Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Последствия неудачного каспийского саммита для международной политики


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Ашхабаде - Аркадий Дубнов, в Алма-Ате - Сергей Козлов, в Баку - Ялчин Тахир-оглу, и в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин, он беседовал с бывшим аналитиком ЦРУ, сотрудником Центра стратегических и международных исследований Робертом Ибэлом.

Петр Вайль:

Неудачей завершилась двухдневная встреча лидеров пяти прикаспийских государств в Ашхабаде. Президентам Азербайджана, Ирана, Казахстана, России, Туркмении не удалось договориться о статусе морских границ. Из Ашхабада передает наш специальный корреспондент Аркадий Дубнов:

Аркадий Дубнов:

Второй день каспийского саммита проходил так, что были смещены все протоколы по времени. Пять президентов заседали вместе со своими министрами иностранных дел около трех часов вместо запланированного часа. Они пытались спасти саммит от провала и выработать какой-то консенсус по обсуждавшимся вопросам выработки нового статуса Каспийского моря. Ничего не вышло. Противоречия, лежащие главным образом в плоскости отношений между тремя странами - Ираном, Азербайджаном и Туркменией -оказались непреодолимыми. Между тем, еще вчера вечером в кругах некоторых делегаций на саммите раздавались оптимистические прогнозы, мол, стоит ждать сегодня в некотором роде сенсации, готовится к подписанию документ, в котором будет зафиксирован прорыв к консенсусу по разделу моря. Деталей не сообщалось, но верилось в это с трудом. Слишком серьезные нестыковки в позициях некоторых стран обозначились в первый день саммита, опять же, главным образом между этой тройкой государств. Настроения скептиков оправдались, и это уже появилось сегодня рано утром, когда на своей пресс-конференции президент Туркмении Ниязов заявил, что тот вариант документа, что был подготовлен экспертами прошедшей ночью, оказался "пустоватым".

Как удалось выяснить Радио Свобода из осведомленных источников в одной из делегаций, проблема заключалась в следующем: президент Ирана Мохаммад Хаттами, чья позиция явно ужесточилась уже в ходе саммита - в иранской делегации находилась одна из депутатов иранского Меджлиса, которая возглавила атаку на исполнительную власть Тегерана за якобы проявленную готовность идти на неоправданные уступки остальным соседям по Каспию, так вот, господин Хаттами настаивал на том, что в тексте итоговой декларации саммита обязательно должна присутствовать ссылка на то, что новый порядок на Каспии должен быть продолжением советско-иранских договоров 1921-го и 1940-го годов, определявших Каспий как внутреннее море СССР и Ирана. В принципе, это предложение не вызывало особенного неприятия со стороны остальных каспийских стран. Но тогда президент Азербайджана Гейдар Алиев потребовал в свою очередь, чтобы в тексте декларации были ссылки на "сложившуюся практику на Каспии" - это предложение было принято в штыки Ираном и Туркменией, поскольку означало бы легитимизацию освоения Азербайджаном нефтяных месторождений, на которые претендуют Туркмения и Иран.

Выйти из клинча не удалось, несмотря на все попытки России и Казахстана выступить в роли арбитров между остальными партнерами. Не было подписано даже простого коммюнике о том, что состоялся первый каспийский саммит. Видимо, против этого возражал президент Ирана, желавший подчеркнуть, в первую очередь, по внутриполитическим позициям, свою жесткую позицию. Так что основным итогом саммита стала заявленная устно президентом России Путиным готовность всех пяти лидеров встречаться и дальше по мере готовности к компромиссным предложениям. Если судить по замечанию Туркменбаши - "теперь нам придется встречаться не раз" - проблема Каспия еще надолго останется головной болью всего региона.

