Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

США как гарант стабильности в Афганистане на фоне нового обострения межплеменных отношений в этой стране


Ведет программу Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Москве - Аркадий Дубнов, и в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин, он беседовал с бывшим высокопоставленным сотрудником Пентагона Эли Краковски.

Андрей Шарый:

В среду на военную базу в афганском городе Кандагар прибыл председатель Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Ричард Майерс. Он прибыл туда для того, чтобы встретиться с командованием международного контингента и обсудить новую складывающуюся в стране ситуацию. А ситуация в Афганистане остается сложной, поскольку после победы над талибами, как выяснилось, опасность войны не устранена. Сохраняются довольно значительные противоречия между руководителями различных племен, достигшими непростого этнического соглашения о формировании новых органов власти. В среду начальник полиции афганского города Мазари-Шариф Мохаммед Ягин обвинил заместителя министра обороны Афганистана влиятельного полевого командира, узбека Рашида Дустума в дестабилизации обстановки на севере страны. По словам Ягина, во вторник сторонники Дустума убили высокопоставленного сотрудника полиции Мазари-Шарифа. Более тысячи бойцов из отряда Дустума отказываются выполнять соглашение о нормализации обстановки в городе. О межплеменных отношениях в Афганистане, о ситуации в этой стране подробнее - в рассказе нашего корреспондента Аркадия Дубнова.

Аркадий Дубнов:

Ровно неделю назад в кабульском аэропорту был убит министр транспорта и туризма Афганистана Абдул Рахман. На следующий день глава временного правительства Афганистана Хамид Карзай заявил, что у него есть свидетельства того, что убийство было результатом заговора среди членов афганской администрации. С этого момента вновь заговорили об опасности возобновления внутренней вооруженной междоусобицы в стране. Основания для такого рода утверждений существовали и раньше, фактически с того дня, как в декабре прошлого года на боннской конференции было с огромным трудом сформировано временное правительство во главе с Карзаем. Даже сама фигура Карзая, близкого соратника афганского экс-монарха, стала плодом многотрудного компромисса между лидерами международной антитеррористической коалиции во главе с США и многочисленными афганскими группировками. Значительная часть последних уже тогда почувствовала себя обделенной при распределении правительственных постов, однако, напряженность удалось снять, в основном обещаниями со стороны западных спонсоров предоставить помощь тем группировкам, которые поддержат администрацию Карзая.

Тем не менее, события последних месяцев показали, что, несмотря на все разговоры о том, что с афганцами всегда можно договориться, прибегая к обычному на востоке методу - подкупу, это оправдывается далеко не всегда. Афганцы, впрочем, как и другие народы, ценят финансовые стимулы, однако и они не способны помочь преодолеть глубокие внутренние противоречия, этнические и клановые - даже внутри одной и той же этнической группы. Компромиссная фигура Хамида Карзая оказалась главным раздражителем этих противоречий. Сейчас это стало особенно очевидным, когда появились достоверные сведения, что в результате работы "Лойя Джирги", традиционного высшего совета афганских старейшин, который должен быть создан в мае этого года, главой государства, скорее всего, будет избран бывший король Захир Шах, который, в свою очередь, назначит Карзая премьер-министром следующего переходного правительства Афганистана, которое будет работать до проведения выборов в стране спустя еще полтора года. Важно отметить, что Захир Шаха поддерживает Вашингтон. Многие лидеры пуштунских племен, в особенности на юге страны, весьма активно пытаются не допустить такого сценария, несмотря на то, что экс-монарх, так же, как и Карзай, пуштун по национальности.

Далее, существуют более чем серьезные противоречия в борьбе за власть между пуштунами и афганскими таджиками. Теперь, после убийства министра Абдул Рахмана, это стало особенно выпуклым. Дело в том, что уже стали известны обвинения сторонников Карзая в подготовке покушения на министра в адрес представителей так называемой панджшерской группы в правительстве. А если конкретно, тех министров, афганских таджиков, близких соратников покойного лидера Северного альянса Ахмад-Шах Масуда, которые возглавляют сейчас министерства обороны и внутренних дел, и разведку. И раньше было известно то раздражение, которое испытывали в среде пуштунских вождей, так сказать, "засильем" афганских таджиков в новом руководстве страны.

