Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обзор позиции США в отношении ядерного оружия


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Вашингтоне Владимир Абаринов, в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин, беседовавший с американскими экспертами: Джеком Спенсером из фонда "Heritage" и Стэнли Норрисом из Совета защиты природных ресурсов. Приводится подготовленное Иваном Воронцовым изложение публикации в газете "Нью-Йорк Таймс". Ситуацию комментирует российский политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Шарый:

Визит российского министра обороны Сергея Иванова в США - Москва считает неприемлемой позицию США на переговорах по сокращению стратегических вооружений. Это одно из заявлений Иванова, которые он сделал накануне прибытия в США. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов:

За два месяца до американо-российского саммита разногласия сторон по вопросу о том, что в действительности означает сокращение вооружений, по-прежнему велики. Такой вывод делает газета "Нью-Йорк Таймс", публикуя полученные в письменном виде ответы Сергея Иванова на свои вопросы. Позиция России, говорит министр, "базируется на необратимости сокращений", тогда как США хотели бы сохранить снятые с вооружения боеголовки, а часть освободившихся ракет и самолетов переоборудовать для доставки обычных высокоточных зарядов. По мнению Иванова, отказ от уничтожения боеголовок усложнит проблему контроля за вооружениями и приведет к гонке вооружений, заставив другие страны разрабатывать методы быстрого восстановления ядерного потенциала.

Прибывший в Вашингтон в составе российской военной делегации первый заместитель начальника Генерального Штаба Вооруженных Сил России генерал-полковник Юрий Балуевский, в свою очередь, заявил, что Москва намерена внимательно проанализировать ситуацию, складывающуюся после выхода США из договора 1972-го года о противоракетной обороне. "В случае необходимости, - сказал он, - Россией могут быть приняты соответствующие, в том числе асимметричные эффективные ответные меры, направленные на парирование новых угроз и вызовов безопасности России". Вместе с тем генерал Балуевский подчеркнул, что "реализуемые в соответствии с государственной программой планы развития и совершенствования военной техники позволят России обеспечить необходимый уровень боевых возможностей стратегических ядерных сил на достаточно длительную перспективу". Эти меры, утверждает высокопоставленный представитель Москвы, позволяют России без опасений смотреть в будущее.

Судя по всему, нелегкий разговор предстоит Сергею Иванову и министру обороны США Дональду Рамсфелду и по вопросу о партнерстве России с НАТО. Россия, по словам Юрия Балуевского, "не рвется в НАТО", однако при обсуждении проблем европейской безопасности она должна располагать "правом полноправного, а не совещательного голоса".

Наконец, важным пунктом повестки дня переговоров будет тема взаимодействия двух стран в Афганистане. По прибытии в американскую столицу Сергей Иванов призвал журналистов не обольщаться успехами антитеррористической коалиции. Временная администрация в Кабуле, заявил он, не контролирует часть территории страны, эффективность международных миротворческих сил пока не заметна. Значительный интерес в Вашингтоне вызвало недавнее заявление Сергея Иванова о том, что его ведомство располагает картами минных полей в Афганистане - до сих пор считалось, что эти карты утрачены. Москва, как известно, предлагает Кабулу свои услуги в разминировании и хотела бы получить эксклюзивный контракт на выполнение этой задачи.

Андрей Шарый:

Накануне поездки Сергея Иванова в США Россия и Китай потребовали от американского руководства разъяснений в связи обнародованным газетой "Лос-Анджелес Таймс" документом под названием "Обзор позиции США в отношении ядерного оружия". В этом концептуальном исследовании, как назвали документ представители американской администрации, изучается теоретическая возможность применения Вашингтоном ядерного оружия против ряда стран, в том числе России, Китая, Ирана и Ливии. По словам министра иностранных дел России Игоря Иванова, вслед за разъяснениями государственного секретаря и советника президента по национальной безопасности насчет того, что Вашингтон не планирует в ближайшее время использовать ядерное оружие, должны последовать заявления на более высоком уровне для успокоения международного сообщества. Эмоционально воспринят документ и американской печатью. С содержанием публикации в газете "Нью-Йорк Таймс" под названием "США как ядерный изгой" вас познакомит Иван Воронцов:

Иван Воронцов:

"Если бы другая страна планировала создавать новое ядерное вооружение и думала о превентивных ядерных ударах против неядерных стран, Вашингтон справедливо назвал бы эту страну опасным государством-изгоем. Но именно таковы новые рекомендации Пентагона президенту, ставшие достоянием гласности в минувшие выходные. Джорджу Бушу следует вернуть этот документ его авторам и потребовать подготовить новый вариант, не столь угрожающий безопасности будущих поколений американцев.

