Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ФСБ нагнетает шпионскую истерию - американская реакция на новые обвинения в адрес Джона Тоббина


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета профессором Маршаллом Голдманом.

Ведущий программы "Liberty Live" Сергей Данилочкин:

Во вторник представители ФСБ выступили с демаршем, которому американские наблюдатели не могут найти иной трактовки, как необъяснимое пока нагнетание истерии. Два сотрудника Федеральной службы безопасности в интервью нескольким средствам информации заявили о том, что отбывающий срок в российской тюрьме американский гражданин Джон Тоббин был опознан российским ученым, который несколько лет назад, находясь в США, был подвергнут допросу представителем ФБР, которым, по его словам, и был Тоббин. ФСБ, по некоторым сообщениям, думает о предъявлении Джону Тоббину дополнительных обвинений. Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин обсуждает этот неожиданный поворот событий с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета профессором Маршаллом Голдманом:

Юрий Жигалкин:

Профессор Голдман, на мой вопрос о том, работал ли Джон Тоббин в том или ином качестве в ФБР, представитель Коннектикутского отделения Бюро ответила однозначно: в их архивах нет никаких данных, подтверждающих это заявление. Насколько правдоподобной вам кажется эта история?

Маршалл Голдман:

Она не правдоподобна. К упомянутому вами заявлению ФБР можно добавить, что туда принимаются на службу люди не моложе двадцати трех лет с высшим или специальным образованием. Джон Тобин не подходит по этим критериям, мало того, столь серьезное задание, как вербовка потенциального информатора просто не могло быть доверено непрофессионалу, не имевшему опыта подобной работы. Следующий вопрос, почему человек по фамилии Кузнецов выступил со своими разоблачениями лишь сейчас? Первое подозрение, приходящее в голову, - то, что ФСБ, по неким соображениям, нагнетает страсти после теплого американо-российского саммита, если вспомнить еще и о ранее выдвинутой фантастической версии, согласно которой Тоббин был заслан для прохождения шпионской подготовки, то можно предположить, что это - антиамериканская атака, инспирированная ФСБ. Российская спецслужба, возможно, не могла промолчать, когда ей показалось, что Тоббина могут освободить из тюрьмы.

Юрий Жигалкин:

Но ведь если Тоббин даже и имел некое отношение к ФБР - это не является поводом для вынесения уголовных обвинений?

Маршалл Голдман:

Хороший вопрос, естественно, нет. Быть может, Тоббин, по несчастью, оказался жертвой ФСБ, которая пытается отплатить США за высылку российских дипломатов из страны. Но что, если ФБР начнет арестовывать бывших сотрудников КГБ, посещающих Соединенные Штаты? Я не могу найти никакого логичного объяснения этой акции, она идет против интересов России, которой необходимо сотрудничество с США, этот демарш лишь усиливает напряженность.

Юрий Жигалкин:

Некоторые конгрессмены уже призвали президента Буша обсудить судьбу Тоббина прямо с президентом Путиным. Насколько серьезным потрясением для американо-российских отношений может оказаться этот инцидент?

Маршалл Голдман:

Я не думаю, что произошедшее с Тоббиным уже было темой разговора президентов Путина и Буша, в конце концов, до сих пор это был случай осуждения американского гражданина за то, что у него был обнаружен наркотик. Но я не удивлюсь, если разрастание этого дела заставит Конгресс громко задать вопрос: что происходит в России, почему там преследуют американских граждан? Судьба Тоббина может стать поводом для серьезных дебатов с Москвой, если эта история будет иметь продолжение.

XS
SM
MD
LG