Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Явлинский об итогах Всемирного экономического форума и российско-американских отношениях


Программу ведет Петр Вайль. Он беседует по телефону с находящимся сейчас в США лидером фракции "Яблоко" в Государственной Думе России Григорием Явлинским.

Петр Вайль:

В Нью-Йорке закончилась 32-я ежегодная встреча участников Всемирного экономического форума. Мы связались с находящимся в Бостоне лидером фракции "Яблоко" в Государственной Думе России, лидером партии "Яблоко" Григорием Явлинским. Господин Явлинский, вы были участником Всемирного экономического форума в Нью-Йорке, и я хочу вас спросить об этом, но и воспользоваться тем, что ваша поездка в США была очень насыщенной, вы встречались со многими важными людьми, и я вам задам вопрос об этом, но сначала все-таки о форуме. Вы участвовали во многих экономических форумах - этот чем-то отличался от других?

Григорий Явлинский:

Ну, на этом форуме было несколько больше политики, чем экономики, и это было его отличительной особенностью. Связано это было, во-первых, с тем, что действительно в мире происходят очень серьезные изменения в политике, а кроме того, конечно, и с тем, что экономика, скажем, США, как страны, которая принимала форум, впервые находится не в самом лучшем положении и, видимо, обсуждать эту тему на форуме очень подробно не хотелось. Собственно говоря, главным все-таки на форуме было изменение американской политики, изменение ситуации между США, Европой, Россией и миром в целом. Думаю, что это именно то, чем запомнится форум.

Петр Вайль:

А вот то, что многие видные участники форума выражались не столько против идеи глобализации, сколько с большим скептицизмом, чем раньше - чем это объясняется?

Григорий Явлинский:

В первую очередь, это, видимо, связано с тем, что иногда связывают проблемы, которые появились в новейших отраслях, основанных на последних достижениях в области Интернета и информационных технологий, с одной стороны, а с другой - дело в том, что буквально в последние два года они начали резко падать, очень много разорившихся, много людей потеряло деньги, а именно это как бы было символом глобализации. Теперь происходит некоторое ослабление внимания к этому, некоторое охлаждение. Поэтому я думаю, что, по существу, в этом смысле мало что меняется. Глобализация - процесс объективный. Он не столько даже экономический, сколько технологический. Нужно понимать, что борьба с глобализацией - это примерно то же самое, что борьба луддитов в свое время с появлением техники, появлением машин. Проблема глобализации для каждой страны стоит особо, в том смысле, что она больше зависит от деятельности правительств различных стран. Некоторые страны готовы к глобализации, правительства принимают соответствующие меры, и это означает, что люди в этих странах, предприниматели не окажутся в плохом положении после того, как эти процессы наберут силу. Работники не будут терять рабочие места, владельцы компаний не будут терять доходы. В других же странах правительства по разным причинам не способны соответствовать этому процессу, поскольку они не способны соответствовать, он их пугает, и они хотят объяснить свою собственную несостоятельность в отношении восприятия этого процесса в стране и подготовки собственной экономики тем, что это какая-то проблема, которая связана с агрессией экономической, связана с происками мировых монополий, крупнейших стран мира, таких, как США. И, таким образом, они стараются как бы направить общественное мнение или общественное негодование в связи с потерей рабочих мест и экономическими трудностями от себя в другую сторону - в сторону этих процессов. Но процессы остаются объективными. И всем правительствам в мире придется раньше или позже приспосабливать свои страны к этим процессам.

Петр Вайль:

Господин Явлинский, вы и сейчас еще в Штатах, в городе Бостоне, я не знаю, с кем вы уже успели встретиться, но ваша поездка выглядит очень впечатляюще. Это встречи и с помощником президента США по национальной безопасности Кондолизой Райс, лидером демократов в Конгрессе Гепхардтом, знаменитым меценатом и предпринимателем Джорджем Соросом, в редакциях газет "Нью-Йорк Таймс" и "Вашингтон Пост", и, естественно, традиционный вопрос. Вы, надо полагать, говорили о России и вас спрашивали о России - как выглядит Россия сейчас в глазах США?

Григорий Явлинский:

Конечно, с содержанием моих разговоров во многом было два аспекта. Первое - ситуация в экономике и ближайшие экономические перспективы России, и российско-американских экономических отношений, но значительное место в этот раз занимало обсуждение проблем, связанных с изменившимися после событий 11 сентября отношениями России и США и изменениями, которые появляются вновь, теперь, когда США полагают, что в основном операция в Афганистане близится к концу. Собственно темой обсуждений было несколько проблем. Одна проблема была связана с нефтяными ценами и проблемой демонополизации роли ОПЕК в мире. Это очень важная тема сотрудничества экономического, в том числе сотрудничества между Россией и США. Конечно, обсуждались также и темы безопасности России и взаимных возможных обязательств между Россией и США в отношении безопасности в ближайшее время, особенно в связи с тем, что борьба с терроризмом вовсе не заканчивается, и для России эта проблема продолжает оставаться очень острой.

Конечно, обсуждалось и множество проблем мирового уровня, где мне нужно было обязательно подчеркнуть, что крупнейшие мировые проблемы в ближайшем будущем без России решены быть не могут. Да, действительно, положение России сегодня далеко от превосходного. Да, действительно в экономическом, да и в военном смысле мы сегодня не равняемся с США, однако, положение России в целом и ее роль в мире таковы, что, на мой взгляд, все крупные проблемы мира требуют совместных с Россией действий. Это и Балканы, это и Ближний Восток, это и индо-пакистанский конфликт, и проблемы, связанные с событиями вокруг Китая и Тайваня, это и экология, и международная преступность, ну и, конечно, проблемы, связанные с Северной Кореей, Ираном, Ираком. Не думаю, что курс, который иногда проскальзывает в высказываниях некоторых американских политиков, о том, что США намерены заниматься этим всем исключительно самостоятельно, полагаясь на свои собственные возможности, не учитывая дипломатических и политических обстоятельств мирового взаимодействия, и что они могут все это сделать одни и в короткие сроки - я не думаю, что это правильно. Собственно в этом был и главный смысл обсуждений.

Петр Вайль:

Господин Явлинский, я позволю себе сказать о высказываниях российских политиков. Вы и сейчас, и раньше подчеркивали, как изменились отношения России и США после 11 сентября, что называется, не было бы счастья, так несчастье помогло, отношения улучшились, страны сблизились, но в самое последнее время опять наметился какой-то новый отход, маятник качнулся в другую сторону. В частности, впервые, по-моему, такого уровня государственный деятель, как Сергей Иванов, прямо обвинил Запад, и в первую очередь США, в двойных стандартах?

Григорий Явлинский:

Да, я знаю об этом, это связано с позицией в Чечне. Я думаю, что попытка отделить сепаратистов от террористов в случае с Чечней действительно представляет большую проблему. Ответом на этот вопрос может быть лишь как можно более быстрое решение политических проблем между федеральным центром и Чечней. Ответом, на самом деле, может быть только ускорение политического решения этой проблемы. Как я уже говорил, раньше или позже в Москве должна состояться конференция или совещание у президента России, где за столом будут сидеть все представители Чечни, которые имеют к этому какое-либо отношение. Только такое заседание, такая конференция может положить начало серьезному политическому процессу. Ее, конечно, нужно готовить, но без этого сделано ничего не будет. А если такого политического процесса не будет, то все дело, конечно, вновь обернется во взаимные обиды, упреки, капризы такого рода, и никакого положительного выхода из ситуации не будет.

XS
SM
MD
LG