Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Пиночета

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Дубинский, корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин, который беседовал с известным американским политологом, специалистом по Латинской Америке Майклом Раду, и обозреватель Радио Свобода Джованни Бенси.

Савик Шустер:

Чилийский федеральный судья Хуан Гусман, расследующий обвинения против Аугусто Пиночета, вновь распорядился поместить бывшего диктатора под домашний арест. Гусман официально предъявил Пиночету обвинения в убийствах и похищениях людей, совершенных во время правления военной хунты. Гусман выдает ордер на арест Пиночета уже во второй раз. В первый раз действие ордера было приостановлено Апелляционным судом по просьбе адвокатов бывшего диктатора. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Дубинский:

Владимир Дубинский:

У судьи Гусмана находятся 185 исков, обвиняющих Пиночета в многочисленных преступлениях и нарушениях прав человека в годы, когда он стоял во главе чилийской военной хунты. По мнению судьи, есть достаточно оснований для того, чтобы привлечь его к суду по обвинению в похищении и убийстве более 70 человек. Предполагается, что эти убийства были совершены так называемым "караваном смерти" - карательным отрядом, который сразу после военного переворота 1973-го года отыскивал по всей стране противников военной хунты и казнил их без суда и следствия. По мнению Гусмана, есть основания полагать, что действия "каравана смерти" осуществлялись с ведома, и даже по распоряжению самого Пиночета.

После выдачи первого ордера на арест - это произошло 1 декабря минувшего года, адвокаты бывшего диктатора подали в суд апелляцию, утверждая, что судья Гусман поспешил с ордером на арест Пиночета, так как он не дождался заключения медицинской комиссии, которая должна была установить, может ли Пиночет предстать перед судом. Пиночету 85 лет. За последние два года он перенес несколько инсультов, страдает диабетом, сейчас оправляется от воспаления легких и с трудом передвигается. Пиночет живет в хорошо охраняемой загородной резиденции и редко появляется на публике. Более того, адвокаты Пиночета заявили, что Гусман нарушил закон, так как предъявил Пиночету обвинение, даже не допросив его. С тех пор Гусман в соответствии с требованием Апелляционного суда допросил Пиночета и рассмотрел представленное ему заключение медицинской комиссии. Результаты этого заключения пока не опубликованы, но Гусман считает, что Пиночет в состоянии предстать перед судом, хотя один из врачей, присутствовавших при медицинском осмотре Пиночета, заявил, что у бывшего диктатора есть симптомы сенильности, в частности, потеря памяти.

Решение Гусмана повторно выдать ордер на арест Пиночета вызвало в Чили неоднозначную реакцию. Сторонники бывшего диктатора обвиняют судью в предвзятости и в том, что он принимает свое решение, руководствуясь политическими соображениями. Представители правозащитных групп, напротив, назвали решение судьи историческим и выразили надежду, что бывший диктатор предстанет перед судом.

Эпопея с Пиночетом длится уже более 2 лет, с тех пор, как он был помещен под домашний арест в Великобритании, где был задержан по требованию испанских судей, обвиняющих его в преступлениях граждан Испании. Сам Пиночет отрицает свою причастность к убийствам и другим преступлениям, совершенным во времена хунты, утверждая, что убийства и другие жесткие меры, которые были приняты после военного переворота, были необходимы для борьбы с левыми силами. Эти заявления Пиночета идут вразрез с данными многочисленных международных правозащитных организаций, которые обвиняют его в жестоких репрессиях. За время правления хунты в Чили погибли или пропали без вести более 3 тысяч человек, а десятки тысяч чилийцев были вынуждены искать убежище за границей.

Савик Шустер:

Естественно, дело Пиночета - противоречивое, и оно вызывает всякие оценки - как в Чили, так и в остальном мире. Нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин обсудил дело Пиночета с известным американским политологом, специалистом по Латинской Америке Майклом Раду.

Юрий Жигалкин:

Как вы оцениваете эту небывалую судебную эпопею, длящуюся уже два года и имеющую все шансы затянуться на годы?

Майкл Раду:

Я думаю, что последствия этого дела будут преследовать мир годами, поскольку, на мой взгляд, оно создало негативный юридический прецедент. С самого начала, с ареста Пиночета в Лондоне было сильное ощущение того, что левые европейские политики пытаются манипулировать международным правом для преследования человека, которого не могли терпеть либералы всего мира. Нельзя забывать, что после переворота 1973-го года Пиночет стал самой ненавистной для левого крыла мирового политического истэблишмента фигурой. Дело в том, что он был первым человеком, сумевшим подорвать марксистский режим изнутри. А многие нынешние западноевропейские лидеры - Жоспен, Блэр, Фишер - были чрезвычайно активны в либеральном социалистическом движении в семидесятых годах. И когда два года назад испанский судья, бывший член парламента от социалистической партии начал преследовать Пиночета, это выглядело преследованием идеологического врага.

