Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвинения в создании "эскадрона смерти" в адрес властей Белоруссии на фоне предвыборной кампании в стране


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Минске Виталий Цыганков и сотрудник Белорусской редакции Радио Свобода Сергей Наумчик.

Петр Вайль:

В среду в Москве президент Владимир Путин принял белорусского президента Александра Лукашенко, который сейчас является одновременно и кандидатом на высший государственный пост в своей стране. (Центральная избирательная комиссия Белоруссии объявила, что на президентские выборы зарегистрированы 22 претендента). Скажется ли на избирательной кампании опубликованное в независимой прессе письмо двух следователей прокуратуры - они заявляют, что в стране создан "эскадрон смерти", занимающийся устранением неугодных власти людей. Рассказывает наш корреспондент в Минске Виталий Цыганков:

Виталий Цыганков:

7 июля исполняется год с момента исчезновения оператора ОРТ Дмитрия Завадского. Это не единственное исчезновение известных людей в Белоруссии. За последние два года исчезли оппозиционные лидеры: заместитель председателя Верховного Совета Виктор Гончар и бывший министр внутренних дел Юрий Захаренко. Исчезновения Гончара и Захаренко смело можно называть бесследными. Дело Завадского в этом смысле исключение. Прокуратура уже закончила его официальное расследование, однако, официальные выводы следствия не убеждают в Белоруссии никого. 11 июня независимые масс-медиа получили текст, подписанный двумя теперь уже бывшими следователями белорусской прокуратуры. Через несколько дней вслед за текстом СМИ получили и видеокадры с записанными интервью двух следователей. Один из них - Дмитрий Петрушкевич - работник следственной группы прокуратуры, которая занималась делом Дмитрия Завадского. Дмитрий Петрушкевич а также бывший сотрудник прокуратуры Олег Случек заявили, что в Белоруссии по приказу властей создана специальная группа, занимающаяся устранением неугодных власти людей. Именно в этот эскадрон смерти входят обвиняемые по делу Завадского Игнатович и Малик. Всего же, по утверждениям авторов письма, эта группа осуществила более 30 убийств; она была создана в 1996-м году по приказу Виктора Шеймана, тогда - секретаря Совета Безопасности, а ныне генерального прокурора. Группа начала с устранения криминальных "авторитетов", но затем стала получать и политические заказы. По утверждениям авторов письма, почерк именно этой группы прослеживается в исчезновении известных белорусских оппозиционных политиков Гончара и Захаренко. Однако, с оператором ОРТ Завадским у группы вышел прокол. Следователи доказали причастность бывшего "алмазовца" Игнатовича к похищению Завадского - именно после этого Лукашенко снял генерального прокурора и на его место назначил Виктора Шеймана. После этого следствие по делу Завадского превратилось в фарс - утверждают Петрушкевич и Случек.

Сами авторы письма, которое было отправлено электронной почтой во все независимые издания, по некоторым данным, уже попросили политического убежища в США. По делам пропавших уже было несколько утечек информации, однако, это первый раз, когда авторы открыто назвали свои фамилии. Большинство фактов уже было известно журналистам и политикам, но никто ранее не был готов озвучить их публично.

За неделю, прошедшую после публикации письма, белорусские власти, похоже, даже особо и не стремились опровергать приведенные факты. Очевидно, однако, что кроме личного мужества авторам письма была нужна определенная поддержка для своего шага. В Белоруссии сегодня гадают: кому выгодна утечка информации по делам об исчезнувших политиках? Связывать все эти утечки с белорусской оппозицией не приходится, поскольку оппозиция сегодня вне системы и, по всей видимости, не имеет серьезных источников информации во власти. У оппозиции нет фракции в парламенте, нет собственных независимых телеканалов, иными словами, она не может самостоятельно привлечь внимание людей к исчезновениям. Социологические исследования показывают, что об исчезнувших политиках слышала только половина населения Белоруссии. Однако, ситуация может резко измениться, если об исчезновениях начнут рассказывать российские телеканалы. Таким образом, в руках Москвы оказывается очевидный и сильный рычаг влияния на белорусское руководство. В Белоруссии уверены, что российские спецслужбы имеют определенные документы и свидетельства по делам о пропавших. Обнародование этих фактов может в любой момент вызвать политический кризис во время президентской кампании, которая началась в Белоруссии. От того, как Москва пожелает распорядиться этим рычагом давления, наверное, зависит многое в ответе на вопрос - кто же будет следующим президентом Белоруссии?

