Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как живет после начала военной акции в Афганистане Нью-Йорк?


Владимир Морозов, Нью-Йорк:



Как живет после начала военной акции в Афганистане Нью-Йорк? Что изменилось в районах, где особенно заметно присутствие арабского населения. В районе "Атлантик Авеню" в Бруклине, где много арабских лавочек, кафе и ресторанов, идет обычная торговля. Здесь ничего не изменилось, разве что стало чуть больше полицейских. Говорит Мервад - сотрудница арабского бюро путешествий "Oriental travel":

Мервад:

Сначала я испугалась, не могла выйти из дома в традиционном платке, надела шляпу. На другой день решила, что это смешно, и прекратила маскарад. Я мусульманка и хочу выглядеть как мусульманка. Мы не должны бояться, нам нравиться жить в Америке, и американцы понимают, что не каждый мусульманин - террорист.

Владимир Морозов:

Я поговорил с несколькими прохожими - не арабами. Они посещают те же магазины, что и прежде. То, что там торгуют мусульмане, ничего не меняет. Однако, домохозяйка заявила: "Не пойду же я за изюмом в супермаркет". В арабской лавочке вкуснее и дешевле двух долларов фунт. Так что я тоже купил себе домой пару фунтов афганского изюма. Рядом с бюро путешествий арабский магазин - джинсы и другая одежда для мужчин и женщин. Правда, мусульманок в джинсах я еще не видел...

Мервад, а что вы думаете о военной акции США в Афганистане?

Мервад:

Мне никогда не нравились террористы. Найдите их и накажите. Но теперь началась война. Могут погибнуть невинные люди. У нас все расстроены. Убивать людей - это против нашей религии.

Владимир Морозов:

Сегодня такие энергичные выступления услышишь редко. Чаще позиция нейтральная. Хозяин магазина ковров Дэвид прожил в Нью-Йорке полжизни - 15 лет:

Дэвид:

Я не хочу говорить об Афганистане, то, что там творится - не мое дело. Мне важнее, что бизнес идет хуже. Рецессия. Магазин теряет доход. Но дело пошло хуже у всех, а не только у нас - арабов.

Владимир Морозов:

Дэвид охотно рассказывает, что у него жена и двое детей... А как дети зовут вас дома?

Дэвид:

Ахмед-сала - это на моем родном языке. Но мое американское имя - Дэвид. Я родился в Бангладеш, но Америка - это моя страна.

Владимир Морозов:

С этим заявлением, вероятно, могут не согласиться те люди, которые побили окна в двух арабских лавочках в нью-йоркском районе Куинс. В Бруклине, на Атлантик-Авеню все спокойно. Но, повернув на улицу Хикс, я неожиданно увидел на здании пожарной охраны среди прочих такой плакатик: "Это наша страна. Если тебе тут не нравится - уезжай". Десять лет живу в Нью-Йорке, но таких текстов еще не встречал.

XS
SM
MD
LG