Пентагоновские рекомендации предлагают сократить число ядерных боеголовок, но расширить список обстоятельств их возможного применения и перечень потенциальных целей для удара. Например, говорится об угрозе ядерным возмездием в случае нападения Ирака на Израиль или своих соседей, Северной Кореи на Южную или военного конфликта вокруг Тайваня.

В мире, в котором многие страны создают ядерное, биологическое и химическое оружие, безусловно, Америке следует иметь серьезные инструменты ядерного устрашения. Но предложения Пентагона неправильны, понижая планку применения ядерного оружия, они подрывают эффективность договора о его нераспространении. Этот договор - основной аргумент Америки для неядерных стран, убеждающий их не становиться ядерными, и он стоит на том, что его участники не подвергнутся ядерной атаке, если сами не обзаведутся ядерным оружием и не будут воевать на стороне ядерного союзника. Если рекомендации Пентагона станут политикой Америки, у неядерных стран не останется побудительных мотивов оставаться неядерными. Они действительно могут решиться обзавестись ядерным оружием, чтобы избежать ядерной атаки.

С самого начала ядерной эры американские военные стратеги учитывали в своих расчетах это оружие огромной разрушительной силы. Их сдерживало убеждение большинства мыслящих американцев в том, что ядерное оружие должно применяться только в случае, когда в опасности наиболее принципиальные интересы нации или ее выживание. Ядерное оружие не просто часть военных арсеналов. Это особое оружие, и понижение планки его применения - безумие" - пишет "Нью-Йорк Таймс".

Андрей Шарый:

Как в Соединенных Штатах оценивают концептуальное исследование теоретической возможности применения ядерного оружия, представленное Конгрессу в январе? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин связался с двумя известными американскими военными экспертами, представляющими консервативный и либеральный лагеря. Слово - Юрию Жигалкину:

Юрий Жигалкин:

Прежде всего, что представляет из себя документ, "Обзор позиции США в отношении ядерного оружия", вызвавший столь живую реакцию и в Соединенных Штатах и в мире? Вопрос сотруднику консервативного исследовательского института фонда "Heritage" Джеку Спенсеру:

Джек Спенсер:

"Обзор позиции США в отношении ядерного оружия" был подготовлен по указанию Конгресса, поскольку ядерная стратегия Соединенных Штатов оставалась неизменной со времен "холодной войны", и до сих пор ядерная доктрина страны была нацелена на противостояние советской - российской угрозе, которой, как признается в новом документе, не существует. В этом документе делается попытка определить новое место ядерного оружия в системе вооруженных сил, в системе стратегической безопасности страны. И это совершенно естественный шаг для любой армии, располагающей ядерным оружием. Детальные сценарии вариантов применения ядерного оружия наверняка имеются у всех ядерных государств. Это - концептуальные идеи.

Юрий Жигалкин:

В то же время, многие американские критики этого документа считают, что теоретическая готовность США в исключительных обстоятельствах использовать ядерное оружие даже против государств, им не обладающих, снижает до опасного уровня барьер, за которым может начаться ядерный конфликт, и может заставить режимы, не обладающие ядерной бомбой, добиваться ее любой ценой?

Джек Спенсер:

Я считаю, что такова позиция тех, кто принципиально не понимает ни того, что представляет из себя этот документ, ни мировых реальностей. Страны, упомянутые в этом обзоре, работают над созданием оружия массового поражения. Этот документ - лишь отражает кардинально изменившуюся со времен "холодной войны" ситуацию. В последнее десятилетие мы стали свидетелями того, как несколько диктатур ускоренными темпами движутся по направлению к созданию оружия массового поражения и эта данность должна быть учтена в наших планах применения как обычного вооружения, так и ядерного. Далее, нельзя забывать, что все это не исключает сокращения Соединенными Штатами своего ядерного арсенала. Наоборот, сокращая ядерное оружие, Вашингтон пытается усилить его роль как средства сдерживания врага, предупреждая режимы-изгои, что применение ими оружия массового поражения против США или наших союзников обернется для них неприемлемой ценой. Кроме всего прочего, официальная ядерная доктрина США всегда была нарочито двусмысленной, Вашингтон никогда четко не очерчивал рамки применения ядерного оружия, и этот документ мало что меняет в этом контексте.

Юрий Жигалкин:

Это был сотрудник фонда "Heritage" Джек Спенсер. А вот что говорит Стэнли Норрис, сотрудник Совета защиты природных ресурсов.

