Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новое американское руководство: что будет дальше с внешней политикой США?


Программу ведет Джованни Бенси. В ней участвуют: доктор исторических наук, заместитель директора московского Института США и Канады Виктор Кременюк; заместитель директора Радио Свободный Ирак Камран Карадаги; корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский.

Джованни Бенси:

В Соединенных Штатах изменилось руководство. Вот уже неделю новый президент, республиканец и консерватор Джордж Буш-младший, официально исполняет свои обязанности. Но он уже весьма популярен: опрос, проведенный "CNN", показывает, что его рейтинг на один балл выше, чем у Билла Клинтона в последний период его правления: 59 процентов против 58-ми.

Официальная Россия отреагировала на избрание Буша скорее осторожно. Владимир Путин направил новому жильцу Белого Дома послание, в котором, как бы заранее отгораживаясь от будущих осложнений, пишет, что "когда Россия и США действуют совместно или на параллельных курсах, то возможно находить решения, отвечающие интересам мира и международной стабильности". Итак, что будет дальше с внешней политикой Соединенных Штатов? При невозможности охватить весь этот обширный комплекс, мы выделили лишь три аспекта будущего международного поля деятельности Джорджа Буша-младшего: отношения с Россией, европейские проблемы и Ближний Восток. Об этом я буду беседовать с тремя экспертами. Это доктор исторических наук, заместитель директора московского Института США и Канады, Виктор Кременюк, и мои коллеги - заместитель директора Радио Свободный Ирак Камран Карадаги и корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский.

Итак, начнем с России. Виктор Александрович, как вы знаете, Джордж Буш-младший, в интервью газете "Нью-Йорк Таймс" сказал, что его администрация намерена ограничить финансовую помощь России. Он сослался при этом на правовую и налоговую неупорядоченность российского рынка, а также на широко распространенную коррупцию. Что вы думаете, доктор Кременюк, об этом аспекте российско-американских отношений? Тем более, что инаугурация Буша совпала с делом Павла Бородина, делом, которое связано с коррупцией в России, и которое в кругах вашингтонской администрации уже было дипломатически определено как "неприятное".

Виктор Кременюк:

Я думаю, что и следовало ожидать того, что отношение американского президента к России во многом будет зависеть от того, как будут развиваться дела в самой России. Дело в том, что экономика России, экономическое развитие - это не только сугубо российская проблема, а проблема более обширной системы. Если в России будут развиваться нормальная экономика и демократические институты, то, соответственно, и в мире будет доминировать определенный политический климат. Если нет - в мире вновь будет возникать угроза конфронтации. В этой связи проблемы, препятствующие экономическому развитию России, привлекают внимание зарубежных политических деятелей. Одно из самых главных предприятий на пути развития экономики России - беспрецедентная коррупция в стране. Следовательно, американский президент имел все основания обратить внимание на это препятствие экономическому росту в России и также, видимо, он обещает и будет обещать оказать посильную помощь российскому правительству в борьбе против коррупции.

Джованни Бенси:

А теперь Ближний Восток. Ушедший президент Билл Клинтон много сделал для того, чтобы усадить за стол переговоров арабов-палестинцев и израильтян. На днях Буш обсудил арабо-израильскую проблему по телефону с премьер-министром Израиля Эхудом Бараком и египетским президентом Хосни Мубараком. Что делать президенту Бушу в этой ситуации, особенно накануне выборов в Израиле, на которых может победить "ястреб" Ариэль Шарон? Можно ли строить предположения? Пожалуйста, господин Карадаги.

Камран Карадаги:

Конечно, то, кто победит на выборах в Израиле, не зависит от того, чьей победы хочет американская администрация. Это внутриполитическая проблема. Но опыт прежних 8 лет показывает, что роль США и американской администрации в ближневосточном мирном процессе - как бы она ни была усилена и сконцентрирована, в конце концов, дело остается только между палестинцами и израильтянами. Иными словами, мне кажется, что для администрации Буша было бы более разумно отойти от линии Клинтона, то есть, от непосредственного участия в переговорах между израильтянами и палестинцами. До сих пор все говорит о том, что администрация Буша не собирается вмешиваться в мирный процесс так, как это делал Клинтон, и мне кажется, что в близком будущем администрация Буша несколько отстранится от этого вопроса.

Джованни Бенси:

То есть, вы думаете, что решение израильско-палестинской проблемы - дело, прежде всего, самих заинтересованных сторон, и что внешний мир - даже такая великая держава как США - может играть только второстепенную роль?

