Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Полгода со дня терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

Сегодня, 11 марта, исполняется ровно полгода с того дня, когда три пассажирских самолета, угнанных террористами, вонзились в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и в Пентагон в Вашингтоне.

Останков башен Всемирного торгового центра уже не видно над поверхностью земли. Спасатели за полгода сумели буквально просеять через сито гигантский курган, в который превратились башни, пытаясь не пропустить ни клочка тела, по которому можно определить имя погибшего. До сих пор на поверхность поднимаются обугленные тела жертв, погребенные в подвальных помещениях рядом с расплавленным содержимым банковских сейфов, хранившихся под башнями-близнецами. Пока идентифицированы 2672 человека. 158 числятся пропавшими без вести. Уже почти исчезли с лица города видимые признаки трагедии 11 сентября. Открыты для движения даже улицы, примыкающие к периметру нулевого уровня. В район бывшего Всемирного торгового центра вернулась рутинная деловитость финансовой столицы мира, но оттиск событий 11 сентября оказался вдавлен в самые разные аспекты американской жизни.

Фразой дня в устах многих обозревателей стала формула: "Страна потеряла невинность". За последние полстолетия лишь дважды этот штамп был в таком ходу - после убийства Джона Кеннеди и импичмента президента Ричарда Никсона. Но последствия терактов 11 сентября могут оказаться масштабнее тех исторических событий. Прежде всего, противостояние террору придало американскому обществу новую объединяющую его историческую цель. И создало феномен президента Джорджа Буша, лидера, достигшего невероятной популярности своим зачастую прямолинейным стремлением и умением поставить борьбу с терроризмом в контекст великой идеи противостояния добра и зла, своей решительной готовностью сделать мир безопаснее, сплотить его под знаменем борьбы со злом. Кредит доверия, данный президенту американцами на эту борьбу, пока выглядит неисчерпаемым.

Между тем, необходимость предохранения от террористической угрозы вносит заметные изменения в разные аспекты американской жизни, уже провоцируя конфликт между традиционной культурой демократии и откровенно полицейскими мерами, зачастую предлагаемыми специалистами. Службы безопасности запросили и получили расширенные права на сбор информации о подозреваемых. Библиотеки теперь, например, должны давать информацию о том, что интересовало их читателей, а работодатели информировать ФБР, если их работники через служебный компьютер пытались получить сведения об изготовлении взрывных устройств. Гриф "секретно" ставится на прежде доступные документы о государственных инфраструктурах. Полиция рассматривает планы установления миллионов видеокамер в оживленных местах и подключения их к компьютерной системе визуального опознавания подозреваемых. Управление транспортных средств просит 100 миллионов на введение единого общенационального удостоверения личности, карточки в которой хранилась бы электронная версия отпечатков пальцев. Но критики справа и слева назвали это предложение воплощением оруэлловских утопий. Труднее стало жить нелегальным иммигрантам. Остановленные полицией нелегалы тотчас же передаются иммиграционным властям для депортации. Серьезные трудности появились и у определенной прослойки богатейших. Теперь тем, кто пытается построить небоскребы, требуется купить страховку от терроризма, страховку, которую им никто не хочет продавать.

XS
SM
MD
LG