Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шансы короля Захир-Шаха на возвращение в Афганистан


Андрей Бабицкий, Джабуль-ус-Сирадж:

В телефонном разговоре с президентом Ирана Хатами лидер Северного Альянса Бурхунуддин Раббани заявил, что он не против возвращения в Афганистан короля Захир-Шаха, в том случае, если это поможет решить стоящие перед страной проблемы. Захир Шах - афганский монарх, правивший в течение 38 лет, был свергнут с престола в 1973-м году своим дядей Мухаммадом Даудом, левые взгляды которого обеспечили ему поддержку СССР. Сегодня бывший афганский король живет в Италии. Ему 86 лет. Однако, несмотря на свой преклонный возраст, он может оказаться одной из ключевых фигур будущего политического устройства Афганистана, которое уже сейчас активно формируют различные силы внутри страны, но главным образом - за ее пределами. Собственно, сам престарелый монарх никогда не оставлял планов вернуться на родину. И в последние годы - после того, как талибы в 1996-м году взяли Кабул - он видел свою роль в объединении разорванной по этническим и религиозным мотивам страны. Талибы наотрез отказались вступать в какие-либо переговоры с делегацией Захир-Шаха, но его представители несколько раз встречались с делегацией Северного Альянса. Ахмад-Шах Масуд был категорическим противником восстановления монархии в Афганистане, поскольку именно в годы Захир-Шаха он примкнул к активной исламской оппозиции, протестовавшей против попыток короля перенести на афганскую почву институты западной демократии - парламент, конституцию, политические партии. Монарх был убежденным сторонником европейской модели государственного устройства.

В ноябре прошлого года представитель Захир Шаха встречался с большинством лидеров Северного Альянса - Раббани, Сайефом, Хекматиаром, Дустумом. Переговоры с Масудом, чей голос был определяющим, прошли в Душанбе. Тогда "Панджшерский лев" дал согласие на возвращение Захир Шаха в недружный строй политических и военных лидеров обескровленного новой войной Афганистана. Конечно, ни о каком возвращении былой власти свергнутому королю речи идти не могло. Ему уготована была роль посредника между талибами и Северным Альянсом. Миссия Захир-Шаха так и осталась в проекте, поскольку талибы, как я уже говорил, не подпустили к себе его делегацию даже на расстояние выстрела. Сегодня афганский монарх вновь на политической сцене. Ему по понятным причинам симпатизируют европейские политики, он пользуется большим авторитетом среди многомиллионной афганской диаспоры за пределами страны. В самом Афганистане его имя у значительной части населения ассоциируется с мирным и относительно благополучным прошлым, спокойной жизнью, предшествовавшей долгим годам двух войн. Но есть и противники. Самая серьезная проблема в том, что для таджиков власть короля-пуштуна в том или ином виде сопряжена с опасностью политического преобладания пуштунов, которые главенствовали в Афганистане на протяжении двух с половиной веков. Захир Шаха с трудом воспринимают и приверженцы строгого ислама - такие как один из весьма влиятельных командиров антиталибской коалиции Абдул-Расуд Сайеф. Тем не менее, сейчас, когда участие Запада в делах Афганистана неизбежно - с этим смирилась вся верхушка Северного Альянса, шансы Захир-Шаха как никогда высоки. Большинство участников совсем новой игры, правила которой пока только вырабатываются, видят итальянского изгнанника в роли главы переходного правительства, которое будет править страной до выборов. После них королю может быть уготована почетная, но пока еще не существующая должность главы афганского парламента, тоже не существующего... Но все это в будущем.

XS
SM
MD
LG