Камран Карадаги:

Совершенно верно, именно так я и думаю, и не было до сих пор ни одной администрации в США, которая уделила бы этому конфликту столько времени и внимания, сколько президент Клинтон. Он лично участвовал в этом деле, но, в конце концов, ни к чему не пришел. И я думаю, что в интересах всех сторон будет лучше, если администрация Буша меньше во всем этом будет участвовать.

Джованни Бенси:

Очередь за Европой. Семен Мирский, Париж. В уже процитированном интервью "Нью-Йорк Таймс" Буш подтвердил свою точку зрения о том, что европейцы должны взять на себя обеспечение мира на Балканах. Он не исключает, что американские войска будут выведены из Косово, хотя и постепенно, и без установления определенных сроков. Реалистична ли эта позиция Буша? Не передумает ли он? И как относятся в кругах Европейского союза и НАТО к этому вопросу?

Семен Мирский:

Насколько позиция Буша реалистична и не передумает ли он - этого в Европе никто сказать пока не может. Но в Европе и, в частности, в Париже опасаются, что так именно и будет. Во Франции, в частности, уже довольно давно заметили на американском политическом горизонте очень энергичную женщину по имени Кондолиза Райс, и еще когда в США шла предвыборная кампания, ей прочили место советника по вопросам национальной безопасности, и, как мы знаем, она этот пост получила. Я говорю именно о госпоже Райс, потому что она именно тот человек, который первым вслух как бы наметил основные пути, по которым может пойти новая американская администрация - президент Джордж Буш-младший в отношении Балкан. Я хочу сослаться на доклад о ситуации на Балканах, который госпожа Райс делала в Вашингтоне в октябре прошлого года, в котором она говорила о необходимости нового "разделения труда" между США и их европейскими союзниками на Балканах. Там у нее была такая фраза, что "у американских военнослужащих есть другие заботы, чем сопровождение детей на пути в детский сад". Подразумевается, что подобными, сугубо невоенными делами на Балканах должны заниматься не американские "GI", а европейские военнослужащие. Правда, несколько дней назад в интервью газете "Нью-Йорк Таймс" Кондолиза Райс сформулировала свое предложение в более дипломатичной форме, сказав, что" страны Европы должны взять на себя роль стражей мира на Балканах". Означает, ли это, что американские подразделения уже в ближайшее время покинут Балканы? Конечно, нет, это произойдет не сразу, а постепенно, но в том, что это произойдет, сейчас сомневаться трудно. И в Париже, и в других европейских столицах уже готовятся к тому, что европейцам придется играть большую, чем, скажем, в период правления президента Клинтона роль на Балканах, что именно европейцам придется тушить очередной межэтнический пожар на Балканах, когда он вспыхнет. И европейцы, которые не слишком верят в свои собственные силы в таких больших военных делах, прямо скажем, этой своей новой задачи побаиваются. Такова ситуация, если говорить о Балканах.

Джованни Бенси:

Опять Москва. Одна из самых спорных проблем в отношениях Соединенных Штатов с Россией, но отчасти и с союзниками по НАТО - это решение Джорджа Буша-младшего продолжить работу по развертыванию Системы национальной противоракетной обороны (ПРО). Это решение подтвердил в субботу и новый министр обороны США Дональд Рамсфельд. Президент, со своей стороны, подчеркнул что "мы не пытаемся добиться перевеса в пользу США". Он уверен, сказал Буш, что ему удастся убедить Путина в том, что этот проект служит стабильности всего мира. Удастся ли ему это сделать? Пожалуйста, Виктор Александрович.

Виктор Кременюк:

Вопрос о ПРО будет иметь большое значение и для нынешнего состояния американо-российских отношений, и для их перспективы. Но надо быть реалистом и видеть, что если есть какие-то расхождения в американских позициях, то они могут быть определены так: есть группа лиц, которая выступает за немедленное безоговорочное развертывание ПРО, и есть группа лиц, которая считает, что все-таки нужно провести какие-то переговоры и каким-то образом смягчить последствия решения, которое обязательно будет принято. И больше ничего. Ни о каком отказе от ПРО, ни даже о каких-то отсрочках - ни о чем этом не может быть и речи. Следовательно, перед Москвой стоит выбор: на что согласиться, и как это воспринять? Самым сокрушительным ударом по интересам и позициям Москвы было бы, конечно, если бы новая администрация приняла решение, не считаясь совершенно с реакцией Москвы, и даже, может быть, вопреки позиции союзников по НАТО, считая, что союзники рано или поздно согласятся с этим, а Москва пусть как хочет, так и реагирует. Это такое максималистское радикальное решение , и я не думаю. что американская администрация пойдет на него. Я думаю, что она будет все-таки пытаться склонить Москву согласиться на это решение, согласиться, может быть, за счет каких-то компенсационных полууступок. Но, в принципе, говорю еще раз: позиция Москвы, которая до последнего времени состояла, что подтвердил и президент Путин на прошлой неделе, в полном отрицании перспектив развертывания ПРО, носит малоконструктивный характер. Видимо, нужно искать какой-то компромисс. То ли за счет, допустим, сроков развертывания, то ли за счет участия России в какой-то степени в этом развертывании, технологического участия, информационного и так далее. Но я думаю, что эта программа будет развертываться. И я не смотрел бы на это так уж пессимистически и отрицательно. Может быть, это и есть тот самый путь, который позволит не только преодолеть какие-то остатки "холодной войны" в сфере военной конфронтации, но и поставить вопрос об интеграции России в систему безопасности Запада в каком-то конкретном живом материале, а не только на словах.

