Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Начинается новый политический период в существовании Украины..."


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: корреспондент Радио Свобода в Киеве Владимир Ивахненко, независимый киевский журналист Олег Ельцов и обозреватель Радио Свобода Виталий Портников.

Андрей Шарый:

Президент Украины Леонид Кучма, а следом за ним и министр внутренних дел Юрий Смирнов заявили о раскрытии убийства киевского журналиста Георгия Гонгадзе, утверждая, что это преступление не имеет никаких политических мотивов. Из Киева сообщает Владимир Ивахненко:

Владимир Ивахненко:

Неожиданное заявление украинского президента прозвучало еще в понедельник в вечерней программе Общественного российского телевидения. Глава государства сообщил, что следствие "практически вышло" на убийц Георгия Гонгадзе и при этом назвал весьма сомнительной политическую версию этого преступления. А во вторник из уст министра внутренних дел Юрия Смирнова уже прозвучало заявление о том, что убийство Георгия Гонгадзе полностью раскрыто и не имеет никакой политической подоплеки.

"Это преступление носило случайный характер и было совершено из хулиганских побуждений", сказал министр в интервью журналистам. Далее из объяснений руководителя МВД стало понятно, что речь идет о версии, уже звучавшей в стенах Генеральной прокуратуры. В частности, речь идет о том, что не так давно на окраине Киева обнаружены трупы двух криминальных авторитетов, которые могли расправиться с Георгием Гонгадзе, "выбивая" у него долги. Впрочем, теперь, о долгах министр не упоминал. По его словам, главным доказательством причастности этих лиц к убийству журналиста является выявленная при эксгумации схема места захоронения тела Георгия Гонгадзе, а также показания арестованных преступников, которые в свою очередь расправились с криминальными авторитетами. Кроме того, Юрий Смирнов заявил, что никаких организаторов убийства журналиста не было, поскольку, цитирую "ситуация была спонтанной и внезапной" - конец цитаты.

Как известно, на минувшей неделе эксперты Федерального Бюро Расследований США поставили точку в вопросе о гибели Гонгадзе, подтвердив, что именно его обезглавленное тело обнаружили еще осенью минувшего года в Таращанском лесу под Киевом. В январе такой же вывод после экспертизы ДНК сделали и российские специалисты, а несколько месяцев спустя этот результат был подвергнут сомнению в одной из частных лабораторий Германии. Немецкие эксперты утверждали, что "таращанское" тело не может принадлежать Гонгадзе. Причину несовпадения двух экспертиз в Мюнхене и Москве объяснили тем, что, вероятно, исследовались, образцы ни одного и того же человека. Теперь уже не осталось никаких сомнений относительно гибели журналиста. Однако версия его убийства, изложенная министром внутренних дел, у многих вызывает недоверие. Через несколько месяцев после исчезновения руководителя Интернет-издания " Украинская правда", киевская милиция, которой тогда руководил нынешний глава МВД, уже пыталась навязать версию, согласно которой Гонгадзе мог стать жертвой обычного ограбления, утверждая при этом, что его смерть могла быть вызвана передозировкой инъекции, используемой грабителями.

Между тем, параллельное расследование этого дела проводит авторитетное американское сыскное агентство "Крол". В конце марта лидер пропрезидентской партии "Трудовая Украина" Сергей Тигипко заключил контракт с этим частным агентством. Его сотрудники пообещали раскрыть убийство журналиста, в причастности к которому подозревается глава государства, в течение двух-трех месяцев. Представители агентства "Крол" избегают каких-либо контактов с прессой, заявляя, что они не уполномочены комментировать результаты следствия. По словам же Тигипко, он обнародует всю информацию по этому делу только после окончательного завершения расследования. Вместе с тем, вероятно, что сотрудники частного сыскного агентства уже интересовались, кто мог следить за Гонгадзе накануне его исчезновения. Независимый журналист Олег Ельцов, неоднократно получавший угрозы неизвестных в свой адрес, в одном из своих материалов назвал даже имена работников спецпдразделения МВД, которые вели наружное наблюдение за Георгием Гонгадзе летом минувшего года. Никакой реакции властей на эту публикацию так и не последовало.

