мелкие купюры, и на это они живут. Как они живут в этих условиях - я не знаю. Если ситуация не изменится с точки зрения оказания гуманитарной помощи со стороны гуманитарных организаций и ООН - то катастрофы не избежать, тем более что рядом - в соседних провинциях, например, Саманган, Балх, свирепствует холера. И не ровен час, она перекинется ив эти лагеря. Так что Афганистан вот уже столько лет никак не может вылезти из этой ситуации, учитывая к тому же еще чудовищную засуху последних двух лет.

Дмитрий Волчек:

Аркадий, мы только что слышали материал о суде над сотрудниками гуманитарных организаций в Кабуле - многие считают, что с талибами, которые не соблюдают никаких международных законов, немыслимо вести переговоры - вы согласны с этой точкой зрения?

Аркадий Дубнов:

После того, что я слышал... Талибов в этот раз, в отличие от прошлого года, я не видел. Когда разговариваешь с ними, в том числе с высшими руководителями, кажется, что это разумный и вменяемый человек, но когда слышишь рассказы беженцев, которые со слезами, с бурей эмоций, с дрожью в голосе рассказывают, как талибы, точнее говоря - не талибы, а этот "исламский радикальный интернационал" расправлялся с их семьями, с их соседями, с их детьми - волосы дыбом встают. Фраза о том, что людей режут как баранов, кажется, уже давно воспринимается нами как какой-то литературный штамп. А физически это оказывается абсолютно реальная вещь. Талибы берут человека, приподнимая ему голову, всовывают два пальца в ноздрю - один приподнимает таким образом голову, а другой режет горло. Так казнили арабы, которые воюют за Талибан - традиционный способ казни, который практикуется именно у арабов. Пуштуны, например, воюющие у Талибана - они просто расстреливают... Поэтому вопрос, который вы задали - можно ли вести переговоры с талибами, сегодня, во всяком случае, кажется отчасти риторическим - ни одна, ни другая сторона сегодня категорически не готовы к переговорам, и эта возможность может появиться только тогда, когда одна из сторон пошатнет сегодняшний статус-кво. Невозможно, например, Северному Альянсу вести переговоры, потому что они с моральной точки зрения, во всяком случае, своих сторонников, которые потеряли очень много людей и потеряли много территорий и городов, не могут позволить себе вести переговоры с талибами, пока они не вернули хотя бы часть этих территорий. Также невозможно и талибам, потому что они сегодня, закусив удила, пытаются занять последнюю занятую полностью Северным Альянсом провинцию - это Бадахшан. И с политической точки зрения они будут пытаться достичь этой цели. Так что все решится до конца зимы на полях сражений. И только в результате того, как будут складываться бои в течение ближайших месяцев на фронтах между талибами и Северным Альянсом, можно будет говорить о возвращении к мирной стадии конфликта, возможности переговоров.

XS
SM
MD
LG