Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит Европейского Союза в Барселоне. Вопросы реформы энергетического рынка


Ведет программу Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Аурора Гальего и Семен Мирский.

Андрей Шарый:

В пятницу в Барселоне в обстановке беспрецедентных мер безопасности открылся саммит Европейского Союза, в котором принимают участие также главы государств, претендующих на вступление в эту организацию. Сообщает наш корреспондент в Испании Аурора Гальего.

Аурора Гальего:

Барселона похожа на осажденный город. После событий 11 сентября, после инцидентов на саммите в Генуе, в Барселоне приняты беспрецедентные меры безопасности. Столица Каталонии защищена с воздухе, с моря и с земли. Город охраняют более пятисот патрулей различных видов полиции. Закрыт для движения транспорта центральный проспект Авенида Диагональ. Многие горожане отказались от автомашин, и используют общественный транспорт. Завод "Ниссан" закрыт, некоторые школы тоже закрыты, или предлагают альтернативные уроки на природе за городом. В опустевшем университете Педральбес осталась лишь сотня протестующих против глобализации мировой экономики студентов. Демонстранты начали собираться у въезда в город с утра. Около ста тысяч профсоюзных активистов провели в четверг мирную демонстрацию. Несколько часов спустя лидеры самых крупных испанских и европейских профессиональных союзов были приняты премьер-министром Испании Хосе Мария Аснаром и председателем Европейской комиссии Романо Проди. Демонстранты "антиглобалисты" - это пестрое сообщество самых разных групп. Предполагается, что во время саммита пройдет от 12 до 20 демонстраций, но точных цифр нет. Сегодня намечены выступления таких групп протестующих: "Интергалактические велосипедисты"-экологи, "Охотники на лобби"-противники капитализма, "Похороны будущего" и "Богатые тоже плачут".

Андрей Шарый:

Я добавлю к этому репортажу, что некоторые столкновения с полицией этих протестующих уже имели место. Саммит в Барселоне начался противоречиво: провозглашением оптимистических долгосрочных целей и попытками устранить трудноразрешаемые межгосударственные противоречия. Среди таких главных проблем - реформа энергетического рынка. Сейчас на линии прямого эфира - наш корреспондент Семен Мирский. Как известно, Франция приехала на этот саммит с особой позицией. Поясните нам, пожалуйста, в чем французская "особинка" на этом саммите?

Семен Мирский:

Позиция, действительно, особая. Начнем с того, что Франция вырабатывает более 80 процентов своего электричества именно на атомных энергоцентралях и располагает, таким образом, самыми большими в Европе излишками электроэнергии. И так она способна продавать миллиарды и миллиарды своих киловатт-часов по ценам, которые более чем конкурентоспособны. Более того, цена на электричество на внутрифранцузском рынке, как в бытовом секторе, так и на производстве, одна из самых низких в Европе. Но даже не здесь таится, я бы сказал, основная трудность, превратившая Францию и ее политику в области энергетики в главную мишень Брюсселя, точнее, четырнадцати стран-членов ЕС, а сегодня и в Барселоне. Всякая попытка правительства Франции или кого-либо из ее политических деятелей даже робко намекнуть на возможность приватизации фирмы "Электриситэ де Франс" - "Газ де Франс", так называется эта фирма, наталкивается на самый решительный отпор со стороны профсоюзов. Причем самым мощным из этих профсоюзов является "Всеобщая Конфедерация Труда", сокращенно "ВКТ", подчиненная коммунистической партии Франции. Уместен вопрос, почему "ВКТ" столь решительно выступает против приватизации системы энергоснабжения, даже частичной. Какую-то роль здесь, несомненно, играют роль доводы идеологического порядка: как-никак, "ВКТ"- профсоюз именно коммунистический. Но тут же следует оговориться, что и другие профсоюзы, не подчиненные компартии, занимают в этом вопросе сходную позицию. И здесь речь уже идет о причинах, ничего общего с идеологией не имеющих. Исторически сложилось так, что "Электриситэ де Франс" - "Газ де Франс" имеют систему оплаты труда и пенсионного обеспечения практически не знающих себе равных ни во Франции, ни в Европе. Рабочие и служащие, выходя на пенсию, получают не менее 75 процентов своего последнего, подчеркиваю, высокого жалования, то есть речь идет о таких привилегиях, которые сотни тысяч рабочих и служащих, что называется, без боя не отдадут.

Андрей Шарый:

Означает ли то, о чем вы сейчас рассказали, что решить проблему и как-то соотнести статус этой отрасли во Франции со статусом этой отрасли в других странах Европейского Союза наверняка не удастся?

Семен Мирский:

"Наверняка" я не сказал бы, Андрей. Есть теоретическая возможность решить эту проблему. И теория заключается в том, что существует параграф 86-ой Римского договора, лежащего в основе всего Европейского Союза. Причем в нем говорится, что Брюссель, то есть, Европейская комиссия, имеет возможность навязать ту или иную степень либерализации одной из стран-членов во имя так называемой честной конкуренции. И вот, кстати, почему европейский комиссар по вопросам энергетики Лойола де Паласьо накануне открытия саммита в Барселоне заявила, что она надеется, что упомянутую статью 86 Римского договора применять не придется, ибо она надеется, что Барселона станет не местом конфронтации, а встречей, на которой будет достигнуто соглашение по этому сложнейшему вопросу. Но каков именно будет итог - пока сказать трудно.

XS
SM
MD
LG