Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Это событие имеет, прежде всего, символическое значение..."


Андрей Шароградский беседует о значении возобновления прямого сообщения между Тайванем и континентальным Китаем с Павлом Островым - редактором Радио Свобода, специалистом по Китаю.

Андрей Шароградский:

Павел, возобновление прямого, подчеркиваю - прямого сообщения между Тайванем и континентальным Китаем - это действительно историческое событие?

Павел Остров:

Это событие имеет, прежде всего, символическое значение. Переоценивать его практическую важность не стоит. Здесь надо выделить несколько моментов. Во-первых, лодки и небольшие суда еще с начала 80-х годов, когда началось потепление в отношениях между КНР и Тайванем, постоянно нелегально плавали между этими небольшими островами и материком, перевозя людей и контрабандные товары. Власти как Китая, так и Тайваня закрывали на это глаза. Так что сейчас просто узаконено фактическое положение дел.

Во-вторых, обращает на себя внимание весьма сдержанная реакция Пекина на это событие, что проявилось, в частности, в скупом его освещении китайскими СМИ. Так, орган правящей в КНР коммунистической партии газета "Жэньминь жибао" поместила небольшие сообщения об этом на одной из своих последних страниц. Власти КНР заняли здесь типично китайскую компромиссную позицию: не приветствовать, но и не препятствовать, расценивая это событие как рядовое возобновление сообщения между районами в рамках одной страны. Официальный представитель МИД КНР назвала этот шаг тайваньских властей "частичной мерой".

Можно выделить две причины такой позиции Пекина. Первая - стратегического порядка. Пекин крайне недоволен отказом тайваньского президента Чэнь Шуйбяня согласиться с принципом "одного Китая" в качестве условия начала переговоров по практическим вопросам - таким как двусторонняя торговля, сотрудничество правоохранительных органов, меры укрепления доверия в Тайваньском проливе, а в перспективе - и об объединении с Китаем. Не стоит забывать, что Чэнь пришел к власти на Тайване как кандидат от Демократической прогрессивной партии, которая выступает за провозглашение независимости острова. В программе этой партии по прежнему сохраняется положение о необходимости достижения независимости, хотя Чэнь Шуйбянь на посту президента избегает делать на него упор. Пекинские эксперты в частных беседах заявляют, что президент Тайваня Чэнь Шуйбянь пошел на возобновление морского сообщения, прежде всего, потому, что отсутствие заметного прогресса в отношениях с Китаем вызывает недовольство значительной части населения Тайваня - прежде всего выходцев с материка и их потомков.

Вторая причина сдержанной реакции Пекина заключается в том, что прямое морское сообщение между островами Мацзу и Цзиньмэнь, и материком возобновилось по инициативе Тайваня, то есть, фактически это был односторонний шаг тайванских властей, предпринятый без переговоров с КНР. Пекин просто не стал ему препятствовать. Весьма показательно, что китайские СМИ не сообщили о том, что это первые легальные рейсы, дозволенные именно тайваньскими властями.

Хочу также напомнить, что пока что прямое морское сообщение легально возобновлено только между двумя небольшими тайваньскими островами Цзиньмэнь и Мацзу и двумя портами в КНР - Сямэнь и Фучжоу в провинции Фуцзянь. Запрет на прямое сообщение между собственно Тайванем и материком пока не отменен. Так что в экономическом плане это событие имеет сугубо региональное значение.

Андрей Шароградский:

Региональное значение оно, конечно, имеет, но все-таки очень много лет говорилось о том, что прямое сообщение между Тайванем и континентальным Китаем запрещено, и его не было, а сейчас оно появилось - это расценивается многими как крупный шаг вперед, и сообщения об этом напечатаны сегодня на первых полосах многих газет. Павел, на ваш взгляд, означает ли это событие потепление в отношениях между Пекином и Тайбеем, означает ли оно, что Пекин сделал шаг в сторону отказа от угроз применения против Тайваня оружия в случае провозглашения островом независимости?

Павел Остров:

Нет, Китай не делал официальных заявлений об отказе от возможного применения силы в случае провозглашения тайваньскими властями независимости острова. Таким образом, это событие, на мой взгляд, не является каким-то политическим прорывом в отношениях между Пекином и Тайбэем. Помимо начала переговоров между официальными властями КНР и Тайваня, еще предстоит отменить ряд конкретных запретов, сдерживающих развитие связей - прежде всего, с тайваньской стороны. Так, тайваньские власти по-прежнему не позволяют предпринимателям из КНР вкладывать напрямую средства в экономику острова и не допускают на остров туристов с материка - в то время как Пекин разрешил тайваньские инвестиции еще в 80-х годах, и с этого времени миллионы тайваньских туристов посетили КНР. С 1989-го года в КНР на постоянной основе работают тайваньские журналисты. Китайские же СМИ до сих пор не имеют своих корпунктов на острове - хотя разрешение на это от Тайбэя и получено, однако, его практическая реализация наталкивается на бюрократические проволочки со стороны тайваньских властей. Так что предстоит еще многое сделать - как в политическом, так и в экономическом отношении. Однако, хочется напомнить высказывание древнекитайского мудреца Лао-цзы: "Цянь ли чжи син, ши юй цзу ся" - "Поход длиной в тысячу ли начинается с первого шага".

XS
SM
MD
LG