Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Темы недели" - справедливость в спорте

  • Сергей Данилочкин

Сергей Данилочкин:

Основная тема недели, без сомнения, происходящие в Солт-Лейк-Сити зимние Олимпийские игры. Событие, получившее в последние дни большой резонанс - решение Международного союза конькобежцев вручить два комплекта медалей в соревнованиях пар по фигурному катанию. Сначала победителями были объявлены россияне Елена Бережная и Антон Сихарулидзе, минимально опередившие канадцев Джейми Сале и Давида Пеллетье. Затем появились сообщения, что французский арбитр завысила оценку россиянам, предположительно, ожидая подобной услуги от российского судьи в отношении французских спортсменов. Руководство Международного союза конькобежцев решило: нарушение правил судейства повлияло на результаты соревнований. Я обращаю вопрос своему коллеге в Вашингтоне Владимиру Дубинскому, который следит за происходящим на Олимпийских играх. Владимир, как обосновывают МОК и Международный союз конькобежцев такое, в общем, необычное решение - сделать победителями сразу две пары фигуристов?

Владимир Дубинский:

Как объяснил президент МОК, решение отдать вторую золотую медаль канадцам Джейми Сале и Давиду Пеллетье было принято по рекомендации Международного союза конькобежцев. В свою очередь, председатель этой организации Оттавио Чинкванте сказал, что французская судья Мари-Рен Ле Гунь, из-за решения которой и заварилась вся эта неприятная каша, была отстранена от судейства. Чинкванте назвал решение французского судьи неадекватным и сказал, что в результате ее действий спортсмены оказались в неравных условиях. Он подчеркнул, что расследование этого инцидента еще не закончено, но сказал, что было обнаружено достаточно доказательств и информации для вынесения такого решения. При этом Оттавио Чинкванте отметил, что нет никаких свидетельств того, что Россия была каким-то образом замешана в этом инциденте. Ранее высказывались предположения, что Ле Гунь, якобы, каким-то образом вступила в заговор с российскими судьями и проголосовала за Елену Бережную и Антона Сихарулидзе в обмен на обещание, что во время соревнований танцевальных пар российский судья отдаст свой голос французской паре. Но повторю, председатель Международного союза конькобежцев сказал, что он не располагает свидетельствами того, что Россия сыграла какую-то роль в том, что произошло в парном катании. Чинкванте признал, что общественное мнение повлияло на решение возглавляемого им союза. Но - сказал он - это положительное явление.

Что касается МОК, тот обосновал свое решение следующим образом: поскольку французская судья дисквалифицирована, то не следует засчитывать ее голос. Таким образом, голоса оставшихся судей разделились поровну. Четверо отдали первое место российской паре, четверо - канадской. Иными словами, зафиксирована ничья, но золотые медали пополам распределить нельзя, и поэтому было решено вручить новый комплект Сале и Пеллетье. Любопытно, что если бы вместо голоса французской судьи Ле Гунь был бы учтен голос запасного судьи, а это был судья из Чехии, который отдал победу канадцам, то тогда победили бы Сале и Пеллетье, и по идее золотую медаль нужно было бы присваивать им и только им. Но к радости многих любителей фигурного катания МОК не пошел по этому пути и принял решение, которое члены исполкома комитета, наверное, считают соломоновым. Кстати, из девяти членов комитета семеро проголосовали за то, чтобы поддержать рекомендацию Международного союза конькобежцев, один проголосовал против и один воздержался. Агентство "Ассошиэйтед Пресс" сообщает со ссылкой на пожелавший остаться неназванным источник, что против голосовал представитель Китая в исполкоме МОК, а воздержался россиянин Виталий Смирнов.

Сергей Данилочкин:

Владимир, а как относятся к этому инциденту сами спортсмены, эксперты, официальные лица и просто болельщики?

Владимир Дубинский:

Канадская пара сразу после того, как было объявлено о решении МОК, выступила на пресс-конференции, и они вели себя по-спортивному и, честно говоря, по-джентльменски. Давид Пеллетье сказал, что он ни в коем случае не хочет умалять достижения российских фигуристов, он сказал, что спор был не с ними, а с системой судейства на соревнованиях по фигурному катанию. При этом он, шутя, сказал, что надеется, что Олимпийский комитет вручит ему и Сале также и бронзовую медаль, и у них будет полный комплект золота, серебра и бронзы. Джейми Сале сказала, что ей неприятно и неловко находиться в ситуации, в которой она оказалась, и выразила надежду, что расследование этого инцидента будет успешным "Во имя будущего фигурного катания систему нужно исправить", - сказала она. С другой стороны, канадцы, конечно, считают, что они заслужили золото, поскольку откатали свою произвольную программу безупречно и не допустили ни одной ошибки. Российские фигуристы, безусловно, огорчены. Антон Сихарулидзе возложил всю вину на масс-медиа. "Пресса представляет нас в дурном свете, - сказал он. - Но мы ничего не плохого не сделали. Мы ни о чем не разговаривали с судьями и никого не подкупали... Я не могу наслаждаться победой, - сказал Антон, - я даже со своими родителями не в состоянии говорить о случившемся". На прессу, особенно -североамериканскую - и на фанатически настроенных болельщиков возложил ответственность за случившееся и глава Российской федерации фигурного катания Валентин Писеев.

