Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Северный Афганистан - впечатления чешской журналистки


Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый беседует о ситуации в Афганистане с находящейся в городе Мазари-Шариф чешской журналисткой Петрой Прохазковой.

Андрей Шарый:

Петра, прежде всего, вопрос о том, что сейчас происходит на востоке Афганистана в районе Гардеза, где продолжается операция против засевших в горах талибов?

Петра Прохазкова:

Нам известно то, что в последние дни наземная операция перешла в руки таджикских проправительственных отрядов. Американцы увезли большинство своих солдат с линии фронта на вертолетах, и наземная операция сейчас, кажется, в руках афганских проправительственных сил, но с воздуха их продолжают поддерживать американские самолеты. Операция продолжается, но имеет уже намного другой характер, чем, например, неделю назад. Талибы и "Аль-Каида" намного ослабили свое сопротивление. Преимущественно идет поиск отдельных групп и их уничтожение, или, как нам известно несколько десятков человек было взято в плен.

Андрей Шарый:

Петра, что вас заинтересовало в Мазари-Шарифе, зачем вы поехали в этот город?

Петра Прохазкова:

Мы поехали в Мазхари-Шариф, прежде всего, потому, что в последние недели здесь происходили столкновения на этнической почве. Здесь, недалеко от Мазари-Шарифа, все еще противостоят отряды узбеков и таджиков. В настоящее время стрельбы как будто нет, боев нет, но ситуация очень напряженная. Кроме того, нам дошли сведения о том, что таджики и узбеки выгоняют из северных районов Афганистана пуштунов, которые приезжают в Центральный и Южный Афганистан, и возникают новые послевоенные беженцы. Нас очень заинтересовали этнические конфликты, и мы приехали проверить информацию.

Андрей Шарый:

А уже удалось собрать какую-то информацию?

Петра Прохазкова:

Да, мы поговорили с местными людьми. Конечно, на Севере не существует того, что есть в Кабуле. В Кабуле хотя бы есть какая-то власть. В Кабуле есть правительство, есть миротворческие силы, здесь все полностью контролируют местные силы. У кого больше силы, у кого больше солдат, у того больше контроля. Сам город Мазари-Шариф, в принципе, разделен на несколько частей, которые контролируются отдельными группировками. Вся область Северного Афганистана тоже разделена, в принципе, на этнической почве, что, конечно, очень опасно, и в будущем эту проблему надо решать, потому что конфликты на этнической почве - "традиция" Афганистана, и из них возникают гражданские войны.

Андрей Шарый:

Петра, в Москве довольно активно говорят о том, что российское влияние на севере Афганистана становится все ощутимее - у вас есть какие-то впечатления по этому поводу?

Петра Прохазкова:

Да, конечно, мы тоже чувствуем, что здесь ситуация абсолютно другая, чем в Центральном, Южном или Восточном Афганистане, где мы были до сих пор. Главное - здесь снабжение происходит из Узбекистана, Граница с Таджикистаном тоже для этих регионов очень важна, вся эта область больше ориентируется как на Россию, так и на бывшие республики СССР, прежде всего, Узбекистан и Таджикистан. Практически все, что здесь можно купить -оттуда. К примеру, все, что можно купить в Кабуле - из Пакистана. Так что страна, в принципе, разделена. Это связано и с тем что очень тяжело передвигаться с севера, например, в Кабул. Есть только одна дорога, по которой проехать очень трудно. Страна разделана этими условиями на две части, и Север, конечно, больше привязан к России и бывшим советским республикам.

XS
SM
MD
LG