Петр Вайль:

Результаты ашхабадской встречи оцениваются как неудача и в Казахстане. Несмотря на отсутствие международных договоренностей, казахстанское руководство подчеркивает, что республика продолжит освоение нефтяных шельфовых месторождений. Из Алма-Аты сообщает Сергей Козлов:

Сергей Козлов:

Главный итог прошедшего саммита в Ашхабаде - это признание того, что проблему раздела акватории Каспийского моря невозможно решать силовыми методами. Такого мнения придерживается секретарь Совета безопасности Казахстана, министр иностранных дел республики Касымжомарт Токаев. В интервью, данном Радио Свобода сразу после встречи, Токаев подчеркнул, что казахстанская сторона и не рассчитывала на кардинальное разрешение всех противоречий, разделяющих прикаспийские страны, однако на какой-то компромиссный документ все же надеялась. "Мы не видим иных вариантов, кроме раздела Каспия по срединной линии, - сказал Касымжомарт Токаев в интервью нашей радиостанции, - и рады, что наша позиция поддерживается Россией и, фактически, Азербайджаном. Но удивляет противостояние этой позиции со стороны Ирана, что говорит о стремлении Тегерана, прежде всего, противостоять нам политически, так как ни Казахстан, ни Азербайджан в принципе не против участия в разработке Каспийского шельфа и американскими компаниями, что вызывает сильное раздражение в Тегеране". Сами переговоры, по мнению Токаева, ничего принципиально нового не выявили. Стороны изложили свои, прежние по сути, позиции, выразив надежду на взаимопонимание, однако сами при этом не проявили к этому взаимопониманию особого стремления. "Сложились как бы две группировки, - сказал Токаев, - если можно так выразиться, север противостоит югу. Если Казахстан и Россия уже пришли к пониманию бессмысленности противостояния на Каспии и ощущают острую необходимость в решительных практических шагах по освоению местных нефтяных запасов, то, условно говоря, юг, то есть Туркменистан и Иран, все еще надеются на пересмотр сложившейся ситуации и изменению ее в свою пользу". Пока же оценка прошедшей в Ашхабаде встречи такова: жаль, что никакого фактического продвижения по пути решения проблемы определения статуса Каспия сделано не было, однако это отнюдь не означает, что эта неудача повлияет на действия Казахстана по освоению и разработке месторождений, входящих в Казахстанскую зону.

Более того, Астана ни в коем случае не ослабит своих усилий по прокладке трубопроводов Актау-Баку-Джейхан, по дну Каспийского моря, и Тенгиз-Синьцзянь - из прикаспийской зоны в Китай. "Мы не изменим своей программе по диверсификации маршрутов транспортировки казахстанской нефти за рубеж, - заявил Касымжомарт Токаев, - это отвечает нашим национальным интересам; что же касается позиции наших соседей по Каспию, то мы уверены, что рано или поздно они придут к пониманию проблемы моря именно в той трактовке, которую предлагаем сегодня мы, потому что иного выхода просто нет, и иные подходы являются просто политиканством, игрой с огнем в довольно опасном и нестабильном регионе, которым является прикаспийская зона".

Петр Вайль:

Особую важность встреча в Ашхабаде представляла для Азербайджана - морские границы этой республики нередко нарушают военные корабли Ирана. Однако, неудача саммита, судя по всему, не была неожиданной для Баку. Сообщает наш бакинский корреспондент Ялчин Тахир-оглу:

Ялчин Тахир-оглу:

Президент Азербайджана Гейдар Алиев прокомментировал итоги ашхабадского саммита сразу же по прибытии в Баку. Он оценил встречу как важную с точки зрения открытого изложения позиции прибрежных стран на высшем уровне, несмотря на то, что итоговое коммюнике подписать не удалось. Комментируя позицию Сапармурата Ниязова по вопросу определения срединной линии на Каспии, Гейдар Алиев подчеркнул, что президент Туркменистана определяет границы по собственному мнению, игнорируя при этом общепринятую во всем мире практику. Алиев также отметил, что проблема разделения дна Каспия - далеко не единственный вопрос, который предстоит решать прибрежным странам. Есть еще и проблемы экологии, исчезновения отдельных ценных видов рыб и судоходства.

