Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правовая революция во Франции


Дмитрий Савицкий, Париж:

Все мы видели эту сценку в кино: полицейский, защелкивая наручники на запястьях арестованного, скороговоркой сообщает ему его права: "Вы имеете права хранить молчание, все сказанное вами может быть использовано против вас", - и так далее. Видели мы это в фильмах американских, где задержанный не считался преступником, а лишь подозреваемым - до решения суда. По-французски этот юридический мантрам - скороговорка звучал лишь в переводе - в дублированных фильмах. В самой стране презумпция невиновности не существовала до 1 января 2001-го года и любое задержание, арест, ставил вас в позицию человека, который преступил закон: вам было необходимо доказать правосудию и его представителям, что это не так.

Легко себе представить, что подобная ситуация выгодна и полицейским, и следователям. Любой арестованный человек находился в положении практически обвиненного; на него можно было давить, ему можно было угрожать; психологическое давление было огромным. На это и рассчитывали, скажем честно, вовсе НЕ редко, властью облаченные. Идеальный способ давления приводил к тому, что человек - "раскалывался". Отсюда и судебные дела, пересмотренные и не пересмотренные, тех, кому не повезло, тех, кто сознался в том, чего не было, и тех, кому не была оказана вовремя юридическая помощь. Хвала небесам, с ситуацией этой покончено. 15 июня прошлого года Национальная Ассамблея Франции, стремясь к гармонизации, а точнее - синхронизации системы правосудия с остальными странами Европейского Союза, проголосовала за введение в стране презумпции невиновности, и отныне задержанный гражданин имеет право молчать, имеет право на свидание с адвокатом сразу же после ареста; срок временного задержания ограничен законом, а главное: осужденный имеет право подать апелляцию, обратившись в суд присяжных.

Эта судебная революция вызвала волну недовольства, как среди адвокатов, так и среди полицейских. Адвокаты, давно жалующиеся на нехватку средств, а главное - на нехватку сотрудников, обязаны теперь заступать на дежурство. Их могут разбудить и ночью, чтобы вызвать на свидание с угонщиком машины, пьяным драчуном или же ревнивым мужем. Новый закон все же ограничивает до 30 минут первое после задержания свидание с адвокатом; адвокат не имеет права доступа к делу; второе свидание разрешено через 20 часов, а третье, если объявлено о продлении срока задержания - через 36 часов. Адвокаты имеют право доступа к задержанному, подозреваемому в террористической деятельности или контрабанде наркотиков лишь через 72 часа после ареста.

Под закон о презумпции невиновности подпадает отныне и сын президента Миттерана, Жан-Кристоф, который вышел вчера на свободу, так как его мать набрала нужную сумму залога в 5 миллионов франков. И Жан-Кристофф и Даниэль Миттеран упорно называют залог - "выкупом". Дело Миттерана разрастается на глазах и именно в тот самый момент, когда правосудие страны претерпевает сейсмическую встряску радикальных перемен.

XS
SM
MD
LG