Петр Вайль:

Сообщение нашего минского корреспондента я попросил прокомментировать своего коллегу - сотрудника Белорусской редакции Радио Свобода Сергея Наумчика. Сергей, Виталий Цыганков приводит такие аргументы в пользу того, что дело о пропавших политических и иных оппозиционных деятелях в Белоруссии не сделалось шумным международным скандалом подобно тому, что случилось на Украине в связи с исчезновением журналиста Георгия Гонгадзе. Вы согласны с этим, или вы видите какие-то еще причины? Почему все проходит сравнительно тихо?

Сергей Наумчик:

Парадоксально, что как раз за пределами Белоруссии это дело имеет гораздо больший резонанс - я имею в виду вот это заявление двух следователей, чем в самой Белоруссии. Я приведу пример: во вторник поздно вечером здесь в Праге мы получили реакцию - заявление Госдепартамента США. В Белоруссии - молчание. Конечно, где-то это можно объяснить тем, что такая информация была известна той части населения, которая, скажем, не поддерживает Лукашенко. Но, как сказал Виталий Цыганков, половина населения просто не знала. Дело в том, что общий суммарный тираж независимых оппозиционных газет - 150 тысяч экземпляров. Тираж самой крупной президентской газеты - "Советской Белоруссии" - 350 тысяч экземпляров - в три раза больше. Прибавьте сюда телевидение, которое полностью монополизировано Лукашенко. Здесь, конечно, есть момент, во-первых, информационного фактора, и он показывает лишний раз зависимость даже той неструктурированной оппозиции, которая есть в Белоруссии, от Москвы. Не случайно в пятерке оппозиционных кандидатов -я вывожу отсюда, допустим, Зенона Позняка - лидера "Народного Фронта", но в той пятерке, которая выдвинута широкой коалицией, идет борьба за поддержку Москвы - кто больше привезет каких-то очков из Москвы. И. безусловно, главным фактором здесь будет Москва и, прежде всего - российские каналы. Кстати говоря, по российским каналам уже прошла эта информация, показывали видеозапись с этими следователями, но вот, мы видим? Прошла неделя, но никакого оживления на минских улицах не было. Я сказал бы даже, что какие-то гораздо менее значительные эпизоды политические выводили людей на улицы, здесь же - просто молчание.

Петр Вайль:

Да, действительно вы предвосхитили мой вопрос - я знаю, что эта тема была на российских каналах и, тем не менее, она тоже не прозвучала. А, скажите, может ли это при определенном раскладе информационном сыграть свою роль на предстоящих президентских выборах? Сейчас мы знаем 22 кандидата, но понятно, что серьезный кандидат один - нынешний президент Белоруссии Александр Лукашенко. Может ли этот скандал пошатнуть его позиции по настоящему, как это произошло с позициями Леонида Кучмы на Украине?

Сергей Наумчик:

Вы знаете, я пессимист в этом смысле, я не думаю, что этот скандал... По-настоящему - вы имеете в виде отставку или неизбрание его?

Петр Вайль:

Или, по крайней мере, такой вот серьезный кризис власти, как украинский?

Сергей Наумчик:

Может в одном случае - если действительно будет резкая позиция Москвы, и если будет от независимых от Лукашенко, неподконтрольных ему российских, прежде всего, масс-медиа выдана совершенно неопровержимая и точная информация. То, что пока мы видели от этих следователей - ну, вы знаете, это несколько документов. Это материалы расследования, которые некоторые, скажем, ставят под сомнение. Хотя я, скажем, лично их под сомнение не ставлю. И может быть такой действительно момент, когда тихое белорусское общество поведет себя так, как он повело, кстати говоря, 7 лет назад, когда все считали, что "единственный кандидат - это премьер-министр Кебич, ну, есть там другие кандидаты", - кстати, Лукашенко среди них не был на первом месте. Общество молчало, пассивно поддерживало Кебича, а придя к избирательным участкам народ проголосовал не за Кебича, скажем так... Вот в такой ситуации может оказаться и Александр Григорьевич, подчеркиваю: при том условии, если будет очень сильный информационный прессинг - пока что его нет.

XS
SM
MD
LG