Тем временем во вторник парламентская фракция блока Социалистической и Селянской партии Украины "Левый центр" выступила с заявлением, в котором расценила "действия власти до и после убийства журналиста постыдной страницей в новейшей истории Украины". "Эта страница, - отмечается в заявлении, - не может быть перевернута просто так. Общество должно получить ответы на все вопросы, в том числе и о том, почему руководство МВД давало депутатам заведомо ложную информацию об останках тела, найденного вблизи Таращи? И о каком спецподразделении говорится на многих фрагментах скандальных пленок, тайно записанных в кабинете украинского президента?" 16 мая исполняется восемь месяцев со времени гибели Георгия Гонгадзе, однако, несмотря на сделанные накануне этой даты громкие заявления высших должностных лиц, многие вопросы, касающиеся этого преступления, по-прежнему остаются открытыми.

Андрей Шарый:

О деле Георгия Гонгадзе я беседовал чуть ранее с независимым киевским журналистом Олегом Ельцовым, который занимается расследованием деятельности украинских специальных служб.

Олег Ельцов:

Я не думаю, что назовут фамилии, исполнителей, тем более - заказчиков, организаторов, а и если эти фамилии и будут названы - я никогда не поверю, что это именно те люди. Поэтому о реальных версиях, о реальных каких-то фактах говорить пока не приходиться.

Андрей Шарый:

Кто-то из ваших коллег, или вы сами, может быть, пытались провести независимое расследование причин и обстоятельств гибели Гонгадзе?

Олег Ельцов:

Не было таких попыток - утверждаю уверенно, более того, не было желания вообще этим заниматься. Были только достаточно успешные попытки придать себе какой-то вес, сделать какой-то анонс, выступить с заявлениями в защиту свободной прессы, требованием к властям расследовать дело Гонгадзе. Ни одно издание реально не провело никакого расследования. Более того, я помню, в самые вот эти горячие дни - буквально одна-две недели прошли после исчезновения Гонгадзе - я общался с одним из редакторов одной из ведущих газет, и он мне прямо заявил, не для прессы, когда я ему предложил: "Вот давай этим заниматься", - он мне сказал: "Ты знаешь, у меня пакт о ненападении с силовиками, и объективных вещей я никаких давать не буду".

Андрей Шарый:

Скажите, по вашей информации, в какой степени спецслужбы вовлечены в обстоятельства, связанные с делом Гонгадзе?

Олег Ельцов:

Вот, исходя из той информации, которую я имею, они вовлечены, скажем так, по уши. Не могу утверждать, кто конкретно нажимал на курок или нож в руки брал, кто похищал конкретно, но то, что наши спецслужбы занимались не только Гонгадзе, еще в бытность его живым - слежкой за ним... И, в частности, вот я из последних расшифровок записей Мельниченко узнаю о том, кто конкретно организовал угрозы в мой адрес, которые звучали за день до исчезновения Гонгадзе.

Андрей Шарый:

Олег, скажите, по вашему мнению, в какой степени украинским спецслужбам, или украинской власти удается контролировать деятельность средств массовой информации?

Олег Ельцов:

Довольно успешно они этим занимаются, я думаю. Сказать, что это им удается тотально - это исключено, ну, все-таки, не 1937-й год, и более того, все-таки, ситуация, которая сейчас у нас складывается в стране - она, конечно, способствует некоторой такой фривольности в деятельности средств массовой информации. То есть, люди хотя бы почувствовали, что иногда чего-то они там могут сказать... Но, конечно, силы и средства средств массовой информации, которые подконтрольны президенту, олигархическим структурам, которые опять-таки под президентом, и силы, скажем, оппозиционной прессы - они несопоставимы, конечно. А что касается сугубо свободных средств массовой информации, то я, откровенно говоря, у нас на Украине их просто не вижу.

Андрей Шарый:

Рядом со мной в московской студии Радио Свобода наш обозреватель Виталий Портников. Виталий, украинские власти стремятся замять или закрыть дело Гонгадзще, однако пока им это сделать не удается - удастся ли в будущем, по вашему мнению?

Виталий Портников:

Я думаю, что эта история будет постоянно находиться в одном из сегментов развития украинской политической ситуации, потому что она слишком фантастическая, слишком трагическая, слишком сложная. Вот господин Ельцов говорит о пленках, из которых он узнал, почему ему угрожали. На одной из этих пленок утверждается, что господин Ельцов поддерживает со мной постоянный электронный и телефонный контакт, и даже получает некоторые указания относительно своей деятельности - из Москвы, от меня... И это говорит бывший председатель Службы безопасности Украины Леонид Деркач, якобы, президенту Украины Леониду Кучме...

Андрей Шарый:

Неужели это не так?

