Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологические последствия ядерных испытаний и мирных ядерных взрывов


Редактор программы Радио Свобода "Запретная зона" Марина Катыс беседует с консультантом экологической организации "Гринпис" по вопросам разоружения Максимом Шингаркиным.

Марина Катыс:

Семипалатинский полигон - спустя 10 лет после закрытия он представляет собой опасность для населения, проживающего в непосредственной близости?

Максим Шингаркин:

Да, безусловно, для населения, которое проживает в непосредственной близости от полигона существует реальная опасность получения избыточных доз радиации вследствие непосредственно перемещения радионуклидов находящихся на поверхности земли - такие участки есть на Семипалатинском полигоне, в результате аварийных и экспериментальных работ, связанных со сбросом радиоактивных веществ, и, кроме того, в тех случаях, где позволяют гидрологические условия, переносятся радиоактивные вещества водой. Кроме того, хозяйственная деятельность на большой территории Семипалатинского полигона, связанная с тем, что местные жители зачастую общаются с техногенными объектами, которые находятся на его территории, не зная некоторых основных правил поведения на таком опасном объекте, как бывший ядерный полигон, приводит тоже к очень нехорошим последствиям. То есть, люди получают радиацию, потому что тащат домой неизвестно чего.

Марина Катыс:

В России сейчас существуют ядерные полигоны?

Максим Шингаркин:

Официально в России сейчас существует один единственный ядерный полигон - это полигон Новая Земля.

Марина Катыс:

Вы сказали про официальные полигоны, а ведь мы знаем, что проводились взрывы подземные и даже в средней полосе России...

Максим Шингаркин:

Дело в том, что по всей территории Российской Федерации, эти данные существуют в открытой печати, проводилось громадное число ядерных взрывов. В частности, даже и над Тоцким полигоном осуществлялся ядерный взрыв. Но дело в том, что основной задачей всех этих ядерных взрывов не являлось исследование характеристик образцов ядерного вооружения. Даже вот войсковые учения на Тоцком полигоне - там исследовалась способность войск к преодолению радиационного загрязнения и последствий ядерного взрыва, воздействия его на боевую технику, на личный состав, но не свойства ядерного оружия. А мирные ядерные взрывы, которые проводились по всей стране - основной целью этих взрывов было решение тех или иных народнохозяйственных задач. Однако, при проведении любого ядерного взрыва проводятся дополнительные измерения, результаты которых используются при дальнейшем совершенствовании ядерного оружия - это безусловно.

Марина Катыс:

И каковы последствия? Ведь этих точек, где проводились такие взрывы, достаточное количество.

Максим Шингаркин:

При ядерном взрыве происходит достаточно полное энерговыделение, и практически все исходные радиационные, собственно ядерные компоненты изделия, которое подрывается - в этом и заключается как бы именно эффективность взрыва, то есть, добиться полного деления. При этом, безусловно, во всех случаях выбрасываются в атмосферу вырабатываемые в результате взрыва и последующего распада благородные радиоактивные газы. В результате коллективная доза населения Земли заметно приросла искусственными радиоизотопами. Но была серия, в общем, аварийных взрывов в мирных целях. В этих случаях произошло неполное энерговыделение, и часть материалов, которые должны были поддаться делению - эти вот активные материалы находятся во взрывных полостях, разбросаны на значительных участках, на поверхности над местом, где происходил взрыв. В ряде случаев были спланированы взрывы с выбросом грунта наружу именно для создания дамб, и в этих случаях также повышенная радиоактивность присутствует на поверхности. В некоторых случаях взрывы применялись для тушения горящих скважин нефтяных, в некоторых случаях, наоборот, для проведения геолого-разведочных работ - перенос радионуклидов неразделившихся в нефтяные пласты. Искусственные радионуклиды были потом обнаружены в добываемой нефти, в местах такой нефтедобычи обслуживающий персонал, нефтяники, сами того не подозревая, получили довольно сильные дозы.

Марина Катыс:

Вы сказали, при тушении нефтяных скважин - вы хотите сказать, что это делалось при помощи направленного ядерного взрыва малой мощности?

Максим Шингаркин:

Насчет направленности - это достаточно сложно говорить, и насчет малой мощности - тоже можно обсуждать, что является малой мощностью, а что большой. В принципе, это достаточно нормальные взрывы были.

Марина Катыс:

Почему это делалось с помощью ядерных взрывов, а не обычных?

Максим Шингаркин:

Ну, потому что нельзя сконцентрировать было на одном таком направлении одномоментное усилие для реализации вот той задачи. Кроме того, были созданы в некоторых случаях полости для нагнетания туда газового конденсата, в некоторых случаях, кстати, и нефтяные. В случае, допустим, с Проханским ядерным взрывом эти полости были созданы практически в солевой среде, она подвергается пластической деформации, и полости практически зарастают солью, выталкивая внутреннее содержимое, в том числе и радиоактивные изотопы, которые были внутри полостей, наружу. В принципе это тоже вялотекущая, радиационная, ядерная катастрофа.

Марина Катыс:

Вот такое использование ядерных взрывов в мирных целях, мягко говоря - это только России свойственно, или на Западе тоже нефтяные скважины тушат с помощью ядерных взрывов?

Максим Шингаркин:

В Америке не произошло такого случая по той простой причине, что к моменту развития этой отрасли ядерной промышленности, то есть мирных ядерных взрывов, Америка фактически свернула нефтедобычу на своей территории. В данном случае Минатом СССР не просто впереди планеты всей - он приложил максимум усилий, чтобы обеспечить население Советского Союза максимальными негативными последствиями от своей деятельности.

XS
SM
MD
LG