Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

60-летие Мохаммеда Али


Программу ведет Андрей Шарый.. Участвуют спортивный обозреватель Радио Свобода Дмитрий Морозов и заслуженный мастер спорта, двукратный олимпийский чемпион по боксу Борис Лагутин.

Андрей Шарый:

17 января исполнилось 60 лет знаменитому американскому боксеру Мохаммеду Али, олимпийскому чемпиону и трехкратному чемпиону мира среди профессионалов. Настоящее имя Мохаммеда Али - Марселиус Кассиус Клей. У микрофона в Москве спортивный обозреватель Радио Свобода Дмитрий Морозов:

Дмитрий Морозов:

Родители, нарекшие мальчика на нарочито древнеримский манер, словно предчувствовали, что ему уготована роль императора мирового бокса. В 1959-м году пятнадцатилетний Клей выиграл Большой любительский турнир "Золотая перчатка", вошел в сборную США и спустя год в Риме стал олимпийским чемпионом в полутяжелом весе. В 1964 году Кассиус, победив в финале знаменитого Сони Листона, который был вдвое старше него, уже получил титул лучшего в мире в профессиональном боксе. Следующий шаг чемпиона, к спорту никакого отношения не имеющий, шокировал всех не меньше, чем его успехи на ринге. Вступив в секту "черных мусульман", Кассиус Клей меняет имя на Мохаммеда Али. Через год за отказ драться с кандидатами, предлагаемыми Всемирной боксерской ассоциацией, Али лишают титула чемпиона мира. Но Мохаммеда Али это обстоятельство нисколько не огорчает. Более того, добив Листона, но уже по версии "WBC", Али в последующие полтора года сокрушил едва ли не батальон сильных бойцов, в том числе, Флойда Патерсона и Зора Фолли. Но и после этого Али не угомонился. Еще один скандал произошел, когда он отказался надеть военную форму и принять присягу. На комиссии психиатров он, уподобившись солдату Швейку, прикинулся идиотом и назвал Шекспира президентом США, а Сидней разместил в Канаде. Это было время американской военной кампании во Вьетнаме, и Али должен был ехать в Юго-Восточную Азию как один из лидеров нации. Он отказался, и боксерская ассоциация во второй раз лишает Мохаммеда Али звания чемпиона мира.

Во второй раз Мохаммед Али стал чемпионом в 1973-м году, сокрушив в восьмом раунде Джорджа Формэна. Затем, в 1978-м году потерял этот титул в борьбе с Леоном Спинксом, но спустя три месяца вернул его вновь. В целом, Мохаммед Али провел двадцать пять титульных или отборочных к ним боев, и это стало бы рекордом, не будь Джо Луиса, у которого таковых - на один больше. А первое поражение - их всего три - он испытал лишь в марте 1971-го, проиграв Джо Фрезеру.

Одним из свидетелей замечательной эпохи Али стал заслуженный мастер спорта, двукратный олимпийский чемпион Борис Лагутин, ответивший на наши вопросы. Борис Николаевич, вы дебютировали на олимпиаде в Риме, на той самой олимпиаде, где одержал победу Кассиус Клей. То есть, вы наблюдали его бокс воочию, возникло ли у вас ощущение, что этот боксер станет сильнейшим не только на олимпиаде, но и впоследствии сильнейшим в профессиональном боксе в мире?

Борис Лагутин:

Трудно было сразу предугадать в полутяжелом весе Кассиуса Клея, того легендарного Кассиуса Клея - Мохаммеда Али, которого мы знаем не только со спортивной точки зрения, но, я бы сказал, с общественно-политической точки зрения, - знаковой фигуры. Тогда ему не было восемнадцати лет, только подходили его сроки. Я в то время поработал на предприятии после окончания техникума несколько лет. И, выиграв накануне поездки в Рим чемпионат Союза, я неожиданно для многих оказался участником Олимпийских игр. Поэтому мы с разных позиций смотрели на выступления. Да, Клей победил, но в очень упорном бою. Он победил замечательного спортсмена Геннадия Шаткова. Тогда в том Клее, который скользил по рингу, опасаясь ударов нашего прославленного чемпиона Олимпийских игр, трудно было угадать будущего чемпиона мира в профессиональном тяжелом весе. Самое главное, чем он поражал, - это умение двигаться прекрасно, умение уходить от ударов, и, в общем, он наносил удары.

Дмитрий Морозов:

Скажите, Мохаммед Али придерживался какой-то определенной школы или он был, как и в жизни, своего рода космополитом в боксе? То есть, перенимал лучшее от разных боксерских школ?

Борис Лагутин:

Думаю, что у наших коллег - спортсменов Америки - есть своя хорошая традиционная школа подготовки любителей и профессионалов. Естественно, друг у друга мы учимся, насколько это возможно, и, естественно, у Мохаммеда Али были прообразы сильнейших боксеров, Джо Луиса, и, надо сказать, что наши американские партнеры в тяжелом весе пока доминируют. Во многих весовых категориях спортсмены России завоевывали самые высокие звания, но в тяжелом весе пока у нас еще нет наград. А у них целая технология разработана по, я бы сказал, выращиванию, не искусственному, а естественному, выращиванию, воспитанию таких тяжеловесов. Я не буду рассказывать дальнюю историю Джо Луиса, других американских тяжеловесов, но Кассиус Клей - это было исключительное явление, на мой взгляд. В молодом возрасте он прекрасно боксировал, ну и потом, как вы знаете, стал чемпионом среди профессионалов спустя буквально полтора года после того, как завоевал золотую олимпийскую медаль в Риме. Ну и дальнейшая его судьба - она была яркой и убедительной, и, я думаю, что многие могли видеть судьбу яркой звезды, спортивной звезды Кассиуса Клея. И в течение многих лет он доминировал на профессиональном ринге в тяжелом весе, что само по себе говорит о многом.

Дмитрий Морозов:

Борис Николаевич, вам ведь приходилось встречаться с Мохаммедом Али не только на спортивных соревнованиях...

Борис Лагутин:

Вы правы, накануне проведения Олимпийских игр в Москве Кассиус Клей был гостем Боксерской Федерации России. И, в данном случае, Клей устраивал показательные выступления, боксировал с нашими тяжеловесами, с Заевым и еще с рядом других. Это был такой обмен опытом, а я у меня, надо сказать, богатый опыт за время его спортивной баталии. Это было обоюдно очень интересно, видеть его не только в спортивном зале, но и на ринге. Он очень коммуникабельный и не мог не вызвать у любителей спорта большие симпатии.

XS
SM
MD
LG