Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналисты в очереди на войну


Андрей Шарый беседует с находящимся в Душанбе и пытающимся попасть в Северный Афганистан специальным корреспондентом Радио Свобода Андреем Бабицким.

Андрей Шарый:

Андрей, как велики шансы на то, что вы скоро окажетесь в Афганистане?

Андрей Бабицкий:

Величину этих шансов никто измерить не в состоянии, к сожалению, поскольку уже три дня нет никаких рейсов, и каждый день афганское представительство говорит о том, что могут быть вертолеты. Сегодня назывались цифры, что будут выделены 4 машины и на их борт поднимутся до 60 журналистов. Надо сказать, что даже эта цифра никак не меняет достаточно напряженной ситуации в столице Таджикистана, поскольку здесь на сегодняшний день скопилось уже около 400 корреспондентов самых различных средств массовой информации, в основном - зарубежных. Люди продолжают приезжать, насколько я знаю, все билеты на рейсы вплоть до 5 октября скуплены журналистами, так что, по всей вероятности, эта цифра вырастет еще больше, и все эти журналисты с утра до вечера дежурят у афганского посольства, чтобы получить информацию о том, когда эти рейсы состоятся. По всей вероятности, они все-таки начнутся завтра-послезавтра, однако, кто попадет на борт вертолетов - сложно сказать. Дело в том, что здесь тон задают наиболее богатые американские средства массовой информации, которые в силу своих финансовых возможностей могут довольно значительно влиять на принятие решения. В данный момент идет борьба за место в очереди в списках, которые составляются в различных ведомствах. Я знаю, что, по крайней мере, 4 ведомства определяют сегодня, кто должен попасть в эти списки, остаться в окончательных списках - это Министерство госбезопасности Таджикистана. МИД Таджикистана, афганское представительство и, как ни странно, российские пограничники, которые, как известно, несут дежурство на границе между Таджикистаном и Афганистаном.

Андрей Шарый:

То, что вы говорите, Андрей, хорошо мне знакомо по собственному опыту работы в Югославии. Остается только заметить, что журналисты - представители единственной профессии, которая в буквальном смысле слова выстраивается в очередь на войну, да еще готова заплатить за это довольно значительные деньги. Андрей, есть ли информация о ситуации на границе Таджикистана и Афганистана? Есть сведения, что туда прибывают новые колонны беженцев...

Андрей Бабицкий:

Информация противоречива. Дело в том, что афганская сторона официально заявила, что на границе двух республик со стороны Афганистана сегодня находятся не менее 75 тысяч беженцев, и что в случае нанесения американцами ударов по Афганистану это количество может возрасти до 250 тысяч. Но российская и таджикская сторона эту информацию опровергли. Они заявили, что количество беженцев возросло незначительно. Дело в том, что в зоне Пянджа сохраняются поселения беженцев еще с прошлого года, когда талибами был занят афганский город Талукан, там около 3 тысяч человек и, по заявлениям российских пограничников, сейчас на островных зонах возле Пянджа появились еще 2-3 тысячи беженцев. Надо сказать, что российские пограничники утверждают, что смогут выдержать удар, если он будет нанесен талибами - в случае начала военной операции в Афганистане. Поэтому сегодня Владимир Рушайло, который вместе с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым посетил погранзаставы - так вот Владимир Рушайло заявил, что количество российских военнослужащих в Таджикистане не будет увеличено, но, по заявлению Эмомали Рахмонова, может быть объявлен призыв на военную службу среди таджиков, то есть, по всей вероятности, российские части будут укомплектованы каким-то количеством таджикских призывников.

Андрей Шарый:

Андрей, по вашему ощущению и вашим сведениям - в какой степени Таджикистан, так же, как и другие приграничные с Афганистаном республики Центральной Азии - Узбекистан и Туркменистан - свободен в выработке своей позиции в данном вопросе, и как сильно на них влияет точка зрения Москвы?

Андрей Бабицкий:

Вы знаете, я могу говорить в основном о своих ощущениях: мне кажется, что Таджикистан абсолютно несвободен в выработке каких-то решений, и сегодня здесь основные решения принимаются Россией, Таджикистан очень ориентирован на Россию уже много лет, мы знаем об этом. Поэтому все, что касается взаимоотношений с Америкой - вряд ли Таджикистан будет выступать в них самостоятельно. Я думаю, что сегодня Таджикистан становится стратегической зоной, поскольку это единственная республика, которая имеет воздушный мост с Северным Альянсом, а Северный Альянс уже несколько раз заявил о том, что готов поддержать усилия США по борьбе с талибами и в поисках Бин Ладена. Поэтому мне кажется, что те поездки, которые были объявлены плановыми - здесь побывали Анатолий Квашнин и Владимир Рушайло - на самом деле, они выдают специфический интерес России к этому региону. Мне кажется, что сегодня Таджикистан... Это очень хорошо видно на том примере, который я приводил - с журналистами, которые здесь находятся. Известно, что ни один журналист не попадет на борт вертолета, если не дадут "добро" российские пограничники. Мне кажется, что эту ситуацию можно распространить и на сферу внешних отношений Таджикистана с любой страной, будь-то Афганистан или Америка. Сегодня Россия и Таджикистан идут в единой связке. Россия уже несколько лет поддерживает Северный Альянс в его борьбе с талибами. Мне кажется, что Россия сегодня понимает, насколько ей важно сохранить контроль над процессом сближения США и Северного Альянса. В этом процессе только она сегодня может выступить посредником и диктовать свои условия.

XS
SM
MD
LG