С точки зрения права, на мой взгляд, это дело также крайне сомнительно. Мы имеем испанского судью, выдающего ордер на арест человека, обладающего дипломатическим иммунитетом и обвиняемого в преступлениях, совершенных в третьей стране. Это крайне изобретательная трактовка международного права. Особенно, учитывая то, что Чили официально амнистировала людей, совершивших преступления во время военного правления. Так что преследование Пиночета, как мне кажется, представляет из себя манипулирование законами для того, чтобы осудить неугодного многим человека под каким угодно поводом.

Юрий Жигалкин:

Я думаю, с вами не согласятся родственники тысяч пропавших во времена диктатуры чилийцев и близкие, по крайней мере, десятков тех, кто мог быть уничтожен по приказу Пиночета. Имеют ли они право на справедливость, имеют ли право увидеть наказанным того, кого они считают преступником?

Майкл Раду:

Говоря о справедливости, необходимо помнить, что больше половины из трех тысяч исчезнувших пропали в течение первых двух недель после переворота, когда страна находилась в условиях гражданской войны, и, кстати, никто не пытается преследовать сторонников Альенде за убийство солдат, верных Пиночету. А радикальные левые группы охотились за своими противниками и во времена правления Альенде. Но самое главное, на мой взгляд, то, что военный переворот Пиночета, в отличие от других подобных событий, был в серьезной мере легитимизирован в семьдесят третьем году большинством чилийских законодателей, попросивших вооруженные силы вмешаться во внутриполитическую ситуацию. Мало того, после переворота было объявлено о двух амнистиях для всех участников тех событий. Одна - правительством Пиночета, вторая - чилийским парламентом, причем при согласии оппозиции. Теперь, под давлением международного общественного мнения некоторые силы пытаются ревизовать чилийские законы. Нельзя забывать, что Чили - демократическая страна, и сами чилийцы решили не трогать призраков прошлого. Помимо всего прочего, все понимают, что преследование Пиночета не приведет ни к чему. Поэтому во многом процесс над ним представляет из себя, на мой взгляд, насмешку над правосудием. И, по большому счету, опасный прецедент переписывания задним числом законов и истории.

Савик Шустер:

Я не согласен с очень многим из того, что только что сказал Майкл Раду, но столько мнений, в самом деле, высказываются сейчас в мире и Европе по этому делу, что только будущая книга, настоящая и подробная, научная нам позволить восстановить юридическую картину... Но ведь срока давности за преступления нет. В этом веке было много преступлений, но было и немало наказаний, и в этом какая-то надежда на то, что в будущем преступлений будет меньше...Решение чилийского судьи Хуана Гусмана отдать под суд бывшего диктатора Пиночета комментирует обозреватель Радио Свобода Джованни Бенси:

Джованни Бенси:

Итак, Аугусто Пиночету все-таки придется сесть на скамью подсудимых. Если, конечно, он не умрет до этого (ему 85 лет), поскольку его защитники опротестовали решение судьи Гусмана, и это может затянуть дело еще на месяцы. Пиночет правил путем террора, в этом нет сомнений. Чилийская трагедия, развязанная его государственным переворотом в сентябре 1973-го года, вписывается в мировое противостояние времен "холодной войны". Пиночет сверг президента Сальвадора Альенде, который был демократически избран, но пытался ввести в Чили "социализм", вводил реформы с коммунистическим уклоном и проявлял тенденцию обзывать противников "агентами ЦРУ". Ввел бы Альенде коммунистическую диктатуру? Сейчас это трудно сказать. Конечно, без "холодной войны" его действия выглядели бы значительно безобиднее. Пиночет хвастался тем, что он спас Чили от "большевизма", но его методы, похищения и убийства политических противников, лишили его режим всякого морального оправдания.

Диктатура Пиночета имела довольно своеобразные черты, потому что он пытался сочетать политический тоталитаризм с экономическим либерализмом. Пиночет запретил партии, задушил всякую политическую критику. Однако он призвал в страну специалистов по экономике из Чикагского университета (так называемых "Чикаго бойс"), под руководством профессора Мильтона Фридмана, который пытался реорганизовать чилийскую экономику по принципам абсолютного либерализма, и действительно добился определенных успехов. Это привело к тому, что в некоторых странах пост-коммунистического мира (в том числе и в России), кто-то стал говорить о "чилийской модели" как о возможном пути развития. Но это иллюзия. И в Чили, в конце концов, Фридман остался пустоцветом. Свобода неделима, и нельзя надолго поощрять ее в экономике, а душить в политике.

Кто-то сомневается в целесообразности тащить на суд 85-летнего больного старика, за преступления, совершенные 30 лет тому назад. Но, скорее всего, это целесообразно, конечно, при соблюдении всех гарантий, которые правовое государство предоставляет подсудимым, кем бы они ни были. Процессы такого рода не только восстанавливают справедливость, но и содействуют очищению политической атмосферы. Надо считать недостатком, что, например, в бывших коммунистических странах фактически никто не был привлечен к ответственности за преступления сталинизма, а единственный, кто получил по заслугам - это бывший румынский диктатор Николае Чаушеску. Тем не менее, в этом случае приходится сожалеть, что казнь произошла в результате самосуда, а не процесса, проведенного по законам правового государства.

XS
SM
MD
LG