Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первый раунд американо-российских консультаций по вопросам стратегической стабильности


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют: корреспонденты Радио Свобода в США - Владимир Абаринов и Юрий Жигалкин, он беседовал с сотрудником Фонда "Heritage" Бейкером Спрингом, и в Санкт-Петербурге - Виктор Резунков, а также российский политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Шарый:

В столице США сегодня начинается первый раунд американо-российских консультаций по вопросам стратегической стабильности. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов:

Делегацию экспертов министерства обороны России возглавляет первый заместитель начальника Генерального штаба генерал-полковник Юрий Балуевский. С американской стороны консультации, которые продлятся два дня, проведет заместитель министра обороны США по политическим вопросам Даглас Файт. Встреча военных экспертов проводится во исполнение договоренности, достигнутой в конце июля на саммите в Генуе президентами Бушем и Путиным. График консультаций согласован в ходе визита в Москву Кондолиззы Райс, советника президента США по национальной безопасности. В субботу Кондолизза Райс и российский министр обороны Сергей Иванов обсуждали вопросы предстоящей дискуссии по телефону. Американские средства информации обратили внимание на то, что телефонный разговор состоялся спустя несколько часов после встречи в Кремле Владимира Путина и руководителя КНДР Ким Чен Ира, в ходе которой северокорейская сторона свое намерение соблюдать мораторий на запуски баллистических ракет до 2003-го года. Вместе с тем официальный представитель Государственного департамента США Ричард Баучер на своем брифинге в понедельник отказался комментировать итоги кремлевских переговоров, сославшись на недостаток информации. Баучер, однако, приветствовал стремление Москвы вернуть Пхеньян на путь нормализации отношений с Южной Кореей.

В Вашингтоне придают большое значение предстоящим консультациям с Россией. Министр обороны Дональд Рамсфелд заявил, в частности, что российские военные эксперты получат детальную информацию о планах Пентагона по созданию системы противоракетной обороны. Кондолизза Райс, отвечая в прямом эфире на вопросы телекомпании "Фокс Ньюс", сказала, что с американской стороны консультации будут "прозрачными и открытыми". Американские специалисты, работающие над созданием противоракетного щита, полагают, что проект неизбежно вступит в противоречие с Договором по противоракетной обороне 1972-го года. Соединенные Штаты хотят заблаговременно снять проблему, однако, они пока не готовы сказать, как в точности будет выглядеть американская система ПРО. На днях появилась информация о том, что специальная группа экспертов-правоведов Пентагона пришла к выводу, что договор может быть нарушен испытаниями, запланированными на будущий год. Речь идет о планах сооружения объекта на Аляске, а также об использовании радара морского базирования. Представитель Пентагона контр-адмирал Крейг Куигли заявил, что эти выводы станут предметом внимательного изучения высших должностных лиц в Министерстве обороны, Белом Доме и Госдепартаменте, которые и вынесут окончательное заключение.

Между тем, коалиция консервативных организаций США объявила о начале общенациональной кампании в поддержку идеи противоракетного щита. Лидеры коалиции намерены собрать более миллиона подписей и призвать избирателей направить своим представителям в Конгрессе простые и электронные письма с требованиями защитить страну от ракетной угрозы.

Андрей Шарый:

Чем может встречать Пентагон российскую делегацию? О перспективах российско-американских переговоров по стратегической стабильности наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседовал с американским военным сотрудником Фонда "Heritage" Бейкером Спрингом:

Юрий Жигалкин:

Официальная цель российских военных - получить из первых рук информацию о том, что может представлять из себя антиракетная система, которую разрабатывает Пентагон. Что нам сегодня известно о том, как далеко зашли американские разработчики противоракетного проекта?

Бейкер Спринг:

У нас есть данные о потенциальных принципиальных компонентах будущей системы, план их разработки и испытаний. Однако, пока невозможно сказать как будет выглядеть весь комплекс различных противоракетных систем, которые и составят единое целое. Администрация лишь начинает период интенсивных работ над проектом, которые затянутся на несколько лет, и сейчас трудно сказать, какие из планируемых инструментов по перехвату баллистических ракет подтвердят свою работоспособность. Но уже установлено, что антиракетная система будет разрабатываться из расчета уничтожения вражеских ракет на разных этапах их полета: во время запуска, полета над атмосферой, в космосе, и в заключительной фазе полета, во время ее подхода к цели. Администрация также предусматривает меры защиты как от баллистических ракет дальнего радиуса действия, так и против баллистических ракет ограниченной дальности действия.

Юрий Жигалкин:

В этой ситуации, как подозревают многие аналитики, самое главное для Москвы - добиться от Вашингтона заверений в том, что американская антиракетная система будет ограниченной. Готов ли Белый Дом дать такие заверения?

Бейкер Спринг:

Полагаю, да. Вопрос для профессионалов - военных и дипломатов - будет заключаться в том, в какую форму будет облечено это согласие. Существуют предложения о подписании формального договора, требующего ратификации парламентами, договоренности между правительствами, либо протоколов о намерениях. У всех этих предложений есть свои плюсы и минусы. Все эти детали, возможные варианты решений, их комбинации и должны обсудить эксперты

Юрий Жигалкин:

Изменило ли что-либо в расстановке сил московское заявление северокорейского лидера о том, что ракетная программа Пхеньяна преследует исключительно мирные цели?

Бейкер Спринг:

Оно может оказать очень ограниченное влияние на намерения Белого Дома. Совершенно очевидно, что ракетные технологии будут появляться в руках опасных режимов вне зависимости от того, что сейчас обещает северокорейский вождь. Мало того, известно, что КНДР продолжает работы над ракетными двигателями. Я думаю, что вопрос борьбы с распространением технологий также должен стать частью этих переговоров. У Москвы и Вашингтона общий интерес в предупреждении появления этого оружия у Северной Кореи, Ирака и любой другой страны.

