Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-американские разногласия вокруг Ирана


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Москве - Аркадий Дубнов, и в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.

Андрей Шарый: Иран разрешит международным инспекторам посетить атомную электростанцию в Бушере. Об этом заявил глава комитета по энергетике иранского парламента. Бушерская АЭС строится при содействии России, и ядерная программа Ирана была затронута президентом США Джорджем Бушем во время визита в Москву. США добиваются гарантии того, что Иран не будет использовать ядерную энергию в военных целях. В свою очередь, российские официальные власти категорически опровергают информацию о том, что в сотрудничестве России и Ирана есть запрещенный международным правом компонент. Однако, судя по всему, общей позиции в отношении Ирана Запад и Россия выработать смогут не скоро. Рассказывает Аркадий Дубнов:

Аркадий Дубнов: Уже становится традицией, что в Иране бряцают своим ракетным оружием приблизительно в то же время, когда в Москве проходят сколько-нибудь важные российско-американские переговоры. Если не ошибаюсь, в последний раз Тегеран сообщил об успешных испытаниях своей баллистической ракеты в феврале, спустя пару дней после отмененного иранской стороной визита в Москву министра иностранных дел Камаля Харази. Тогда это было связано с тем, что в Москве находился заместитель госсекретаря США Джон Болтон, и президент Путин не был готов встречаться с иранским министром в те же самые дни, чтобы не портить атмосферу сближения между Москвой и Вашингтоном. Теперь же, когда обе стороны зафиксировали свои партнерские отношения, закончив с эпохой подозрительности, Владимиру Путину ничего не мешает отстаивать право России иметь свое отдельное от Америки мнение по поводу сотрудничества с Ираном. И, что называется, это отдельное мнение было занесено в протокол российско-американского саммита.

Разумеется, российский президент был хорошо вооружен домашними заготовками ответов на все возможные темы задаваемых ему вопросов, обсуждавшихся между ним и Джорджем Бушем-младшим. Заявление Путина о том, что ракетная программа Ирана осуществляется благодаря западным, а не российским технологиям - отнюдь не экспромт. Президент России даже готов представить этому соответствующие доказательства. Готовы ли американцы предоставить доказательства противного - по-прежнему остается неясным. Судя по уверенному тону Москвы, с каким она отстаивает свое право помогать Ирану строить АЭС в Бушере, что приносит ей серьезные экономические выгоды, она уверена: таких доказательств нет. В кремлевских кулуарах постоянно дают понять, что предостережения американцев по поводу сотрудничества с Ираном скорее похожи на попытки убрать конкурентов с весьма перспективного иранского рынка. Министр атомной промышленности России Александр Румянцев подчеркивает, что сотрудничество с Ираном в строительстве АЭС и поставки туда свежего ядерного топлива идет под полным наблюдением МАГАТЭ, что отработанное ядерное топливо будет вывезено обратно в Россию, что означает, что страна не занимается распространением делящихся материалов.

Что касается приведенных на днях Ираном испытаний ракет "Шахаб-3", то замначальника российского Генштаба полковник Балуевский также решил успокоить американцев. Мол, эти ракеты не являются баллистическими, поскольку имеют дальность полета менее пяти тысяч километров, а потому не могут угрожать территории США, однако, последнее, собственно, и не является сегодня предметом беспокойства в Америке. Ведь эти ракеты могут достичь американских баз в других странах или территории союзников США, в первую очередь, столь ненавистного Ирану Израиля. Не случайно министр обороны Израиля Беньямин Бин-Элиэзер заявил на днях, что иранская программа перевооружения снова заставляет Израиль готовиться к худшему. И вряд ли израильтян успокоят заверения российских специалистов, создателей МБР "Тополь-М", таких, как замгенерального конструктора Московского института теплотехники Лев Соломонов, считающий, что ракета "Шахаб-3" с дальностью полета 1300 километров, созданная на базе северокорейской модификации российской оперативно-тактической ракеты "СКАД" соответствует послевоенному уровню ракетной технологии - ведь и тогда уже умели неплохо убивать людей на большом расстоянии.

Одним словом, ничего нового в отношении к Ирану российско-американский саммит не принес. Каждый остался при своих интересах и при своих опасениях, а Иран уже заявил, что будет продолжать делать свои ракеты.

Андрей Шарый: Почему Вашингтон не готов принять заявления Москвы о том, что ее сотрудничество с Тегераном развивается в соответствии с международными нормами и соглашениями. Слово нашему корреспонденту в Нью-Йорке Юрию Жигалкину:

Юрий Жигалкин: Через два дня после саммита в Москве в Тегеране было объявлено, что Иран открыл стройплощадку в Бушере для инспекции МАГАТЭ и позволит в будущем международным инспекторам проводить регулярные проверки того, чем будет заниматься Бушерская АЭС. Если это извещение должно было уменьшить беспокойство в США относительно российско-иранского ядерного сотрудничества, то оно вряд ли, как считают эксперты, выполнит поставленную задачу учитывая то, что известно, а главное - что неизвестно об атомной кооперации России и Ирана.

Несколько дней газета "Бостон Глоб" суммировала многое из известного, проинтервьюировав россиян - сотрудников Минатома, поработавших в Бушере, у них, например, нет никаких сомнений относительно намерений Тегерана. Согласно источникам газеты, работа над строительством электростанции в самом деле начиналась, что называется, как мирный коммерческий проект, который должен был принести сотни миллионов России и ее атомной промышленности. Но очень скоро российской стороне стало ясно, что иранцы намерены получить в свои руки оружейный ядерный материал, в свою очередь, руководство Минатома, государства в государстве, якобы решило не мешать им, а позже и помочь - небезвозмездно. Как утверждает "Бостон Глоб", точнее, ее источники внутри Минатома, 840-миллионыйй контракт - лишь часть общей картины кооперации, ее другая сторона - секретные сделки по передаче ядерных технологии и отмыванию денег. Источники газеты отказались давать подробности этой стороны российской деятельности в Иране, опасаясь за свою жизнь.

Что касается достоверной информации, то у администрации Клинтона два с лишним года назад оказалось достаточно улик, чтобы подвергнуть санкциям несколько российских институтов и предприятий, пойманных на незаконной продаже военных технологий. Сейчас картина, по словам американских представителей, мало изменилась. Один из авторитетных сенаторов, член сенатской комиссии по делам разведки Ричард Шелби заявил, что у него нет сомнений относительно того, что подпольное сотрудничество продолжается. Москва, по его словам, обещает положить этому конец, но то, что они говорят, не совпадает с их делами - сказал сенатор. Некоторые американские эксперты и политики предлагают пойти рыночным путем и предложить России разного рода компенсации за деньги, которые она может потерять, пойдя на разрыв контрактом с Ираном. Но многие специалисты, знакомые с темой, называют такие соображения наивными - эта кооперация, видимо, дает миллионы и миллионы грязных денег Минатому, который распоряжается ими по своему усмотрению. Вполне возможно, что у российского правительства нет контроля за этой стороной деятельности атомного агентства. Если к этому добавить сведения о том, что Россия помогла Ирану создать его новые баллистические ракеты, его современную систему ПВО, о том, что она продает технологии самого разного оружия, включая танки, то поводы для беспокойства по поводу российско-иранского сотрудничества останутся надолго. А что касается инспекций МАГАТЭ в Бушере - в свое время такие же проверки не помешали Ираку близко подойти к созданию ядерного устройства.

XS
SM
MD
LG