Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Последний бурундийский слон


Мария Эйсмонт, Бурунди:

Бурунди - маленькой холмистой стране в самом сердце "Черной Африки" - не повезло не только с полезными ископаемыми. В отличие от богатого золотом, бриллиантами и минералами соседнего Конго, в Бурунди нет ничего, кроме кофе и чая. Мало того, не в пример соседним Танзании и Кении, привлекающим иностранных туристов на сафари, и даже маленькой и перенаселенной, как и Бурунди, Руанде, известной своими редкими гориллами, в Бурунди практически не осталось больших "благородных" животных.

Когда-то - при бельгийцах и особенно - раньше, во времена королевства, в Бурунди водились слоны. В 60-е годы их насчитывалось около десятка. Однако, затем, как рассказывают старожилы, тогда же - в 60-х годах, бурундийские слоны были истреблены пришедшими конголезцами. Легенда о том, что одному из них все-таки удалось выжить, и он до сих пор ходит по северным провинциям Бурунди, появилась спустя 20 лет - в 80-х годах, и ходит по стране до сих пор. Историю о последнем бурундийском слоне, на протяжении двух десятков лет бродящим по холмам, поросшим банановыми пальмами, можно услышать в каком-нибудь местном кабаре, когда очередной местный коммерсант, вернувшийся с севера, станет утверждать, что он видел с самолета, пролетая над местностью, как слон пробирался через заросли в сторону границы с Конго.

Если хочешь обидеть бурундийца - усомнись в существовании слона. На тебя посмотрят со смешанным чувством обиды и превосходства и только презрительно пожмут плечами - мол, не веришь в нашего слона - что же, твое дело, только он все равно существует. Причем в слона верят не только бурундийцы. Патрис Пфай - француз, приехавший в Бурунди на велосипеде около десятка лет назад, известен всей стране как большой знаток и любитель животных. Местные жители его обожают, несмотря на то, что время от времени одна из многочисленных ядовитых змей, обитающих у него дома, может нечаянно освободиться и заползти к соседям. Патрис не просто верит в бурундийского слона и утверждает, что видел его не раз. Он готовит проект по возвращению слонов в Бурунди и собирается, изучив повадки этого слона, найти ему подружку. "Я назвал его Бувар", - говорит Патрис. Бувар - в переводе с французского это "утка" - вранье. - Потому что в его существование никто не верит. Но я знаю, что он есть, я его видел и знаю, где он живет, это райское место", - говорит Патрис.

Трудности в изучении слона обусловлены не только непроходимыми зарослями. В Бурунди уже почти 8 лет идет гражданская война между двумя основными племенами страны - хуту и тутси. Как правило, боевики хуту используют для своих баз леса, а армия, управляемая тутси, проводит против них военные операции. Убедить военных в необходимости изучения слона в месте предполагаемого нахождения боевиков - задача непростая. Но Патрис считает, что всего можно добиться терпением. Вчера он вернулся из своей очередной экспедиции и с энтузиазмом рассказывал мне, что хотя на данный момент слон и ушел в Конго, следы его пребывания в Бурунди настолько очевидны, что убедят любого из скептиков.

XS
SM
MD
LG