Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американо-российская встреча в верхах


Во вторник на ранчо президента Буша в Техасе откроется американо-российская встреча в верхах, которая, как предрекают американские наблюдатели, может стать уникальным событием в отношениях между двумя странами, значение которой может превзойти все подобные встречи последнего десятилетия. Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с содиректором центра российских исследований гарвардского университета Маршаллом Голдманом.

Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

В течение нескольких месяцев со времени американо-российского саммита в Любляне и особенно после терактов 11-го сентября американо-российские отношения улучшались фантастическими темпами. Уже в силу эти обстоятельств многие утверждают, что техасский саммит должен стать своего родом апофеозом нового этапа отношений. Что можно ожидать от этой встречи, основываясь на анализе фактов?

Маршалл Голдман:

Кондолиза Райз, советник Буша по национальной безопасности, уже начала готовить общественное мнение к тому, что этот саммит вряд ли завершится подписанием монументальных договоров в политической или экономической области. При этом Райз прибегает к новому и показательному аргументу, настаивая на том, что такой исход саммита не будет провалом. Она говорит о том, что два президента и их страны устанавливают дружеские, близкие, нормальные отношения, в контексте которых выглядит попросту нелепой традиция заключения договоров, которыми в прошлом две страны пытались обезопасить себя друг друга. В конце концов, большая часть отношений США с союзниками строится на взаимопонимании, а не на договорах. В такой атмосфере Вашингтон, я думаю, может пойти на радикальное трехкратное сокращение своего ядерного арсенала, скажем, до двух тысяч боеголовок, в унисон с Москвой, исходя из здравого расчета и с гораздо большей охотой, чем если бы от него требовалось подписание официальных договоров, которые требуют длительной подготовки, ратификации, связывают руки администрации в случае появления неожиданной угрозы. Если двум президентам удастся договориться об этом, если Владимир Путин проявит подобную гибкость по поводу договора о противоракетной обороне, такой исход, я думаю, будет свидетельствовать о принципиальном изменении духа и сути американо-российских отношений.

Юрий Жигалкин:

Но такой исход, как бы он ни был важен в исторически долговременной перспективе, наверняка придаст аргументов критикам Владимира Путина, которые ждут и даже требуют от Соединенных Штатов материальных доказательств дружбы.

Маршалл Голдман:

Такой исход может убедить многих в России, но не всех. На осознание происходящего в отношениях между двумя странами потребуется время. Но, скажем, для американцев чрезвычайно важным и показательным выглядит тот факт, что Владимир Путин будет гостем в доме Буша. Единственным человеком, удостоившемся такого приглашения, был президент Мексики Винсенто Фокс, с которым Буш был дружен много лет. Даже наш ближайший союзник Тони Блэр не был приглашен на ранчо президента. Интересно, кстати, и заявление Владимира Путина в интервью "ABC", где он заявил, что Россия близко сотрудничает с США, не ожидая ничего взамен, лишь потому, что это в ее национальных интересах. В ее интересах сближение с Соединенными Штатами. Он ощущает принципиальную геополитическую тонкость позиции России, она не колония, которая продается или покупается.

XS
SM
MD
LG