Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Причины поражения британских консерваторов на парламентских выборах


Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль:

Лидер британских лейбористов Тони Блэр возглавит правительство во второй раз подряд. После убедительной победы лейбористов на выборах, прошедших в четверг, королева Великобритании Елизавета Вторая поручила Блэру вновь сформировать кабинет. Корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына попросила прокомментировать результаты выборов новоизбранного члена палаты общин британского парламента от консервативной партии Джулиана Луиса и политического аналитика, дипломатического редактора газеты "Таймс" Майкла Биньона.

Наталья Голицына:

Господин Луис, как вы объясняете причину поражения тори на прошедших выборах?

Джулиан Луис:

Консервативная партия так и не вернула себе той огромной популярности, которой она обладала в сентябре 1992-го года. Тогда эта популярность была мгновенно утрачена в результате финансового кризиса, вызванного крахом европейского механизма валютного обмена. Это событие серьезно подкосило репутацию консервативной партии, поставило под сомнение ее компетентность в экономических вопросах. И ничто за прошедшие после этого годы так и не восстановило эту репутацию. Если бы за минувшие четыре года своего правления лейбористское правительство совершило столь же серьезную ошибку, которая вызвала бы подобный негативный резонанс и нанесла бы такой же урон экономике, то избиратели, наверняка, дали бы нам возможность еще раз сформировать правительство. Политика Тони Блэра вызвала серьезное разочарование избирателей - он не выполнил многих своих обещаний. Тем не менее, ему удалось избежать такого фиаско, которое потерпело консервативное правительство Джона Мейджора. Именно поэтому у тори не было возможности заручиться поддержкой избирателей. И еще одна причина нашего поражения. За время предвыборной кампании средства массовой информации не прекращали непрерывные атаки на Уильяма Хейга. Причем нападки эти были вовсе не связаны с его компетентностью, а имели отношение к его внешности, его акценту, даже его лысине. Лично я отдаю ему должное и восхищаюсь его хладнокровием перед лицом такой бесчестной, затрагивающей его личность критики.

Наталья Голицына:

Комментаторы отмечают, что, сделав приоритетной частью своей предвыборной программы спасение фунта стерлингов и отказ от евро, консерваторы тем самым сами себе вырыли могилу...

Джулиан Луис:

Кое-кто, анализируя результаты выборов, делает вывод, что консерваторы превратили отказ от присоединения к системе единой европейской валюты и спасение фунта в свою навязчивую идею. Но я не думаю, что это стало причиной поражения тори. Нынешние скверные для нас результаты выборов ничем не отличаются от результатов четырехлетней давности. А в то время консерваторам и в голову не приходило обсуждать вопрос о присоединении к евро. Думаю, что причиной, по которой эта стратегия оказалась несостоятельной, было убеждение избирателей в том, что если Тони Блэр захочет уничтожить фунт стерлингов, то это будет решаться на референдуме, и вот тогда-то они и проголосуют против. Сейчас же они могут спокойно голосовать за лейбористов и либерал-демократов. И это при том, что, как известно, большинство избирателей против присоединения Великобритании к системе евро. Я категорически против того, чтобы объяснять происшедшее тем, что мы проводим политику сохранения фунта. Как раз именно это было одним из самых популярных пунктов нашей программы!

Наталья Голицына:

Затем я обратилась к политическому аналитику, дипломатическому редактору газеты "Таймс" Майклу Биньону и спросила его, насколько, на его взгляд, нынешние парламентские выборы отличаются от выборов 1997-го года?

Майкл Биньон:

Особой разницы здесь нет. Разве что результаты в нескольких избирательных округах были другими. Лейбористы перехватили у тори насколько мест, но, в свою очередь, несколько мест потеряли. Националистические партии в Шотландии и Уэльсе потеряли несколько мест. Результаты этих выборов для консерваторов оказались даже хуже, чем на предыдущих. Тем не менее, они вовсе не потеряли так уж много мест. Конечно, они надеялись на лучшее. Очень показательная особенность прошедших выборов - крайне низкая активность избирателей, превратившая их в едва ли не самые непопулярные за все годы после введения всеобщего избирательного права. На избирательные участки пришло менее 60 процентов тех, кто мог голосовать.

Наталья Голицына:

В чем, на ваш взгляд, причина этой удивившей многих пассивности избирателей?

Майкл Биньон:

Я вижу здесь две причины. Во-первых, еще до выборов всем было ясно, что победят лейбористы. Именно поэтому очень многие объяснили свое нежелание голосовать тем, что их голос ничего не изменит. И вторая причина - отсутствие особого энтузиазма по поводу достижений правительства. Многим вовсе не нравятся лейбористы, но они считают их меньшим злом, чем тори. Многим вообще не нравятся обе партии, и это заставило их остаться дома. Кроме того, программы лейбористов и консерваторов мало чем отличаются, у избирателей не было выбора между кардинально различными политическими философиями. Основными вопросами в предвыборных кампаниях обеих партий были деньги и то, как их тратить, социальная сфера и сколько следует в нее инвестировать.

Наталья Голицына:

Каким вам видится будущее консервативной партии после столь сокрушительного поражения?

Майкл Биньон:

Думаю, что сейчас консерваторам следует хорошенько задуматься над тем, какой партией они хотят быть. Тори находятся в состоянии гражданской войны. В самой партии произошел раскол и не прекращаются споры со времени ухода с поста лидера Маргарет Тэтчер. Главный вопрос этих споров - должна ли партия оставаться правой и сделать своими приоритетами национальный суверенитет, проблемы иммиграции, чрезвычайно деликатные и чреватые опасностью вопросы межрасовых отношений, или же - стать центристской партией и даже охватить часть левоцентристского политического спектра. Многие консерваторы настроены проевропейски и в социальном смысле не столь ограничены. Именно это и является важным вопросом, который они должны решить: какой они хотят видеть свою партию.

XS
SM
MD
LG