Стэнли Норрис:

Я не испытываю энтузиазма относительно этого документа, хотя в нем есть несколько положительных аспектов, например, заявление о том, что Россия больше не является врагом Соединенных Штатов, но в то же время, Пентагон продолжает рассматривать и Россию, и Китай в качестве потенциальных объектов ядерного удара, и это, на мой взгляд, плохо стыкуется с намерениями радикально сократить ядерные арсеналы, провозглашенными президентом Бушем. Многие ожидали, что новая позиция США в отношении ядерного оружия однозначно отразит это намерение президента, но, судя по всему, этого не произошло.

Юрий Жигалкин:

Как такая ситуация может отразиться на американо-российских переговорах о сокращении ядерных вооружений?

Стэнли Норрис:

Мы уже имели возможность увидеть негативную реакцию российской стороны на этот документ. Все это лишь подтверждает, что переговоры по сокращению ядерных арсеналов будут трудными. Этот документ способен, на мой взгляд, осложнить отношения США не только с Россией, но и Китаем и с ближневосточными государствами.

Андрей Шарый:

На линии прямого эфира с пражской студией Радио Свобода по телефону из Москвы известный российский политолог Андрей Пионтковский. Господин Пионтковский, до встречи в верхах остается чуть больше двух месяцев. Между Россией и США появляются новые, или старые новые, спорные вопросы. Как вы их оцениваете в этом контексте такого документа - концептуального исследования? Как оно может помешать установлению нового уровня диалога между Москвой и Вашингтоном?

Андрей Пионтковский:

Вы знаете, этот документ мне очень хорошо знаком. Он был представлен Конгрессу США 9 января Министерством обороны, и примерно месяц назад в "Новой газете" я опубликовал большую статью "Скованные одной ядерной цепью", анализирующую этот документ. Там, надо сразу сказать, есть две части. Одна из них совершенно не относится к России, другая имеет отношение к России. То, о чем шла речь в вашем первом материале из США - о возможности использования ядерного оружия в конфликтах типа того, который происходил в Центральной Азии, новых конфликтов в контексте глобальной борьбы с терроризмом. Там действительно речь идет о возможности использования ядерного оружия против неядерных держав в ряде случаев. С одной стороны. в этом нет ничего нового, потому что США никогда. в отличие от СССР. не брали на себя обязательства никогда не использовать первыми ядерное оружие. С другой стороны, я согласен с той критикой, которая говорит, что подробное обсуждение той ситуации как бы психологически снижает порог использования ядерного оружия и вообще не способствует стабильности в мире, тем более, что, мне кажется, что те задачи, которые американцы собирались теоретически решать вот такими новыми малыми ядерными зарядами. вполне могут выполняться конвенциональным оружием.

Андрей Шарый:

Андрей Андреевич, случайно, что этот документ появился именно сейчас, это какое-то совпадение нескольких не очень позитивных тенденций, или все-таки какая-то часть вообще картины?

Андрей Пионтковский:

Это регулярная бюрократическая рутина. А вот та шумиха, которая вокруг него поднялась, особенно в российской прессе, это часть усилий, вообще-то говоря, испортить российско-американские отношения в преддверии визита. Во всех комментариях, которые сейчас появляются относительно второй части документа, к которой я перехожу и которая относится к России - это вообще смесь невежества и откровенной демагогии. Относительно России там справедливо замечается, что угроза ядерной войны, которая была, возможно, реальной 20-30 лет назад, сейчас не существует, и США готовы снизить свой потенциал с 6 тысяч боеголовок до 2 тысяч. Кстати, примерно такие же планы имеет и российское руководство, правда, мы говорим о более глубоких сокращениях - до 1500 боеголовок. Но остается некая очень неприятная для всех нас вещь, некое концептуальное наследие "холодной войны". В американском комитете начальников штабов примерно последние 50 лет существует такой документ SIOP. Это английская аббревиатура, переводится примерно как Объединенный операционный план, перечисляющий список целей на случай ядерной войны. Не знаю, как он называется, но, разумеется, аналогичный документ существует и в российском Генштабе. И перечислены в этих документах, конечно, цели, находящиеся на территории России и США. Поэтому ничего нового в этом нет, к сожалению. Несмотря на то, что наши отношения кардинально изменились и вероятность ядерной войны равна нулю, мы даже оказались союзниками во время нашей последней операции, но скованными вот этой ядерной цепью из 6 тысяч боеголовок на каждого. Поэтому надо распутывать эту цепь шаг за шагом, нужно делать это согласованно, транспарентно и предсказуемо, это наша общая ответственность, если мы хотим укрепить наши отношения и избавиться от этого ядерного наследства "холодной войны".

XS
SM
MD
LG