Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Запрет охоты на лис в Шотландии обсуждает "радиопарламент" Игоря Померанцева


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют: корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына и ведущий программы РС "Поверх барьеров" Игорь Померанцев, беседовавший с валлийским помещиком и радиожурналистом Фрэнком Уильямсом, и с леди Филимор - она же журналистка Маша Слоним.

Петр Вайль:

Шотландский парламент принял закон, запрещающий охоту на лис. Шотландия стала первой частью Соединенного Королевства, где с осени будет запрещена псовая охота на лис, зайцев и других млекопитающих. Принятие закона вызвало бурные дебаты в стране. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына:

Наталья Голицына:

В день голосования по законопроекту о запрете псовой охоты здание шотландского парламента в Эдинбурге было в осаде. Полиция с трудом сдерживала пикеты противников запрета, которые съехались со всех концов сельской Шотландии. Сотни демонстрантов с плакатами, многие из них верхом в охотничьих костюмах, требовали защитить псовую охоту, которая не только остается частью незыблемых национальных традиций, но и дает работу тысячам сельских жителей во всех концах королевства. Ни один законопроект за все три года существования шотландского парламента не вызывал столь длительных и бурных дебатов. Яростные споры парламентариев продолжались шесть часов. Было рассмотрено 107 поправок к законопроекту. В конце концов, перевес оказался на стороне противников псовой охоты. Большинством в 83 голоса против 36-ти при пяти воздержавшихся "Билль о защите диких млекопитающих" - так официально называется новый закон - был принят.

По новому Биллю псовая охота приравнивается к уголовному преступлению, совершение которого влечет за собой тюремное заключение до 6-ти месяцев или штраф до 5-ти тысяч фунтов. После одобрения королевой Великобритании, закон вступит в силу осенью этого года - перед началом охотничьего сезона.

Наибольшее негодование противников закона вызвал отказ парламента выплатить компенсации потерявшим работу егерям и служащим охотничьих угодий. Глава организации "Шотландский сельский альянс" Алан Маррей заявил, что "шотландский парламент предал сельскую Шотландию, и что шотландские политики ясно продемонстрировали, что мнение сельских жителей ничего для них не значит". Стало известно, что "Шотландский сельский альянс" и другие организации сельских жителей Шотландии намерены оспорить решение парламента в суде, считая новый закон грубым нарушением Европейской конвенции по правам человека.

Отношение к псовой охоте поистине раскололо общественное мнение Британии. Для многих англичан этот вид охоты всегда был неотъемлемой частью их национальной идентичности. Британское правительство уже предпринимало попытку провести через парламент закон о запрете псовой охоты. Лейбористская партия обещала это сделать в своем предвыборном манифесте еще в конце 90-х годов. В декабре 2000-го года правительству удалось провести этот закон в палате общин. Он был принят большинством в 378 голосов против 158-ми. Но закон этот был заблокирован в палате лордов, которая его отвергла.

Сейчас, после победы сторонников запрета псовой охоты в Шотландии, британскому парламенту предстоит вновь заняться рассмотрением этого закона, который (в случае его принятия) распространит запрет на псовую охоту на Англию и Уэльс.

Петр Вайль:

За комментарием на эту тему я обратился к своему коллеге британскому подданному Игорю Померанцеву:

Игорь Померанцев:

В ответ на решение шотландского парламента я решил созвать свой радиопарламент и провести свое радиоголосование. Палату общин в моем самозванном радиопарламенте представляет валлийский помещик и радиожурналист Фрэнк Уильямс, а палату лордов - леди Филимор, она же журналистка Маша Слоним. Первое слово, естественно, леди:

Леди Филимор:

Наверное, я все-таки воздержалась бы. Я думаю, что это ханжество - говорить о любви к животным и охотиться на красивых лис, или умиляться барашком в поле и есть баранину. А я делаю и то, и другое. Я люблю животных и люблю охоту на лис, люблю это веселое зрелище - красные кафтаны наездников, красивые сильные лошади, звуки рожка и суетящиеся под ногами собаки. Пара раз я сама охотилась на лошади. И кто же из англичан не любит быстрой езды... А это ведь галопы по открытым полям, через заборы, заграждения. И вовсе не погоня кончается, кстати, поимкой бедной лисы, часто лиса уходит. Я сама никогда не оставалась до этого кровавого конца, кровавой расправы, тоже, очевидно. срабатывало мое ханжество. Но нынче лису совсем не терзают собаки, это в свое время сочли слишком жестоким, и теперь, затравив лису, ее тут же убивают из ружья, чтобы не мучалась. Отрезают конец хвоста как трофей, а сама лиса никому не нужна. Сейчас охота на лис все-таки более демократична. Раньше все зависела от того, чья охота и где она проходит. Есть, конечно, очень изысканные и снобистские охоты. Но вот охота, где я живу и мои лошади живут - довольно простая, и открыта она, в общем-то, для всех, кто хочет. Конечно, это удовольствие не из дешевых. И лошадь надо взять напрокат, если у тебя своей нет, и заплатить за участие надо, это называется, кстати, "дать на шапку". Но для студентов полцены, и таких набирается довольно много, особенно под Новый год. А если идешь за охотой пешком или на машине, а таких охотников обычно тоже собирается немало - то вообще бесплатно. Бедной лисе это, конечно, стоит жизни. Но ведь и она несколько кур и уток покрала, так что все, как говорится, неоднозначно. Может, в конечном счете, я бы голосовала против запрета охоты на лис.

Игорь Померанцев:

Мнение леди Филимор, которой, если вы внимательно слушали ее в эфире, слегка подгавкивал породистый пес по кличке Попсик. Теперь слово за Палатой общин, которую представляет в нашем радиопарламенте валлийский помещик и мой коллега Фрэнк Уильямс:

Фрэнк Уильямс:

Игорь, я стою перед дилеммой. С одной стороны, я вполне разделяю мнение Оскара Уайльда, который однажды заметил, что "охотники на лис - скоты в поисках несъедобного". Все отрицательные стороны этого "спорта" мне хорошо знакомы - и снобизм, и садизм, и архаизм. Нувориши в охотничьих костюмах и на дорогих лошадях, участвующие в кровавом ритуале уничтожения невинных зверей - действо, конечно, отвратительное. Но все-таки охота на лис - неотъемлемая часть нашей семейной биографии, наших семейных легенд. Я помню выражение гордости на лице папы, когда в возрасте 70 лет он вывел на поле охоты свою семилетнюю внучку - мою дочь. Для него охота содержит все наилучшее - азарт наездника, умение, закалку, охота требует последовательности, терпения даже мужества. Папа даже хотел уйти из жизни на охоте - в один прекрасный морозный осенний день разбиться, сломать себе шею. Не получилось. Он, слава Богу, жив еще, но временами близок к цели, как в тот ненастный зимний день, когда его нашли упавшим с лошади на спине, в канаве, без сознания, лицо в крови. Для папы охота на лис - это целая жизнь, а мой дед был еще более страстным охотником. Так что, не знаю, Игорь, не голосую, развожу руками.

Игорь Померанцев:

Итак, валлийский помещик Фрэнк Уильямс разводит руками. Леди Филимор дрожащей рукой голосует за охоту и охотников. Мне остается только воспользоваться правом спикера самозваного радиопарламента и я делаю выбор: зная и любя охотников, их рассказы, их сосиски, их настойку - я голосую против сухого закона.

XS
SM
MD
LG