Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит Путина в ФРГ - все слишком уж хорошо?

  • Евгений Бовкун

Евгений Бовкун, Бонн:

Показательное вступление России в антитеррористическую коалицию, окончательно санкционированное визитом Владимира Путина в ФРГ, вызвало в Германии повсеместное одобрение. Проблематичные вопросы - такие, как возврат советских долгов, терроризм в Чечне и возможное членство России в НАТО - вынесены пока за скобки нового диалога "Восток-Запад".

Итог экономического диалога Германии и России во время встреч президента Путина с местными промышленниками можно считать однозначно положительным. Деловые круги ФРГ удовлетворенно констатировали, что Россия соблюдает график выплаты долгов и сотрудничает с Западом в области экономики в режиме "максимальной прозрачности". 64 процента прямых иностранных инвестиций в России приходится на страны Европейского Союза, напомнил Путин участникам встречи в бывшей резиденции клана Круппов, на эссенской вилле "Хюгель". По словам председателя правления компании "Даймлер-Крайслер" Мангольда, Запад устраивает развитие экономики и реформ в России. Для ФРГ единственной крупной проблемой остается судьба советского долга в переводных рублях.

Политические итоги визита вызывают более противоречивые оценки. Министр иностранных дел Фишер подчеркнул, что выработка общей платформы в отношении международного терроризма не должна осуществляться за счет ущемления прав человека. При этом Фишер конкретно назвал Чечню. Еще более острые дискуссии вызвало неформальное предложение Путина о вступлении России в НАТО. Одни политики бурно это приветствовали, другие высказали опасение: как и остальные члены альянса Россия получила бы в данном случае право вето, в результате чего блок оказался бы недееспособным. Выступая в Бундестаге, московский гость задел чувствительный нерв национального сознания немцев, сказав, что Германия напрасно наложила на себя обет излишней скромности, что ей пристала более заметная роль в международных делах и что нельзя вечно держать на своих плечах историческую вину. Депутаты решили, что это должно относиться к обеим странам с тоталитарным прошлым, и большинство из них с этим согласились. Общность исторических судеб, о которой немцам напомнил Путин, мотивировала лидеров ФРГ на более объективное отношение к политике России, в том числе в Чечне. Шредер доказал, что намек понял и призвал Запад дифференцированно относиться к чеченскому конфликту, после чего Путин сообщил журналистам, что об этом он канцлера не просил и тот, очевидно, самостоятельно сделал такой вывод.

Берлинские политики не хотят упускать шанс развития отношений с Россией на более приемлемых для Запада условиях. Устоять на общей платформе против террора, держась при этом за руки, Германия и Россия смогут только в том случае, если будут придерживаться общих взглядов на ключевые проблемы современности. Чрезвычайно важно определить и общие демократические цели: антитеррористический альянс не должен напоминать политически разнородную и противоречивую антигитлеровскую коалицию. Исходя из таких соображений, политическая элита ФРГ шумно аплодировала Путину, не дожидаясь, пока его намерения превратятся в конкретные дела. Нота диссонанса в общем хоре глубокой удовлетворенности итогами визита звучит примерно так: "Все это слишком хорошо, чтобы оказалось чистой правдой".

XS
SM
MD
LG