Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги визита Игоря Иванова в Швейцарию

  • Дмитрий Атлас

Дмитрий Атлас, Лихтенштейн:

Безусловно, основным итогом визита Игоря Иванова в Швейцарию стало заключение договоренности о посещении этой страны Владимиром Путиным во второй половине 2001-го года. Итак, запланированная еще на прошлый год поездка президента России в Швейцарию хоть и с задержкой, но все же состоится. Детали этого визита обсуждались в полуторачасовой беседе российского министра иностранных дел с его швейцарским коллегой Жозефом Дейссом. На пресс-конференции, которую российский и швейцарский министры иностранных дел дали после завершения переговоров, речь, конечно, шла не только о предстоящем приезде Путина в Швейцарию, но и о Павле Бородине, экстрадиции которого добивается женевская прокуратура. Швейцарский министр иностранных дел Жозеф Дейсс в своем комментарии к ситуации, сложившейся вокруг Павла Бородина, напомнил о существующем в Швейцарии двойном разделении властей - с одной стороны, политической и судебной, с другой - федеральной и кантональной. Дело Бородина лежит в правовой плоскости и не входит в компетенцию швейцарского правительства, заявил Дейсс.

Игорь Иванов охарактеризовал сложившуюся ситуацию как весьма щекотливую и не стал вдаваться в подробности своего разговора о Павле Бородине с президентом и министром иностранных дел Швейцарии. В то же время Иванов выразил надежду на то, что швейцарские власти будут способствовать скорейшему разрешению конфликта вокруг Павла Бородина. Пока же Россия намерена добиваться освобождения Бородина из-под ареста. "Бородин - российский гражданин, и разве Швейцария не стала бы действовать так же в отношении своих граждан"? - обосновал Иванов позицию российской стороны.

Оба министра иностранных дел с удовлетворением констатировали на совместной пресс-конференции, что отношения между Россией и Швейцарией в настоящий момент являются превосходными. Но у дипломатии свои законы и, как отмечают в Швейцарии, тезис о полном взаимопонимании, существующем между обеими странами, едва ли стоит понимать буквально. Можно с уверенностью утверждать, что фактор Бородина будет играть весьма заметную роль в дальнейшем развитии отношений России и Швейцарии. И хотя у России нет оснований считать, что непримиримая позиция женевской прокуратуры в вопросе об экстрадиции Павла Бородина совпадает с позицией швейцарских властей, юридический исход дела Бородина, безусловно, найдет отражение и на политическом уровне.

XS
SM
MD
LG