Андрей Шарый:

Во вторник в Санкт-Петербурге состоялись переговоры министров обороны Германии и России - Рудольфа Шарпинга и Сергея Иванова. По некоторым сведениям, речь на них также шла о создании системы стратегической безопасности в Европе и во всем мире. С подробностями - наш корреспондент в Санкт-Петербурге Виктор Резунков:

Виктор Резунков:

Официально основной темой российско-германских переговоров министров обороны были двусторонние отношения военных ведомств двух стран. Всего по плану сотрудничества между Россией и Германией на этот год реализуется 50 совместных программ, в частности, например, программа модернизации истребителей МИГ-29, которые Россия собирается поставлять в восточно-европейские страны. Неофициально на встрече в Петербурге, которая носила неформальный характер, министры обороны обсудили целый ряд проблем европейской безопасности, включая ситуацию в Балтийском регионе и на Балканах, расширение НАТО на восток, и главное - создание США системы национальной ПРО. Министр обороны России Сергей Иванов, выступив на коротком брифинге перед журналистами, заявил, что Россия подчеркивает принципиальную позицию в вопросе о предложении США по изменению Договора по ПРО 1972-го года, а консультации по данной проблеме с американской стороной, которые, кстати сказать, начались сегодня в Вашингтоне, будет вести, исходя из интересов собственной безопасности. Любопытно отметить, что это заявление Сергея Иванова во времени совпало с заявлением главного конструктора главного конструкторского бюро имени Сухова Владимира Бобака, который официально подтвердил, что Россия ответит созданием новых комплексов противовоздушной обороны на реализацию планов США по развертыванию системы национальной ПРО. Министр обороны Германии Рудольф Шарпинг, в свою очередь, приветствовал любые российско-американские переговоры по проблемам общей безопасности, но от оценки позиций Москвы и Вашингтона воздержался, до, как он выразился, получения конкретных результатов диалога. Что же касается расширения НАТО на Восток, то и по этой теме российский министр обороны Сергей Иванов также вновь подтвердил незыблемость позиции России. Мы - заявил он - не можем понять и объяснить российскому обществу, почему после прекращения холодной войны, в условиях отсутствия других военно-политических блоков, один из них продолжает расширяться. На это его высказывание германский коллега Рудольф Шарпинг заявил, что цель расширения НАТО - углубление сотрудничества с Россией. Государства Северного полушария должны сотрудничать, если хотят быть в состоянии встретить вызовы Южного полушария, а все, что в будущем может представлять угрозу стабильности всего мира, будет исходить именно с юга - заявил министр обороны Германии Рудольф Шарпинг. Так выглядел диалог на российско-германских военных переговорах.

Андрей Шарый:

В прямом эфире нашей программы по телефону из Москвы российский политолог Андрей Пионтковский. Андрей, переговоры по вопросам стратегической стабильности между Бушем и Путиным начались пару месяцев назад в Любляне. Затем президенты встретились в Генуе и продолжили эти переговоры, там же они достигли договоренности о консультациях экспертов, которые вот начались. Господин Пионтковский, как вы оцениваете динамику диалога между США и Россией?

Андрей Пионтковский:

Положительно, вы знаете, меня очень обнадеживает то обстоятельство, что с российской стороны инициатива в переговорах, кажется, твердо перешла от МИДа в руки Министерства обороны. Военные - они могут быть "ястребами", могут относиться с величайшим подозрением к планам США, кстати, это является частью их профессиональных обязанностей, могут недоброжелательно относиться к США, но они прекрасно понимают профессионально суть дела - что такое потенциал сдерживания, что такое стратегическая стабильность, как они меняются при различных конфигурациях оборонительных и наступательных систем. Люди же из МИДа - они склонны просто повторять некие заученные формулы, как ту знаменитую мантру: "Договор 1972-го года является краеугольным камнем стратегической стабильности". По-моему, вот поездка военных экспертов во главе с профессионалом высочайшего класса генералом Балуевским - я знаю это не понаслышке, мне приходилось как-то по профессиональной деятельности с ним пересекаться, в частности, он писал рецензию на мою последнюю статью в журнале "Военная мысль" Генштаба - мне кажется, это хороший знак, показатель того, что переговоры вошли в серьезную фазу.

Андрей Шарый:

Господин Пионтковский, что вы думаете вот по какому поводу: сегодняшняя встреча министров обороны Германии и России, вероятнее всего, лишь совпадение с переговорами в Вашингтоне. Может ли Москва, тем не менее, использовать как дополнительный фактор политического давления, скажем, ту помпу, с которой ездит по России северокорейский лидер Ким Чен Ир?

Андрей Пионтковский:

Вот я совершенно не понимаю, что Москва добивается вот этим нелепым визитом? Корейский фактор абсолютно не играет никакой роли в американских планах по развертыванию национальной противоракетной обороны. Там задействованы гораздо более серьезные стимулы, и в отношении потенциала Китая, и экономический фактор... Просто вливания десятков миллиардов долларов в современные технологические области - они отзовутся через несколько лет таким же рывком в американской экономике, как роль, которую программа СОИ, не имевшая никакого стратегического значения, сыграла вот в том буме 90-х годов. Поэтому вот та реакция Вашингтона, о которой нам говорил коллега, совершенно равнодушная, на визит Ким Чен Ира - она совершенно естественна.

XS
SM
MD
LG