Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Влияние на итоги саммита "7+1" в Генуе протестов "антиглобалистов" и массовых беспорядков


Об итогах саммита в Генуе ведущий итогового информационного часа Дмитрий Волчек беседует со специальным корреспондентом Радио Свобода в Генуе Ириной Лагуниной.

Дмитрий Волчек:

В ходе прошедших в воскресенье в Генуе переговоров президенты США и России Джордж Буш и Владимир Путин договорились продолжить обсуждение американских планов по созданию новой системы ПРО одновременно с проблемой сокращения стратегических наступательных вооружений. Джордж Буш выразил надежду на достижение договоренности как по проблеме ПРО, так и по вопросу о значительном сокращении американского и российского ядерного арсеналов. Касаясь вопроса об ответе России на возможный выход США из договора по ПРО 1972-го года, Владимир Путин заявил, что достигнутые в Генуе договоренности способны обеспечить ситуацию, при которой такой ответ может и не понадобиться. Подробнее об итогах переговоров президентов России и США, и итогах Генуэзского саммита я попросил рассказать специального корреспондента Радио Свобода в Генуе Ирину Лагунину:

Ирина Лагунина:

Несомненно, в определенной степени это, конечно, был прорыв во взаимоотношениях между Россией и США. Я напомню, что Джордж Буш и Владимир Путин договорились о том, что отныне процесс сокращения наступательных видов вооружений пойдет совместно, в увязке с оборонительными видами. То есть, переводя на конкретный язык, это означает, что процесс сокращения количества ядерных боеголовок будет совмещен с тем, как США будут впредь развивать свою систему ПРО. Напомню, что до этого США хотели в одностороннем порядке построить систему и в одностороннем порядке пойти на сокращение определенного числа ядерных боеголовок в соответствии с договором СНВ-2. Сейчас уровень количества боеголовок - 3,5-3 тысячи, ранее Билл Клинтон и Борис Ельцин договорились, что в рамках Договора СНВ-3 - переговоры уже ведутся, это количество может быть сокращено до 2,5-2 тысяч. Но Россия хотела сократить количество боеголовок до полутора тысяч, с чем не соглашались США - они считали, что это слишком низкий лимит. Вот теперь, вероятно, Россия будет все-таки требовать полутора тысяч ядерных боеголовок взамен на свое согласие с тем, что США будут строить систему ПРО. Напомню еще, что до этого Россия противилась новой системе ПРО, поскольку заявляла, что эта система разрушит Договор по ПРО 1972-го года, который существенно ограничивал возможности обеих стран обороняться от ракетного удара. Но теперь, на пресс-конференции в воскресенье в Генуе, Джордж Буш сказал, что, вероятно, новая договоренность, достигнутая в Генуе, и те документы, которые выльются из этой договоренности, смогут отбросить в принципе договор 1972-го года или заменить его этим новым договором, который будет достигнут. Пока детали никакие не даются. Владимир Путин объяснил, что эта договоренность пришла довольно спонтанно, довольно неожиданно, никаких данных нет, никаких цифр нет о том, как будет происходить сокращение, и как будут строиться дальше стратегические отношения между Россией и США. Для того, чтобы выработать какие-то более конкретные механизмы этой договоренности во вторник в Москву отправляется советник по национальной безопасности президента Буша Кондолизза Райс.

Дмитрий Волчек:

Как бы вы определили общий, главный итог Генуэзского саммита?

Ирина Лагунина:

Я нахожусь сейчас на том месте, где был наш пресс-центр. Это порт - залив Генуи, сейчас здесь масса народу, масса детей, совершенно ясно, что это место генуэзцы очень любят, потому что ходят толпы, несмотря даже на то, что понедельник. Почему я об этом говорю: потому что еще позавчера здесь не было ни одного человека кроме нас - журналистов. Мы были внутри так называемой "красной зоны", это бетонные надолбы с четырехметровой сеткой, которые окружали весь центр города и порт. Генуэзцы на самом деле хотели, чтобы саммит проходил в их городе, экономика города за последние десятилетия довольно сильно сократилась, здесь растет безработица, в основном, среди рабочего класса. Итог этого саммита состоит в том, что теперь вряд ли какой-нибудь городской совет или муниципалитет захочет, чтобы подобного рода саммиты проходили у них в городе, потому что то, что выдержала Генуя, совершенно по-другому высвечивает встречи на высшем уровне глав государств. Генуя потеряла от этого саммита. Слишком много уничтожено, слишком много магазинов разгромлено, слишком много витрин побито, слишком много машин сожжено, и слишком яростными были эти протесты. Я напомню, что здесь, - в Генуе, несмотря на то, что протесты ведутся с 1999-го года, с переговоров по торговле в Сиэтле, здесь в Генуе произошла первая смерть. Был убит итальянец - 23-х летний молодой человек - его зовут Карло Джульяни, полиция дала его полную биографию. Он - бомж, родился в Риме, но в последнее время жил в Генуе в брошенном доме, и, в общем, он, конечно, нападал на полицейского, он хотел бросить газовый баллон в машину, полицейский в целях самообороны выстрелил. У этого человека есть криминальное прошлое, он был замечен в воровстве... Но несмотря на все то, что этот человек, в общем - не образец порядочного гражданина и жителя города, конечно, эта смерть повернула настроения и вынудила в определенном смысле лидеров "Большой Восьмерки" приспособить повестку дня к тому, что происходит на улицах. Сейчас ведутся разговоры о том, нужны ли вообще такого рода саммиты, нужны ли они в том формате, как они проходят сейчас. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр сказал, что такие саммиты необходимы потому, что это было бы не просто ошибкой, это было бы опасно, если бы лидеры крупнейших демократий мира не могли собираться и не могли обсуждать насущные проблемы человечества даже в том широком аспекте, как они обсуждались здесь. Но уже вчера Жан Кретьен - премьер-министр Канады, который будет в следующем году принимать саммит "Большой Восьмерки", предложил, чтобы этот саммит проходил в удаленном от городов и людей месте. В результате он будет проходить в провинции Альберта среди высоких гор, где не будет доступа для демонстрантов, не будут страдать от их наплыва частные собственники - владельцы ресторанов, и городские службы.