Виталий Портников:

Я с господином Ельцовым не перемолвился ни одним словом, включая слова "Здравствуй" и "До свидания", начиная с 1992-го года. И люди, которые имеют хоть какую-то информацию о происходящем в стране - я думаю, председатель СБУ к ним относится - не так ли, даже бывший, очевидно знают такого рода подробности из жизни журналистов, даже таких независимых. Я бы хотел сказать, что вся эта ситуация говорит об определенной фантастичности происходящего, о том, что материалы подлинные и лживые собраны в некую кучу, в некий массив, все это вброшено в общество - с какой целью? То, что произошло с Георгием Гонгадзе, я думаю, будет еще долго темой обсуждения для украинских политиков и журналистов. Мне кажется, что здесь мы имеем дело не с простым каким-то уголовным преступлением. Но я не думаю, что мы имеем здесь дело с неким политическим делом, в которое втянут президент Украины. Попросту говоря, все дело в том, что украинский политический класс - он же предпринимательский класс, он же криминальный класс, поэтому человек, который каким-то образом покушается на интересы некоего криминального авторитета, может одновременно покуситься на интересы ведущего украинского политика, очень уважаемого на Украине и в мире, и одновременно войти в противоречие с интересами ближайшего окружения президента страны, не желая того.

Андрей Шарый:

Виталий, по вашему мнению, кто-то там - где-то за кулисами - дергает какие-то ниточки? Ситуация развивается под чьим-то контролем, или все это нагромождение событий - просто чистое стечение обстоятельств, и политики на Украине способны делать только конкретные шаги, не просматривая ситуацию на несколько ходов вперед - или все же кто-то контролирует эту ситуацию целиком?

Виталий Портников:

Вы знаете, была определенная стратегия. Я бы не хотел углубляться в теорию неких заговоров, потому что это будет выглядеть как-то наивно и не очень серьезно. Но, тем не менее, когда стало ясно, насколько глубоко увязла власть в этой истории с исчезновением Георгия Гонгадзе - (я даже не скажу с убийством, потому что до конца нет никаких результатов экспертиз, достоверных - о том, что произошло с Георгием, почему его супруга покинула Украину, почему до сих пор не взяты анализы крови у детей Георгия Гонгадзе, а это были единственные реальные доказательства его гибели, потому что мы знаем, что у него был брат-близнец, и таким образом никакие анализы крови его матери не являются до конца достоверными доказательствами - это тоже факт, который нельзя не отметить)... В любом случае, представители сил, противостоящих нынешнему окружению президента Кучмы - они поняли, насколько власть скомпрометирована всей этой историей, и, безусловно, на определенном этапе была ситуация, когда стало ясно, что может произойти некое изменение расклада сил. Но оно не произошло, и вот с этого момента мы можем говорить о конце стратегии и начале тактики.

Андрей Шарый:

И что же теперь?

Виталий Портников:

Теперь мы можем говорить о том, что начинается новый политический период в существовании Украины. Этот новый период определяется несколькими факторами. Первый фактор - то, что дело Гонгадзе закончено и гальванизировать некое массовое движение в связи с этим делом невозможно

Андрей Шарый:

Уже, может, это и не нужно...

Виталий Портников:

Возможно, и не нужно. Второй момент - то, что совершенно очевидно, что президент Кучма в отставку не уйдет - чего так требовали его оппоненты. Он будет оставаться на своем посту, по крайней мере, до следующего громкого скандала. Может ли этот скандал последовать - не убежден. Я думаю, что сейчас достаточно серьезные силы на Украине и в России, и, возможно, и на Западе заинтересованы в стабильности газотранспортного бизнеса, который проходит через украинскую территорию. Появление на Украине Виктора Черномырдина в качестве посла России на Украине - это не только "почетная ссылка", как говорили некоторые украинские политики, или "необходимость пристроить крупного политического деятеля России" - как говорили российские...

Андрей Шарый:

Я бы сказал - и почетная ссылка тоже.

Виталий Портников:

Тоже, да, но вместе с тем это и гарантия для этого бизнеса. Я думаю, что сейчас основная задача украинских политиков и бизнесменов - найти господину Кучме такого наследника, который обеспечил бы и его личную безопасность, и стабильность вот этого самого великого дела российских и украинских политиков, и бизнесменов.

Андрей Шарый:

А такой поиск ведется?

Виталий Портников:

Я думаю, что назначение Виктора Черномырдина и отставка Виктора Ющенко, так или иначе, знаменуют факторы, говорящие о начале такого поиска.

XS
SM
MD
LG