Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белый Дом готов к серьезному сотрудничеству с Москвой в противоракетной обороне


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют беседовавший с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллом Голдманом корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин и российский политолог, специалист по ПРО Андрей Пионтковский.

Петр Вайль:

В понедельник газета "Нью-Йорк Таймс" опубликовала близкую к сенсационной статью, где говорится о том, что администрация Джорджа Буша готова к исключительно широкому сотрудничеству с Москвой в том, что касается противоракетной обороны, вплоть до покупки российских ракет "земля-воздух", использования российских технологий для своей системы и финансовой помощи России в развитии ее собственного противоракетного щита. Белый Дом, по словам газеты, надеется, что эти предложения предоставят Москве достаточно стимулов для согласия на видоизменение советско-американского договора о ПРО. Чем вызван, и что может означать такой поворот курса американской администрации, настаивавшей на том, что противоракетная система будет построена вне зависимости от позиции России? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллом Голдманом:

Юрий Жигалкин:

Если верить "Нью-Йорк Таймс", администрация Джорджа Буша намерена предложить России тесное сотрудничество в создании системы противоракетной обороны в надежде убедить Кремль согласиться на пересмотр Договора о ПРО. Прежде всего, с чисто практической точки зрения, означает ли это радикальную смену курса американской администрацией?

Маршалл Голдман:

Очевидно то, что такие идеи расходятся с предвыборными заявлениями кандидата Буша и сигналами, подававшимися в первые дни и недели новой администрацией. Статья в "Нью-Йорк Таймс" заставляет предположить, что Белый Дом осознал политическую необходимость более, так сказать, мягкого подхода к теме о противоракетной обороне, внешнеполитические советники президента Буша, по всей видимости, четче осознают сейчас, как может выглядеть антиракетная система, и что кооперация с Россией выгодна во многих смыслах: и в политическом, и даже с точки зрения развития новых технологий. Трудно, конечно, представить, как может выглядеть окончательный вариант противоракетной защиты, о которой говорит администрация. Сначала шел разговор о прикрытии лишь Северо-востока Соединенных Штатов, сейчас думают об обороне Европы и даже о системе, в которой частичное участие будет принимать Россия. Но ясно, что Москва рассматривается Вашингтоном как потенциальный партнер, более того, обмен и совместное создание технологий может сделать боле реалистичной саму идею системы противоракетной обороны. Интересен и еще один аспект такой стратегии США: если Москва примет новые предложения Вашингтона, то совместный оборонительный проект сделает абсурдным ее сотрудничество с теми самыми режимами-изгоями, от которых мы хотим защитить себя. Так что для Путина положительный ответ на небывало серьезное предложение сотрудничества со стороны США будет трудным решением и серьезным испытанием, поскольку он потребует изменения российской политики.

Юрий Жигалкин:

Что, если Россия ответит отказом на призыв к кооперации, который, как пишет "Нью-Йорк Таймс", готовы сделать Соединенные Штаты?

Маршалл Голдман:

Я полагаю, что это лишь даст повод президенту Бушу сказать - мы сделали все, что могли, зашли небывало далеко, протягивая руку России, отныне мы свободны действовать так, как мы считаем необходимым. Негативная российская реакция на американские предложения может помочь Бушу и во внутриполитической борьбе, особенно после того, как к руководству в Сенате приходят демократы, которые были открыто обеспокоены тем, что республиканская администрация была готова пренебречь мнением России и отказаться от выполнения Договора об ограничении систем противоракетной обороны. Так что с точки зрения Джорджа Буша, я думаю, любой ответ России будет означать лишь одно - он приложит все усилия к осуществлению этого проекта - с Россией или без нее. Он решительный человек.

Петр Вайль:

Из Москвы в прямом эфире Радио Свобода специалист по ПРО политолог Андрей Пионтковский:

Андрей Пионтковский:

Такие утечки, как появившиеся в статье в газете "Нью-Йорк Таймс", никогда не происходят случайно. Это - некая свежая идея, пришедшая в голову кому-то в республиканской администрации. Представляется, что уже в течение определенного времени между российскими и американскими дипломатами, готовящими встречу в Любляне, ведутся серьезные переговоры по вопросу стратегической стабильности, будущего противоракетной обороны и договора 1972-го года. Это стало ясно уже второго мая, когда министр Иванов на своей пресс-конференции довольно спокойно и в конструктивной манере отреагировал на выступление президента Буша в Военной Академии в предыдущий день. Обычно раньше в ответ на американское предложение модифицировать договор по ПРО, чтобы разрешить американцам развернуть ограниченную систему защиты прозвучала бы традиционная мантра: "Договор 1972-го года по ПРО - краеугольный камень стратегической стабильности". Дело в том, что стратегическую стабильность в ее традиционном понимании - возможность нанести неприемлемый ущерб каждой стороне ответным ударом -американское желание развернуть систему, защищающую от так называемых "государств-изгоев "- и террористов - эти два требования вполне можно совместить. Дело в том, что наша способность нанести ответный удар измеряется количеством в тысячу боеголовок - даже после сокращений, предусмотренных договором СНВ-2. Из тех проектов, которые сейчас у американцев находятся в разработке, в лучшем случае могут осуществиться те, которые защитят территорию, скажем, от 50 боеголовок. И вот вполне возможный компромисс для модификации договора о ПРО 1972-го года: Договор запрещает развертывание какой-либо системы, новая система разрешит, например, развертывание ограниченной, наложив вот такое ограничение на параметры этой системы: ее параметры должны быть таковы, чтобы защищать американскую территории от не более, чем 50 боеголовок. Как это реализовать технически - это уже не такая сложная задача для экспертов - я имею в виду - как в тексте договора реализовать технически это концептуальное ограничение. Тогда как бы и волки будут сыты и овцы целы, и американцы создадут такую драгоценную для них систему, а ядерный потенциал России сохранит все ключевые параметры.

Кроме того, и это упоминание системы "С-300 - С-400" - не новость. Я участвую в таких переговорах экспертов уже, по крайней мере, в течение 3-4 лет. Частью такого пакета будет участие российских технологий, и если судить о намерения американцев сделать предложение в Любляне, речь идет не только о системе "С-300", а о возможных совместных исследованиях российско-американских противоракетных систем, которые должны перехватывать ракеты противника на стадии разгона. Поэтому мне представляется что тот пакет, который изложен в статье в газете "Нью-Йорк Таймс", является очень разумным и выгодным для России. Между прочим, я не называл бы это американским пакетом - это тот пакет, который многие российские специалисты, включая меня, предлагали уже в течение многих лет.

Почему это появилось сегодня и связано ли это с внутриполититическими изменениями в США? Да, связано. Дело в том, что внутри республиканской администрации ведутся довольно серьезные дебаты. Там есть сторонники различных подходов. Первый - такого примерно компромисса с Россией, который я только что обрисовал. Вторая группа - люди, группирующиеся вокруг министра обороны Рамсфельда - они предпочли бы вообще выход американцев из режима договора 1972-го года и предоставление им свободы рук. Тот факт, что демократы получили большинство в Сенате, означает, что второй вариант - одностороннего развития - не получит поддержки в Конгрессе США. Видимо, это дало сторонникам компромисса внутри республиканской администрации решающее превосходство.

XS
SM
MD
LG