Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иванов призывает к диалогу с США относительно ПРО


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

Выступая на конференции по разоружению в Женеве, министр иностранных дел России Игорь Иванов выступил с предложением начать активный диалог с Соединенными Штатами, целью которого должен быть поиск альтернативы идее создания американской системы противоракетной обороны. Каким может быть американский ответ на инициативу, которая знаменует, по словам наблюдателей, явный переход России к конструктивному тону в общении с США по этому вопросу?

Заявление Иванова, заметно отличавшееся по духу от прежних непримиримо критических высказываний представителей Москвы, последовало за выступлениями Президента, министра обороны и Госсекретаря Соединенных Штатов, подтвердивших намерение новой администрации соорудить систему противоракетной обороны, практически, любой ценой. Такая решительность Белого Дома особенно заметна на фоне поведения правительства Клинтона с явной неохотой, под давлением обстоятельств, принявшего решение об испытаниях компонентов будущей национальной антиракетной системы.

Что может означать очевидная перемена тона заявлений Москвы, и как может воспринять эти идеи Вашингтон? Вопрос американскому военному эксперту, сотруднику Фонда "Херитейдж" Бейкеру Спрингу.

Бейкер Спринг:

В том, что касается сути предложений Иванова, то в них трудно обнаружить нечто новое. Он еще раз подтвердил известную российскую позицию, состоящую в неприятии американской инициативы о сооружении антиракетной системы, в необходимости сохранения Договора об ограничении систем противоракетной обороны. Россия вновь предложила лишь расширение мер доверия как контрмеру против потенциальной ракетной атаки. Единственное, что на себя обращает внимание - перемена тона. Вместо обычной критики планов США российский министр предложил сотрудничество. Если это означает смягчение позиции России - то оно будет без сомнения приветствоваться Вашингтоном. Я думаю, что Белый Дом, должен ответить на эту инициативу еще одной попыткой убедить Москву в том, что американская противоракетная система ни в коей мере не угрожает интересам России, в то время, как у США есть серьезный повод опасаться ракетной атаки со стороны потенциальных врагов. Для этого достаточно объективно рассмотреть факты. Я думаю, что в данной ситуации лучшим исходом для всех было бы возобновление прерванных в девяносто третьем году американо-российских переговоров об обороне в космосе, где обсуждались разные способы антиракетной защиты, но такие переговоры невозможны в контексте сохранения неизмененного договора о ПРО.

Юрий Жигалкин:

Могут ли помочь двустороннему диалогу предложения России пойти на более серьезные сокращения ядерных арсеналов?

Бейкер Спринг:

Мы можем и должны вести обсуждения идей о дальнейшем сокращении наступательных ядерных вооружений. Но, прежде всего, мы должны ввести в действие уже подписанный и ратифицированный договор СНВ-2. Проблема в том, что Дума оговорила его вступление в действие множеством условий. В силу этого предложения о более радикальном сокращении боеголовок вряд ли могут быть эффективным инструментом в руках Москвы. Но если Договор СНВ-2 будет разблокирован, то мы можем вести переговоры и о дальней сокращении ядерных арсеналов.

XS
SM
MD
LG