Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О бывших подполковниках ФСБ


Корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына беседовала о получившем политическое убежище в Великобритании бывшем подполковнике ФСБ Александре Литвиненко с правозащитником Владимиром Буковским.

Ведущий итогового информационного часа Андрей Шарый:

15 мая стало известно о том, что власти Великобритании удовлетворили просьбу бывшего подполковника ФСБ России Александра Литвиненко о предоставлении ему политического убежища. Когда в ноябре прошлого года Литвиненко прилетел вместе с семьей из Турции, он заявил британским властям, что на родине он опасается за свою жизнь в связи со своими разоблачениями преступной деятельности ФСБ, и сразу же попросил политического убежища. В частности, он прозрачно намекнул, что ему многое известно о причинах взрывов жилых домов в Москве в 1999-м году. Кроме того, Литвиненко говорил о заговоре спецслужб с целью ликвидации Бориса Березовского. Сразу же по прибытии в Лондон Литвиненко связался с живущим в Англии известным правозащитником Владимиром Буковским, который взял бывшего сотрудника ФСБ под свое покровительство и стал его советчиком по возникавшим проблемам. Буковский лучше и полнее, чем кто-либо в Англии, пожалуй, знает и самого Литвиненко, и его дело. Наш лондонский корреспондент Наталья Голицына попросила Владимира Буковского прокомментировать предоставление Великобританией Литвиненко политического убежища:

Наталья Голицына:

Можно ли теперь сказать, что Александр Литвиненко получил статус политического беженца в Великобритании?

Владимир Буковский:

Он получил документ из Министерства внутренних дел, который я сам видел и помогал ему, кстати, перевести с английского, который официально объявляет ему, что согласно международным конвенциям 1951-го и 1967-го годов он получает статус беженца со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями, которые перечисляются ниже. В частности, социальное обеспечение, медицинское обслуживание ему и его семье, право на работу, и так далее. И, соответственно, подписка о том, что он не должен нарушать законов и прочее, и прочее. Это все вот в одном документе изложено, я такие документы видел раньше, когда кому-то из моих знакомых давали убежище - это формула МВД при предоставлении политического убежища.

Наталья Голицына:

Вы не знаете, чем он намерен теперь заниматься?

Владимир Буковский:

Понятия не имею. Я думаю, что, прежде всего, ему бы надо изучить английский язык. Он до сих пор его не изучил, в отличие от своего сынишки шестилетнего, который прекрасно уже говорит по-английски.

Наталья Голицына:

Помнится, что когда Литвиненко попросил в ноябре прошлого года в Англии политического убежища, источники в британской разведке говорили, что информация, который он обладает, не представляет для них особого интереса. Неизвестно ли вам - предоставил ли Литвиненко убедительные доказательства намерений ФСБ ликвидировать Березовского и рассказал ли он о подоплеке взрывов жилых домов в Москве?

Владимир Буковский:

Вы имеете в виду, рассказал ли он об этом британскому правительству?

Наталья Голицына:

Да, конечно.

Владимир Буковский:

Этого я знать не могу - я не посредник между ним и британским правительством. Что, и как, и где он рассказывал британскому правительству - это между ним и ими. Я ничего на эту тему не знаю. Он говорит со мной довольно часто по телефону. И, насколько я понял из его изложения, информация, которой он располагает, достаточно точна, объективна и объемна. Вот это я знаю просто по своим разговорам с ним. А говорил ли он что-либо британским властям - я понятия не имею. Между прочим, заявление которое было в "Таймс", со ссылкой якобы на источники разведки - об отсутствии у него каких-либо ценных сведений, это конечно... В то время британским службам было запрещено правительством как-либо с ним общаться - по политическим соображениям, потому что премьер-министр Блэр хотел дружить с Путиным. Сейчас эта ситуация изменилась, в связи с изменением общей политической конъюнктуры, в частности, с изменением администрации США, британская политика поменялась, наступило охлаждение между Западом и Россией. И теперь уже это уже не является столь важным обстоятельством.

Наталья Голицына:

То есть, вы хотите сказать, что Тони Блэр теперь не хочет дружить с Владимиром Путиным?

Владимир Буковский:

Ну, во всяком случае, не настолько, чтобы запрещать перебежчикам говорить, что они знают.

Наталья Голицына:

Как вы полагаете, то, что Литвиненко получил статус политического беженца - означает ли это, что британские власти поверили, что его жизни действительно, как он утверждал, угрожает опасность в России? Насколько я помню, российская прокуратура это отрицала?

Владимир Буковский:

Да, это означает, что британские власти считают, что Буковский подвергался политическим преследованиям в России, и что в случае его возвращения в Россию эти преследования продолжатся - такова формула предоставления политического убежища. Вот эти два условия - это то, что выясняют английские власти, и установив их они решают вопрос об убежище.

Наталья Голицына:

Господин Буковский, как вы полагаете, в чем собственно расхождение одного бывшего подполковника ФСБ с другим бывшим подполковником ФСБ - я имею в виду, что Литвиненко выступает сейчас в роли политического диссидента?

Владимир Буковский:

Он выступает в роли политического беженца. Слово "диссидент" - я не слышал, чтобы он употреблял. Разница между этими двумя подполковникам очень простая: один отказался нарушать закон, убивать людей в угоду властям, покрывать преступления, в частности, связи нынешних властных структур России с организованной преступностью, а другой сам во всем этом погряз. Вот эта разница между ними - она принципиальная, и эта дилемма, я думаю, сейчас возникнет перед очень многими их коллегами в этих ведомствах.

XS
SM
MD
LG