Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предупреждения о терактах, полученные администрацией США в преддверии 11 сентября


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода в США Владимир Абаринов и Юрий Жигалкин - он беседовал с сотрудником Лексингтонского института Дэниэлом Гурэ.

Андрей Шарый: В Соединенных Штатах продолжается выяснение обстоятельств, не позволивших президенту вовремя отреагировать на предупреждения о возможной атаке террористов. Демократы в Конгрессе настаивают на проведении расследования. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Телекомпания CBS в среду первой сообщила о донесении отделения ФБР в Финиксе, Аризона, направленном в вашингтонскую штаб-квартиру в июле прошлого года. Аризонский агент обратил внимание на необычно высокий процент выходцев с Ближнего Востока в частных летных школах Америки и связал этот факт с угрозами Бин Ладена. 11 сентября, как признался членам Конгресса директор ФБР Роберт Мюллер, это сообщение все еще изучалось руководством бюро. В четверг это сообщение полностью подтвердилось и обросло новыми подробностями. Сотрудники администрации весь день объясняли репортерам, почему они не придали значения заблаговременным предупреждениям о возможной атаке. Эти объяснения ни в коей мере не удовлетворяют ни прессу, ни Конгресс, ни родственников жертв 11 сентября.

На брифинге в Белом Доме пресс-секретарю Ари Фляйшеру после того, как он заявил, что предупреждения о возможной атаке были, но носили неконкретный характер, прочли вслух стенограмму брифинга 11 сентября прошлого года. Брифинг имел место после атаки, на борту президентского "Боинга", перелетавшего из Луизианы в Небраску перед тем, как доставить президента в Вашингтон. "Получал ли президент какие-либо предупреждения"? - спросили Фляйшера. "Никаких предупреждений", - ответил он тогда. Выслушав цитату, пресс-секретарь сказал, что президент не получал предупреждений о ТАКОЙ атаке: "Президент не получал информации об использовании самолетов пилотами-самоубийцами в качестве ракет. Это был теракт совершенно нового типа, который никто не предвидел". Точно такой же позиции придерживалсь советник Буша по национальной безопасности Кондолизза Райс:

Кондолизза Райс: Это правительство сделало все, что могло, в то время, когда информация носила весьма общий характер, в ней не было конкретных деталей, на которые можно было бы реагировать, и если бы президент располагал более подробными данными, или знал бы о том, что самолет планируется использовать в качестве ракеты, он принял бы меры.

Владимир Абаринов: Вице-президент Дик Чейни предупредил оппонентов, что вопросы национальной безопасности - не повод для сведения политических счетов.

Дик Чейни: Главное, что я хочу сказать моим друзьям демократам в Конгрессе - это что они должны быть очень осторожны и не стремиться к политическому выигрышу, делая подстрекательские предположения, подобные тем, которые уже сделаны кое-кем сегодня, о том, что Белый Дом имел предварительную информацию, способную предотвратить атаку 11 сентября.

Владимир Абаринов: Президент Буш в этот день ни разу не показался перед камерами. Он, однако, побывал в Конгрессе на ранее запланированной встрече с республиканцами Сената при закрытых дверях. Как утверждают очевидцы, президент сказал им: "Слышу запах политических игр. Кое-кто пытается поживиться на этой истории". В ответ демократы ответили, что хотят "услышать запах правды". Лидер демократов в Сенате Том Дэшл требует проведения полного расследования:

Том Дэшл: Вполне очевидно, что мы должны еще многое выяснить, прежде чем придем к окончательному выводу. Очевидно также, что существуют очень важные вопросы, которые мы должны задать и получить ответы. Почему потребовалось 8 месяцев для того, чтобы эта информация дошла до нас? А кроме того, какие действия предпринял Белый Дом в ответ на эти сообщения?

Владимир Абаринов: С сенатором Дэшлом согласны многие республиканцы. Заместитель председателя комитета верхней палаты по разведке республиканец Ричард Шелби готов согласиться с тем, что сообщения спецслужб не содержали точных деталей. Но на то они и спецслужбы, полагает он, чтобы собирать разрозненную информацию в целое. В том-то и дело, что в сопоставлении друг с другом эти фрагменты говорят гораздо больше, нежели каждый в отдельности.

Комитет Сената по разведке твердо намерен провести слушания и установить, что именно знал президент и о чем не доложили ему ЦРУ и ФБР.

Андрей Шарый: Критики Белого Дома требуют от администрации представить все документы, касающиеся предварительной информации о террористических актах, мотивируя свои попытки необходимостью поиска истины и улучшения работы спецслужб, президент Буш упрекнул критиков в том, что они преследуют политические цели. Причины этого инцидента наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин обсуждает с сотрудником Лексингтонского института Дэниэлом Гурэ.

Юрий Жигалкин: Как можно объяснить этот первый с 11 сентября открытый раздор между Белым Домом и законодателями, в основном демократами? До сих пор обе партии считали необходимым поддерживать, что называется, единый фронт в борьбе с терроризмом.

Дэниэл Гурэ: Пока очень трудно сказать, во что может превратиться эта история. То ли она выльется в политическую схватку, затеянную оппонентами президента, либо она приведет к осознанию того, что американские спецслужбы совершили трагическую ошибку, а возможно, оказались неспособными и неподготовленными к предупреждению крупнейшего в истории США нападения на территорию страны. В данной ситуации, на мой взгляд, подняты два важных вопроса. Во-первых, что президент Буш знал о готовящихся терактах и мог ли он что-либо сделать, чтобы их предупредить. Второй, гораздо более серьезный, сделали ли американские разведслужбы все необходимое в такой ситуации. Был ли успех террористов отчасти обусловлен провалом в их работе? То, что мы сейчас знаем, заставляет предположить, что между ФБР, ЦРУ и другими агентствами не было необходимого взаимодействия. И это, на мой взгляд, чрезвычайно серьезная вещь.

Юрий Жигалкин: Тем не менее, как вы считаете, есть ли основания винить президента Буша и его администрацию в том, что она чего-то не сделала, в том, что президент не обратил внимания на тревожную информацию?

Дэниэл Гурэ: Я не думаю, что в происшедшем есть некая вина администрации. Надо осознавать, что в тот момент наша способность предотвращать такого года угрозы была лимитирована различными обстоятельствами. Прежде всего, законами, привычками, спецслужбы всегда ожесточенно охраняли свои вотчины, мало того, анализ ситуации базировался на известных из прошлого примерах, типе мышления и поведения известных террористических групп. Очевидно, что никто не был готов к столкновению с таким феноменом.

Юрий Жигалкин: Однако в пятницу утром Дик Гепхард, лидер демократов в Конгрессе пошел дальше и поставил вопрос так: в 2000-м году спецслужбы смогли нейтрализовать так называемые "теракты тысячелетия". Это выглядит, в общем, прямым обвинением в адрес администрации Буша. Не так ли?

Дэниэл Гурэ: Обвинения Гепхарда политизированы и безосновательны. Как признают законодатели, они сами получали подобные аналитические отчеты ЦРУ и ФБР, быть может, после президента, в несколько иной форме, но ни у кого из них эти документы не вызвали достаточно сильных подозрений для того, чтобы поднять тревогу. И некоторые высокопоставленные демократы, например, сенатор Грэмм прямо отвергли предположения, что действия администрации могли быть сомнительными в той ситуации. Так что я уверен, что политические атаки совершенно неуместны и критика в адрес действий администрации не имеет под собой почвы и рассеется по мере поступления дополнительной информации.

XS
SM
MD
LG