Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти Тура Хейердала


Ведет программу Петр Вайль. Участвуют российский тележурналист, ведущий программы "Клуб кинопутешественников" Юрий Сенкевич, музыкант Андрей Макаревич и корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Петр Вайль:

Вчера в Италии скончался знаменитый норвежский исследователь и путешественник Тур Хейердал. Похоронен он будет в Осло. Как сообщила сегодня его семья, Хейердала похоронят на церковном кладбище. Правительство Норвегии предложило придать церемонии государственный статус. Хейердал умер от рака от рака в своем итальянском поместье на 88-ом году жизни, в течение последнего года перенес операцию, которая не привела к улучшению. Незадолго до смерти он выписался из клиники и последние дни провел дома в кругу семьи.
Тур Хейердал получил известность исследованиям происхождения и взаимопроникновения древнейших цивилизаций. В 1947 году он совершил длившееся101 день плавание через Тихий океан на плоту "Кон-Тики", чтобы доказать свою гипотезу о том, что предками жителей Полинезии были индейцы Южной Америки. Книга Хейердала об этом путешествии была переведена на 67 языков. В 70-ом году на папирусной лодке "Ра-2" он пересек Атлантический океан, пытаясь опровергнуть приоритет Колумба как открывателя Америки. В 77-78-ом проплыл на тростниковой лодке "Тигрис" от реки Ефрат и Тигр до африканского мыса Джибути, наглядно показав, какие возможности имели мореплаватели из древнего Шумера. В Джибути Хейердал сжег свой корабль в знак протеста против военных конфликтов в этом районе. Норвежский путешественник был убежденным интернационалистом, его корабли всегда плавали с международным экипажем и под флагом ООН. В 90-е годы Хейердал проводил археологические раскопки на территории России, на Дону, пытаясь обосновать гипотезу о южном происхождении викингов.
В Норвегии Хейердал считался национальным героем. Соболезнования его семье выразили король и правительство страны. Известный российский тележурналист, ведущий программы "Клуб кинопутешественников" Юрий Сенкевич много лет дружил с Туром Хейердалом. Сенкевич, врач по образованию, принимал участие в нескольких хейердаловских экспедициях. Наш корреспондент Михаил Саленков попросил Юрия Сенкевича рассказать о норвежском исследователе-путешественнике.

Юрий Сенкевич:

Он был превосходным человеком, добрым, отзывчивым, настоящим другом, честным, бескорыстным. Он любил людей вообще, человека как такового, ему было все равно, какого цвета у него кожа и какой он национальности; и люди прекрасно это чувствовали, и перед ним, в общем-то, открывались все двери, он был человек необыкновенного обаяния. Что же касается его научных дел, то в течение многих лет, более 50 лет или 60 даже, он занимался своим любимым делом: он изучал древнего человека, пути распространения, миграции древних цивилизаций, взаимного влияния их друг на друга. Конечно, он был одним из ярчайших ученых ХХ века, помимо этого он обладал, конечно, прекрасным и писательским даром, он великолепно популяризировал свои исследования, свои экспедиции, свои работы, свои теории, гипотезы. За что его, правда, часто критиковали, принимая его книги документально-художественные за научные и не читая его научных трудов.

Михаил Саленков:

А как вы познакомились с Туром Хейердалом?

Юрий Сенкевич:

Я познакомился с ним очень давно, я же был в трех его экспедициях. Это было в 1969-м году, когда он попросил, чтобы из Советского Союза ему прислали врача в его экспедицию на папирусной лодке "Ра". И до июня прошлого года мы, в общем, практически не расставались, виделись каждый год, по несколько раз в год. Его последние исследования связаны с Ростовской областью, с Азовом, у него возникла новая гипотеза, связанная с миграцией скандинавских племен. Очень интересные он получил результаты и собирался продолжить это все в этом году. И там, в Азове, он собирался, договорился уже, по-моему, с тремя королями по поводу того, чтобы организовать там норвежско-российский археологический центр.

Михаил Саленков:

Вы не раз путешествовали вместе с Туром, какое из путешествий вам запомнилось больше всего?

Юрий Сенкевич:

Мне трудно сказать, какое из них запомнилось больше всего. Я не могу ответить на этот вопрос.

Михаил Саленков:

В этих экспедициях вам приходилось попадать в опасные ситуации? Как вел себя в таких ситуациях Тур Хейердал?