Итоги саммита полностью совпали с прогнозами бывшего государственного советника Азербайджана по внешней политике, известного политолога Гулу-заде, который считает, что встречи в верхах по проблемным вопросам не могут дать результатов без предварительного достижения консенсуса на уровне экспертов. Политолог уверен, что не стоило проводить ашхабадский саммит без предварительного сближения позиций. По его мнению, проблема статуса Каспия не будет решена, пока в регионе не произойдут политические перемены, которые, согласно прогнозам Гулу-заде, не за горами. Отсутствие сближения позиций сторон на Каспийском саммите не оказалось неожиданностью и для лидера азербайджанской оппозиции, председателя Партии "Мусават" Исы Гамбара. По его мнению, саммит не только не сблизил, но еще больше оголил различия во взглядах сторон на проблему статуса Каспия. Иса Гамбар считает, что теперь надо серьезным образом проанализировать результаты обмена мнениями, работать над преодолением противоречий и позиций сторон, а самое главное - не допустить шагов, направленных на конфронтацию. Азербайджанская пресса в своих материалах, посвященных каспийскому саммиту, сходится во мнении, что Туркменистан и Иран фактически сплотились против Баку.

Петр Вайль:

Представляет ли провал Каспийского саммита, а значит, отсутствие общепризнанных морских границ на Каспии повод для беспокойства на Западе? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с бывшим аналитиком ЦРУ, сотрудником Центра стратегических и международных исследований Робертом Ибэлом:

Юрий Жигалкин:

Стало ли такое завершение каспийского саммита для вас неожиданностью?

Роберт Ибэл:

Ничуть. Это не было сюрпризом. Наивно было бы надеяться, что пятерка участников завершит обсуждения достижением соглашения. Очевидно, что основная проблема заключается в иранской позиции, Тегеран требует свои двадцать процентов Каспия, и он вряд ли отступит от этого принципиального требования, в то время, как четверка бывших советских республик совершенно не готова к уступкам. Такой исход встречи, я думаю, ничего не меняет и в международной расстановке сил, во взглядах иностранных кампаний, участвующих в разработке нефти и инвестирующих в регион. Представители Госдепартамента однозначно заявляют, что они уверены в том, что развитие нефтяных месторождений Каспия будет продолжаться, можно лишь предположить, что иностранные участники попытаются не рисковать и не иметь дела с участками, находящимися в спорной зоне, рядом демаркационной линией.

Юрий Жигалкин:

Заденут ли эти меры предосторожности существующие контракты, или, скажем, планы, связанные с транспортировкой нефти?

Роберт Ибэл:

Нет. Споры о границах - исключительно внутреннее дело пяти стран. Эта встреча никак, на мой взгляд, не меняет геополитической ситуации, это лишь еще одна встреча из серии подобных совещаний, на котором участники не смогли прийти к решению.

Юрий Жигалкин:

Как вы считаете, отражается ли эта юридическая двусмысленность на интересе иностранных инвесторов к этому региону, в конце концов, зачем вмешиваться туда, где дело может пахнуть порохом, как доказал не столь давний азербайджанско-иранский инцидент?

Роберт Ибэл:

Нет, я не заметил никакого снижения интереса к зоне Каспия. Она продолжает оставаться одним из наивысших приоритетов среди новых перспективных для развития нефтяных регионов, особенно это касается северной части моря, Казахстанской зоны.

Юрий Жигалкин:

Стоит ли России сделать какие-то особые выводы из этой ситуации?

Роберт Ибэл:

Россия, Казахстан и Азербайджан достигли соглашения между собой. Россия будет наверняка продолжать поиски нефти и расширять добычу в своем секторе, и совместно с Казахстаном разрабатывать месторождения, находящихся в их секторах. Так что для них, я думаю, прогноз исключительно хороший. Они двигаются вперед.

XS
SM
MD
LG