Дмитрий Волчек:

Антиглобалистское движение - явление достаточно новое, возникшее стихийно, и его размах ставит в тупик многих политологов. Сейчас, после беспорядков в Генуе - что можно сказать о целях и практике глобалистов? Что это, сборище хулиганов? Или новая политическая сила, с которой нельзя не считаться?

Ирина Лагунина:

В определенной степени это сборище. То, что я видела здесь - это, в основном, молодые люди, 20-25 лет, люди, которые явно употребляют наркотики... Но, тем не менее, какая-то повестка дня у них есть, их политические взгляды действительно сводятся к тому, что они пытаются защитить население Африки, хотят, чтобы в мире действительно велась борьба с голодом - собственно, поэтому это и обсуждалось на саммите. С другой стороны, руководители этих людей очень часто заявляют благие намерения, но, на самом деле, все это выливается в подобного рода беспорядки. Почему? Я была в штаб-квартире так называемого "Гражданского форума Генуи", где много говорилось о том, что "Гражданский форум" всячески хочет сделать эти демонстрации исключительно мирными, что он хочет проповедовать благие цели, что он хочет объединить даже тех людей, которые сюда пришли от профсоюзов - я например видела делегацию греческого профсоюза, которая шла по улицам Генуи с плакатом, что "безработица - это худшая форма расизма". Но, на самом деле, несмотря на то, что "Генуэзский гражданский форум" заявлял все эти благие намерения, после массовых демонстраций в субботу - в ночь с субботы на воскресенье, полиция провела рейд на штаб-квартиру "Гражданского форума", и обнаружила там ножи, взрывчатые материалы, коктейль Молотов, арестовала более 40 человек. То, что каким-то образом эти манифестации организованы - совершенно ясно, потому что один поход по городу в воскресенье показал, что все подготовлено. Расставлены огромные палатки, привезены мобильные кухни, готовится горячая еда, этим людям подаются чартерные поезда и автобусы. Я думаю, может быть, еще одним из итогов саммита станет то, что спецслужбы многих европейских стран и стран "Большой Восьмерки" отныне будут более пристально следить за тем, как готовятся подобного рода манифестации. Один пример: в Вашингтоне, когда проходила встреча Всемирного банка и МВФ, ничего подобного генуэзским столкновениям и беспорядкам не было. Почему? Я думаю, объяснение довольно простое: полиция и ФБР накануне той встречи провели рейды и изъяли по вашингтонским квартирам, точкам этого движения все оружие, все взрывчатые вещества, все коктейли Молотова, арестовали всех основных организаторов этих беспорядков. То есть, определенная организация этого движения есть. Другое дело, что это движение действительно выражает определенные политические взгляды нынешней, в основном -европейской, молодежи, с которыми лидеры "Восьмерки" не могут не считаться.

Дмитрий Волчек:

Ирина, возвращаясь собственно к саммиту - удалось ли его участникам решить вопросы, которые были на повестке дня, в частности, вопросы помощи развивающимся странам, борьбы с нищетой и эпидемиями?

Ирина Лагунина:

Опять-таки вернусь к тому, что демонстрации оказали довольно сильное влияние на этот саммит, поскольку помимо общих, глобальных проблем, гуманитарных проблем и проблем бедности, на повестке дня стояли и довольно крупные международные проблемы, проблемы безопасности. Не обсуждалась в ходе саммита система ПРО - этот вопрос обсуждался между Владимиром Путиным и Джорджем Бушем после саммита, вне рамок этой встречи "Большой Восьмерки". Довольно мало внимания было уделено таким проблемам, как Ближний Восток, ситуация в Македонии, как отношения между Северной и Южной Кореями, хотя по всем этим трем вопросам были приняты резолюции. Но к чему они свелись - к тому, что на Ближний Восток решено послать наблюдателей; в случае с Македонией решено поддержать нынешние усилия ЕС; решено поддержать переговорный процесс между Северной и Южной Кореей, для того, чтобы наладить дипломатические отношениями между ними. Основное внимание было уделено именно тем проблемам, которые собственно и затрагивали демонстранты - проблеме бедности развивающихся стран, проблеме болезней, проблеме эпидемий, проблеме их участия в международной торговле. В результате саммита было достигнуто довольно много новых договоренностей. Собственно, как отметил премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, саммит действительно впервые повернулся к проблемам Африки. Самое крупное решение, которое принято в ходе этой генуэзской встречи - это, конечно же, создание специального международного фонда по борьбе со СПИДом, малярией и туберкулезом, и уже в рамках этого саммита всеми восемью странами в фонд было выделено миллиард триста миллионов долларов. Кстати в этом фонде принимает участие теперь и Россия, которая выразила намерение выделить в него 20 миллионов долларов, хотя проблема СПИДа России не очень касается; с другой стороны, Украина и Россия считаются, по крайней мере, в Европе, странами, где эпидемия СПИДа развивается самыми быстрыми темпами. Второе крупное решение - это программа по борьбе с бедностью с африканских странах, которая включает в себя такой момент, как списание долга - в размере 53 миллиардов долларов для 23 стран. Общий объем долга - 74 миллиарда долларов. То есть, это довольно крупные решения, но это - решения, которые были во многом инспирированы, в том числе и этими массовыми протестами, и тем посылом, который несли эти протесты.

XS
SM
MD
LG