Юрий Сенкевич:

Конечно, да. Он всегда был безупречен, он был лидером вне всякого сомнения, с одной стороны. С другой стороны, он всего оставлял за другими право "вето". У нас был такой случай, когда мы тонули на первой лодке, для того, чтобы поддержать плавучесть лодки, была единственная возможность - разрезать пенопластовый спасательный плот, который был у нас на борту, единственное средство спасения. И тогда он устроил такой плебисцит - если хоть кто-нибудь против, мы не будем плот резать. Все согласились разрезать плот, и уже дальше с этой лодки нам деваться было некуда. К счастью, нас нашла яхта и спасла, поэтому все закончилось благополучно.

Михаил Саленков:

Юрий Александрович, а Тур Хейердал не рассказывал вам, откуда у него такая страсть к исследовательской деятельности?

Юрий Сенкевич:

Вы знаете, я думаю, что это у него возникло с самого детства. Он занимался и самообразованием. А с другой стороны, видимо, просто талант. Я даже не знаю, откуда у него это возникло, но представить себе, что парень 19-ти лет вдруг отправляется на Маркизский архипелаг, на маленький остров, чтобы попытаться пожить жизнью дикаря, понять как это вообще возможно, вот этот дух исследователя сидел в нем изначально. У него было много приключений и в Норвегии во фьордах, на лыжах, с собаками, с палатками, и довольно опасных. Он был достаточно закаленным, крепким человеком.

Петр Вайль:

Завзятый путешественник, однако куда более известный как популярнейший музыкант, Андрей Макаревич был знаком с Туром Хейердалом. Я связался с ним по телефону и попросил поделиться впечатлениями об этих встречах. Андрей, скажите, как вы познакомились с Туром Хейердалом? Что это было за знакомство?

Андрей Макаревич:

У нас возникла идея кругосветного путешествия со съемкой программы, которую я тогда вел, и так совпало, что в этом году был юбилей пуска на воду "Кон-Тики", поэтому Сенкевич созвонился с Хейердалом, с которым они были старые друзья, и предложил ему принять участие в нашей поездке. Мы должны были заехать сначала на место отплытия "Кон-Тики", потом на остров Пасхи, и мы провели вместе в общей сложности около недели. Это было совершенно замечательно.

Петр Вайль:

Это был, видимо, 1997-ой год. Судя по тому, что вы говорите "юбилей"?

Андрей Макаревич:

Да.

Петр Вайль:

Какое впечатление он производил на вас? Все-таки легендарный человек, почти что памятник?

Андрей Макаревич:

Я ожидал увидеть такого глубокого старика, убеленного сединами и почетом. У нас была назначена первая встреча на 8 утра, он взбежал по лесенке так, как я не взбегаю по лесенке. Он был потрясающе живой, моментально реагирующий, с хорошим чувством юмора. Не отказывающийся и выпить иногда немного. Абсолютно нормальный, очень живой человек.

Петр Вайль:

Андрей, а у Хейердала было какое-то специальное отношение к России, к русским? Сенкевич, вы, как-то вы говорили на эти темы?

Андрей Макаревич:

По-моему, для него вообще не существовало такого понятия как национальность или гражданство. Он был абсолютно человеком мира и подбирал на свою первую экспедицию на "Кон-Тики" по двум признака: они должны были уметь что-то делать и иметь чувство юмора. Вот этих двух вещей было достаточно. А из какой они страны, это было дело десятое.

Петр Вайль:

А что вышло из вашей затеи, которая планировалась в 1997 году?

Андрей Макаревич:

Был снят цикл передач, который прошел по российскому телеканалу, собственно, все это у меня лежит.

Петр Вайль:

А больше вы не вступали как-то с ним в общение? Продолжалось ли каким-либо образом ваше знакомство?

Андрей Макаревич:

Я знаю, что он провел последний год на Дону, где-то под Ростовом в раскопках. Может быть, Юрий Александрович с ним общался, я не успел, к сожалению.

Петр Вайль:

Андрей, а что его интересовало, все-таки неделя - довольно долгий срок для вас, человека наблюдательного. Каков был круг его интересов помимо, в данном случае трудно сказать профессиональных, "путешественных" интересов, помимо этого?

Андрей Макаревич:

Надо сказать, что мы сами своими вопросами, своими интересами его интерес подавляли, потому что мы с утра до ночи его расспрашивали, просили рассказать, а как это было, а как было здесь, а как было на острове Пасха, когда он туда прибыл впервые. Так что, в основном, он отвечал на наши вопросы.

XS
SM
MD
LG