Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Джордж Буш: "Россия - не враг, но может представлять опасность"


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

В одном из первых спонтанных комментариев по поводу отношений с Россией президент Буш выразил то, что комментаторы называют возможным кредо новой администрации. Он сказал о том, что Россия не является врагом Соединенных Штатов, но сможет стать угрозой, если пожелает того.

Тема России возникла во время разговора президента с репортерами региональных газет в контексте обсуждения идеи создания системы противоракетной обороны. "Антиракетная оборона, - сказал Джордж Буш, - это первый шаг на пути фокусирования наших ресурсов с целью предупреждения реальной угрозы, с которой может столкнуться Америка. Россия не враг, но она может представлять опасность, если она примет соответствующее решение. Одной из основных задач моей администрации станет разъяснение этого Владимиру Путину".

Судя по всему, говоря о "соответствующем решении" президент Буш имел в виду не теоретическую гонку вооружений, о вероятности которой время от времени предупреждает Россия, а сближение Москвы и Тегерана в военной области. Он однозначно отнес авторитарные режимы, располагающие разрушительным оружием к тем, кто представляет, как он выразился, "реальную угрозу Соединенным Штатам", к тем, кто может держать мир в заложниках.

Еще более конкретно высказался в среду на слушаниях в Сенате Госсекретарь Колин Пауэлл. Он пообещал сенаторам разработать реалистичную российскую политику. Ее цель - попытаться разобраться в том, можно ли превратить Россию в одного из лучших друзей Соединенных Штатов. Что для этого необходимо, по мнению Госсекретаря Пауэлла? Исключительная откровенность в отношениях. "Мы должны открыто сказать российской стороне, что инвестирование в военный экспорт в такие страны, как Иран неприемлемо, у этих режимов нет будущего", - заявил Колин Пауэлл.

Что может представлять собой "реалистичная" политика в отношении России, о которой говорят президент и госсекретарь? Вопрос главе американского совета по общественной дипломатии Дэвиду Кремеру.

Дэвид Кремер:

Мы должны осознавать, что у Запада и Соединенных Штатов нет серьезных инструментов воздействия на Россию. Я полагаю, что в этой ситуации Вашингтон может выбрать лишь один путь: на смену уговорам времен прежней администрации может прийти разговор с Россией начистоту, без боязни обидеть или ослабить нынешний российский режим, которому больше не угрожает так называемая "коммунистическая угроза". Точно так же у нынешних российских властей нет серьезных возможностей оказать влияние на Соединенные Штаты. Я думаю, они будут продолжать политику противопоставления себя Вашингтону, пытаясь безуспешно найти союзников среди европейцев, которые бы выступили против противоракетной обороны, пытаясь разыграть китайскую или иранскую карту. В конце концов, я думаю, если нынешней американской администрации удастся выдержать обещанную твердую, понятную и принципиальную позицию в отношениях с Москвой, то она заставит и Россию перейти от политики шатаний, - с одной стороны, оппозиции США с другой стороны, к попыткам сотрудничества, - от политики отрицания к политике созидания.

XS
SM
MD
LG