Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беспрецедентное уголовное расследование преступлений врачей из города Лодзь


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Варшаве - Ежи Редлих, и в Лондоне - Наталья Голицына, она беседовала с Джоном Харрисом, профессором медицинской этики Манчестерского университета, директором Института биоэтики и медицинских норм.

Андрей Шарый:

Беспрецедентное уголовное расследование проходит в Польше. Врачи "Скорой помощи" в городе Лодзь обвиняются в том, что они, в сговоре с работниками похоронных служб, умерщвляли пациентов. С подробностями - Варшавский корреспондент Радио Свобода Ежи Редлих.

Ежи Редлих:

Неделю тому назад крупнейшая в Польше "Газета Выборча" опубликовала потрясающий репортаж. В нем говорится о том, что работники лодзинской "Скорой помощи" занимаются продажей трупов похоронным предприятиям. В течение десяти лет врачи, санитары, водители скорой помощи и диспетчеры за деньги продавали похоронным конторам информацию об адресах семей только что умерших. Похоронники тут же являлись и предлагали услугу. Бывало, что прямо за машиной скорой помощи следовала машина похоронной службы, лишь бы успеть перед конкуренцией и добыть "шкуру". Таким презрительным названием работники "Скорой помощи2 определяют свежие трупы. Была установлена цена - от 300 до 500 долларов за "шкуру", то есть, за сообщение о погибшем или умершем. Похоронная услуга стоит в пять, в десять раз больше.

Было выявлено, что персонал некоторых машин нарочно замедлял выезд к пострадавшим для того, чтобы на месте сразу же засвидетельствовать кончину. В таком случае, разумеется, уведомлялась "дружественная" похоронная фирма. Улики указывают на еще более мерзкие дела. Некоторые медики скорой помощи не только замедляли спасение, но и нарочно прекращали спасательные действия, и даже умерщвляли больных. Для убийства могли служить лекарства, которые, если неумело их применять, становятся быстродействующей отравой. Таким является "Павулон" - средство, делающее тело дряблым и останавливающее дыхание. "Павулон" применяют лишь опытнейшие анестезиологи и только в операционной, когда за больного дышит машина. Между тем, в лодзинской "Скорой помощи" "Павулон" применялся очень часто, во сто крат чаще, чем в "Скорой помощи" других городов.

Сразу же после публикации в "Газете Выборча" прокуратурой было возбуждено уголовное дело. Стали допрашивать как работников лодзинской "Скорой помощи", так и родственников умерших после вмешательства некоторых "спасателей". Раскрытые журналистами факты, увы, постепенно стали подтверждаться. Прежде всего, был прекращен заговор молчания лодзинских медиков и похоронных предпринимателей. Не все же занимались этим мерзким делом. Более того, многие предупреждали своих преступных коллег, но не заявляли органам правосудия, опасаясь мести. Сейчас на допросах заговорили. На основе их показаний было задержано более десятка работников "Скорой помощи", в том числе врачи, санитары, диспетчеры, а также владельцы похоронных контор. По обвинению об умерщвлении больных были арестованы коллективы двух машин "Скорой помощи". Одновременно со следствием органы здравоохранения начали широкий контроль станций "Скорой помощи" по всей стране. Из них был изъят весь запас "Павулона" и было запрещено применение этого средства на "Скорой помощи". Была запрещена также выдача свидетельств о кончине врачами "Скорой помощи". Эти свидетельства были основой появления дельцов-похоронников у семьи умершего. Отныне такие свидетельства могут давать лишь врачи поликлиник. Контроль показал, однако, что ужасающие явления были единичны. И, тем не менее, газетные сообщения вызвали всеобщий ужас и запятнали медиков "Скорой помощи", которым приходиться сейчас действовать под сильным давлением враждебной общественности. Многие врачи решили покинуть работу на "Скорой помощи".

Андрей Шарый:

Преступления в Лодзи наш корреспондент в Лондоне Наталья Голицына попросила прокомментировать Джона Харриса, профессора медицинской этики Манчестерского университета, директора Института биоэтики и медицинских норм.

Наталья Голицына:

Профессор Харрис, как бы вы прокомментировали убийства больных в Польше с точки зрения медицинской этики?

Джон Харрис:

Мне представляется очевидным, что этот шокирующий случай не столько создает проблему для медицинской этики, сколько является откровенным убийством. В любой цивилизованной стране убийство считается серьезным преступлением. Но тот факт, что убийства совершали врачи, делает это преступление особенно ужасным - ведь мы ожидаем от врача стремления сохранить, продлить жизнь больного, по возможности помочь ему. Если то, что мне известно об этих случаях в Польше, правда, то это превращает их не только в шокирующие убийства, но и в извращенное представление о врачебном долге и врачебной ответственности.

Наталья Голицына:

Не кажется ли вам, что использование такого сильного препарата, которое применяли для убийства больных врачи "Скорой помощи", ставит под сомнение само его применение с точки зрения врачебной этики?

Джон Харрис:

Я не эксперт по применению этого препарата. Но если он был использован для ускорения кончины больного, а не в чисто терапевтических целях, то его применение со всей очевидностью можно назвать неэтичным.

Наталья Голицына:

Профессор Харрис, что, на ваш взгляд, могло бы предотвратить столь вопиющие нарушения медицинской этики?

Джон Харрис:

Мне просто трудно представить, что следует сделать, чтобы побудить врачей не становиться убийцами. У меня вызывает удивление сама постановка вопроса - необходимость каких-то мер. Никто не обладает правом на убийство, особенно врач, которому больной доверяет свою жизнь и здоровье, и который призван ее сохранять и защищать. Я просто теряюсь в этой ситуации и не могу предложить ничего другого, кроме всеобщего осуждения таких действий и уголовного наказания виновных в этом преступлении.

Наталья Голицына:

Не можете ли вы припомнить подобное преступление, совершенное врачами в Англии?

Джон Харрис:

Вспоминается не совсем аналогичный случай, он не связан с похоронными службами. Тем не менее, он в чем-то похож. Это получившее широкий резонанс дело доктора Гарольда Шипмана. Этот врач был обвинен в убийстве более десяти своих пациентов; полагают, однако, что он умертвил более ста человек на протяжении длительного времени - в основном это были пожилые женщины. Шипман вводил им смертельные дозы препарата, а затем подделывал их свидетельства о смерти. А до этого он каким-то образом заставлял их подписывать завещания в свою пользу. Я бы не назвал этот случай совершенно уникальным на Западе. Но мне еще никогда не приходилось слышать о сделках врачей с похоронными службами.

XS
SM
MD
LG