Реакция других в Солт-Лейк-Сити продолжает оставаться неоднозначной. Одни считают, что победили россияне, другие - что победа была за канадцами, одни согласны с решением МОК, другие - нет. Выразили свое мнение по поводу случившегося даже политики в Вашингтоне. Президент Буш сказал, что решение присудить две золотые медали было правильным, в то время, как вице-премьер России Валентина Матвиенко, отправившаяся в Солт-Лейк-Сити поддержать российскую сборную, сказала, что решение МОК омрачает победу россиян. Неоднозначна реакция людей, хорошо разбирающихся в фигурном катании. Знаменитая в прошлом канадская фигуристка Элизабет Мэнли, например, рада за своих соотечественников, но считает, что решение МОК открывает возможности для будущих споров. Теперь все будут просить пересмотра судейских решений, - сказала она. Чешский тренер Иван Режек считает, что теперь споры о медалях могут возникнуть и в других видах спорта. Так что, как видите, мнений, очень много, наверное, столько же, сколько и вообще людей, следящих за Олимпиадой. Но в целом публика огорчена тем, что Олимпийские игры, в частности, фигурное катание, были омрачены плохим судейством. Всем жалко одновременно и российских фигуристов, и канадскую пару. Ведь сами спортсмены сделали все от себя зависящее, чтобы показать наилучшую программу и чтобы подарить любителям спорта великолепное зрелище, и им это удалось - обе пары были прекрасны.

Сергей Данилочкин:

Владимир, не считаете ли вы, что пострадал все-таки имидж спортсменов?

Владимир Дубинский:

Я не думаю, что пострадал имидж спортсменов, особенно, российских, они вообще ведь не при чем. Некоторые считают, что канадская пара вела себя не совсем по-спортивному, требуя пересмотра. Но, в принципе, ведь на льду и та, и другая пары показали великолепные выступления, поэтому их имидж, по-моему, остался хорошим.

Сергей Данилочкин:

Олимпийские игры - вершина спортивной жизни. Выигрыши и проигрыши на Олимпийских аренах становятся настоящими триумфами и трагедиями. О спортивных победах и поражениях рассуждает Валерий Винокуров:

Валерий Винокуров:

Сделав три шага после выстрела стартера Джереми Уотерспун споткнулся, растянулся во весь могучий рост на льду и, проскользив еще три метра на животе, поднялся, ошарашенный, оглушенный ударами удачи. Для мирового рекордсмена в спринте падением завершились 4 года труда и олимпийских надежд... Считается, что спорт наиболее справедлив из всех видов человеческой деятельности, ибо ничто здесь не достается по блату, по милости начальства, по прихоти сильных мира сего. И в то же время считается, что можно случайно проиграть, но нельзя случайно выиграть. Признать ли случайной неудачей проигрыш в несколько десятых сотых или тысячных секунды на ледянистых, снежных ли трассах, последний выстрел в молоко у биатлонистов, либо падение у горнолыжников? Отставшие и упавшие могут так считать, победители же выигрывают заслуженно.

Однако, что сказать о тех видах спорта, где влияют на итог судейские и, значит, достаточно субъективные оценки. И речь ведь идет не только о фигурном катании или акробатике во фристайле. Оценки арбитров могут повлиять на итог, скажем, соревнований прыгунов с трамплина, где, казалось бы, есть точный критерий - длина прыжка в метрах, и даже в хоккее, где чересчур часто подвергается сомнению решения судьи по поводу подножки или чистоты силового приема. Размышляя гипотетически, представим себе, что Елена Бережная и Антон Сихарулидзе поступили бы так, как Ирина Караваева на чемпионате мира по прыжкам на батуте, отдавшая золотую медаль сопернице, которую "засудили" арбитры. Конечно, российские фигуристы заслужили бы гнев начальства, не вошли бы в историю как олимпийские чемпионы, зато навечно превзошли бы в тех же анналах истории всех чемпионов прежних и грядущих Олимпиад, стали бы великими и непобедимыми чемпионами по благородству и заодно избавили бы на какой-то период свой любимый вид спорта от спекуляций и националистических рассуждений, завоевав навсегда признательность болельщиков всего мира, независимо от географических и политических границ...