Джованни Бенси:

Значит, есть перспективы для дальнейших разработок и новых, быть может, решений. Политика, в конце концов, не топчется на месте...Ближний Восток - это не только израильско-арабская проблема. Есть, например, и проблема Ирака. Буш заявил, что, продолжая политику своего отца, он намерен "восстанавливать альянсы" времен войны в Персидском заливе с целью оказать давление на Саддама Хусейна и предотвратить создание им оружия массового уничтожения. Как будет развиваться политика Буша-младшего в отношении Ирака? Будут ли другие государства региона, как, например, Саудовская Аравия и Сирия, поддерживать его, как в свое время поддержали его отца? Пожалуйста, господин Карадаги.

Камран Карадаги:

Вы правы в том, что Ближний Восток - это не только проблема израильско-палестинского конфликта. Я считаю, что иракская проблема не менее, а может даже и более важная. Вообще, безопасность и стабильность в целом регионе Залива зависит от положения в Ираке. В течение уже 10 лет, хотя Ирак как бы, как говорили американцы, "в сундуке", безопасности и стабильности в этом регионе всегда угрожали действия иракского режима. Конечно, восстановить альянс в регионе - как писал один американский эксперт по Ираку, для этого нужны какие-то совершенно гигантские усилия, потому что ситуация совсем другая, не такая, как была 10 лет тому назад. И в самом регионе: только что президент Египта Мубарак посетил Саудовскую Аравию и он предлагал посредничество между Ираком с одной стороны, и Саудовской Аравией, и Кувейтом с другой. Египет недавно подписал с Ираком соглашение о свободных торговых отношениях. Такое соглашение с Ираком собирается подписать и Иордания. У Ирака сейчас развитые отношения с Сирией, и арабы даже между собой обсуждают вопрос: как вернуть Ирак с этим же режимом в "арабскую семью". Конечно, времени прошло много, и, как мы видели в течение последних почти 8 лет администрация Клинтона направляла все свои усилия на израильско-палестинский конфликт, и Ирак как бы был забыт. Поэтому мне кажется, что администрации Буша будет очень трудно восстановить альянс против Ирака.

Джованни Бенси:

Снова Европа. Первый указ, подписанный Бушем в качестве президента США, запрещает финансовую помощь тем иностранным организациям, которые выступают в поддержку абортов как средства контроля над рождаемостью. Это решение Буша соответствует его христианско-консервативным убеждениям, но оно вызвало резкую критику, например, министров по социальным делам стран Европейского союза, собравшихся на днях в шведском городе Норчепинге. Это один из примеров трений, которые могут возникать в отношениях между ЕС и Соединенными Штатами. Почему этот протест? И какие мотивы трений еще существуют между США и Европейским Союзом? В каких областях их взгляды совпадают?

Семен Мирский:

Проблема отношения к абортам - это, может быть, одна из совсем немногих проблем, о которых можно говорить в контексте прихода к власти в Вашингтоне Джорджа Буша-младшего, и которая является не политической, а морально-этической, или даже мировоззренческой. Что касается других сфер американо-европейских трений, то есть проблема ПРО, которая из Европы выглядит несколько иначе, чем из Москвы, о чем хорошо сказал и Виктор Кременюк. Европейцы, в частности, французы, опасаются, что развертывание американцами системы ПРО приведет к новому витку гонки вооружений с форсированной милитаризацией космоса, и на этот счет высказываются определенные опасения даже в Великобритании - наиболее верном и старом союзнике США. И, конечно, есть и экономические проблемы, о которых мы, пожалуй, еще толком и не говорили. В Европе опасаются, что неоизоляционистские тенденции в США могут плохо отразиться на экспорте европейских товаров в США,. Это пожалуй наиболее серьезные опасения, которые, разумеется, объясняются тем, что в Европе заведомо сочувствовали Элу Гору и надеялись на его победу, но победил Джордж Буш-младший, и европейцам придется смириться с этим фактом.

XS
SM
MD
LG