Стремясь сохранить свои позиции, Карзай и его сторонники теперь видят спасение в откровенной военной поддержке со стороны США и увеличении международного миротворческого контингента в стране, однако в последние дни появляются свидетельства того, что противники иностранного присутствия в Афганистане активно инициируют антизападные настроения внутри страны. Все это происходит на фоне того, что строительство новых вооруженных сил в Афганистане только-только начинается, а все вооруженные группировки, подчиняющиеся многочисленным полевым командирам, не испытывающим друг к другу доверия, не разоружены.

И, наконец, существует опасность того, что в составе "Лойя Джирги" окажется достаточно большое количество сторонников талибов, тем более сейчас, когда обстановка внутри страны вновь накалена, что дало возможность бывшему министру внутренних дел Талибана Абдул Разаку заявить, что Талибан, в отличие от нынешней администрации, сумел пять лет назад навести порядок в стране гораздо меньшими силами и средствами и за гораздо меньшее время.

Андрей Шарый:

Выполнима ли вообще задача поддержания мира в освобожденном от талибов Афганистане? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с бывшим высокопоставленным сотрудником Пентагона Эли Краковски:

Юрий Жигалкин:

Если верить некоторым комментариям, ситуация в Афганистане, в ее худших проявлениях, вновь возвращается к временам, предшествовавшим появлению феномена Талибана. Как вы оцениваете шансы правительства Карзая на успех?

Эли Краковски:

Я думаю, что мы сейчас стали свидетелями естественного развития событий. С уничтожением Талибана центральная власть в стране исчезла, было создано заведомо слабое правительство, а реальная власть сосредоточена в руках местных этнических лидеров, причем очень часто непонятно, кто из них в самом деле серьезная фигура, и сейчас они ведут борьбу за главенство на своих территориях. Помимо этого, внешние силы, наиболее заметная из них - Иран, до некоторой степени - Россия, Узбекистан и Пакистан - пытаются доступными им методами утвердить свое влияние в определенных этнических группировках с прицелом на то, что когда Соединенные Штаты завершат охоту за "Аль-Каидой", американские силы и внимание будет отвлечено другими задачами. Я думаю, это ошибочная посылка, поскольку последние несколько недель доказали, что Вашингтон готов всерьез посвятить себя обеспечению стабильности Афганистана.

Юрий Жигалкин:

Но готовы ли Соединенные Штаты взять на себя весь риск военной поддержки правительства Карзая, памятуя об афганском опыте России?

Эли Краковски:

Всегда существует опасность того, что любая операция может затянуться надолго и обернуться потерями. Но это совсем не означает, что США готовы втянуться в бесконечный конфликт, из которого невозможно выйти победителем. Американская стратегия состоит в разносторонней поддержке центрального правительства, которому, в отличие от прежних времен, присягнули на верность практически все афганские группировки. Что пытается сделать Вашингтон - всеми силами, даже путем военной поддержки увеличить шансы центральной власти в Кабуле на успех, то есть его шансы на средоточение контроля в стране в своих руках. На мой взгляд, эта задача выполнима.

Юрий Жигалкин:

Но что, если Вашингтону не удастся наладить союзнические отношения со странами-соседями Афганистана, что если они, в самом деле, начнут активно преследовать свои интересы?

Эли Краковски:

Ясно, что у различных стран свои, часто различные интересы в Афганистане. Но, по большому счету, они должны осознавать, что стабильность в Афганистане в их интересах. Тот же Иран стал жертвой наркотиков, поступающих через афганскую границу. Я думаю, не случайно, Тегеран, в последние дни дал понять, что он может попросить покинуть страну своего давнего "клиента" Хекматиара, открыто выступающего против правительства Карзая. Одновременно, все соседи Афганистана прекрасно осознают, что никто, кроме Соединенных Штатов не способен стать гарантом стабильности Афганистана, это доказывает прошлое. Здравый смысл должен их заставить сотрудничать с США. Они все только выиграют, если Соединенные Штаты помогут стабилизировать Афганистан.

XS
SM
MD
LG