Справедливость спорта как вида деятельности не только в его природе, но, прежде всего - в нравственном облике людей, посвятивших ему жизнь. Людей, которых уже стало банально называть "рыцарями", хотя и банальная истина остается истиной. Получив золотую медаль чемпиона в конькобежном спорте, американец Кейси Фитцрендольф сразу сказал, что испытывает чувство горечи из-за неудачи своего канадского друга и соперника Джереми Уотерспуна и пожелал ему успеха в забеге на 1000 метров. Когда станут известны результаты соревнований на этой дистанции, каждый из нас с вами сможет для себя решить, был ли спорт в очередной раз справедлив в своей глубинной сущности.

Сергей Данилочкин:

Чем собственно можно объяснить столь сильную реакцию на американском континенте на результаты олимпийских соревнований пар по фигурному катанию? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин пытается разобраться в этом феномене в разговоре с историком спорта профессором Хартфордского университета Уорреном Голдстайном.

Юрий Жигалкин:

Профессор Голдстайн, если попытаться разобраться в неожиданно сильном потоке эмоций и чувств, порожденных этим инцидентом, что, как считаете, в нем преобладает?

Уоррен Голдстайн:

Вера в справедливость исхода спортивного состязания всегда была частью американской ментальности. Когда на их глазах, казалось, очевидную победу волей одного судьи отбирают у победителей, это больше, чем спортивный инцидент, для многих американцев это покушение на порядок вещей. Все мы осознаем, что арбитраж в спорте - вещь сугубо субъективная, поэтому для вынесения решений, как правило, собираются судейские бригады. В этом случае эмоций добавил еще тот факт, что один судья, судя по всему, заранее пообещал свой голос российской паре. Американцы могут смириться с неприятнейшим поражением, если это был результат честного судейства. Оценивая это негодование надо учитывать и то, что эмоциям болельщика отведено, если можно так выразиться, священное место в душе среднего американца, спорт составляет совершенно уникальную часть его существования. Американцы, в отличие от многих других народов, в том числе, россиян, почти никогда - ни в каких обстоятельствах не позволяют себе проявлять тех эмоций, которые порождает спорт: ликование, чувство беззащитности, всепоглощающее желание или тоску. Американский мужчина редко плачет, разве что, потеряв ребенка, или родителей, но когда его команда побеждает или проигрывает, на его глазах почти наверняка появятся слезы радости или горечи. Иными словами, спорт - это единственная отдушина, где средний американец может дать волю эмоциям.

Юрий Жигалкин:

Когда сегодня говорят о небывалом накале страстей по поводу этого инцидента, то почему-то забывают историю американской фигуристки Тони Хардинг, которая попыталась избавиться от соперницы Нэнси Кэрриган физическим способом. Были, помнится, наняты люди с заданием искалечить Кэрриган...

Уоррен Голдстайн:

Хардинг в самом деле пошла на преступление. Но что тогда и сейчас провоцирует такие эмоции - покушение на принцип справедливости. Мы знаем, что в глазах большинства людей жизнь несправедлива. Мы неодинаково одарены талантами, внешним видом, мы обделены богатством, нам трудно прорваться вверх. Спорт же - это место, где торжествует порядок, рациональность, где все равны на старте, где у всех одинаковое право победить, но где побеждает самый сильный и мужественный.

Сергей Данилочкин:

Историк спорта, участник олимпийских конгрессов Юрий Теппер считает, что традиционная национальная модель пристрастий спортивных болельщиков больше не современна. Эта модель заменяется пониманием единства мира и личными, персональными, а не национальными симпатиями к спортсменам-олимпийцам:

Юрий Теппер:

Спорт был частью очень сложно выстроенной идеологии. Поэтому формирование советского менталитета предусматривало, говоря современным языком, таких героев. Это была искусственно созданная личность за государственный счет, и которая была государственным человеком. Я думаю, что сейчас такого рода отношение к спортсмену и остается - как к государственному человеку. И поэтому, скажем, слова президента Путина, что будет поддерживаться массовый спорт возвращают опять к тем же временам и той же парадигме. Когда мы говорим о том, что люди становятся демократичными, а отношения глобальными, я думаю, что будут люди больше болеть в спорте за игру, понимая, что, в конечном счете, важен спорт, который является огромной частью культуры нашей, и постепенно люди начнут болеть выборочно. И у них будут герои - американцы, будут герои - русские, будут герои - украинцы, но именно те, которые, по их мнению, являются наиболее достойными джентльменами человеческого рода.

Я бы различал квасной патриотизм, когда "бей чужих", и спорт вообще выглядит как продолжение военных действий. Я помню случай 1957-го года - первенство мира по хоккею проходит в Москве, болельщики орут: "Даешь Полтаву", - идет встреча с шведами. К сожалению, у болельщиков Полтава не получилась, шведы выиграли, конфуз... Другой момент - когда болельщик понимает, что за его командой стоит нечто очень важное - престиж державы. Наконец, есть другой, по-моему, очень важный патриотизм, когда умудренный болельщик понимает, что спортсмен выступающий - ученик школы. Теперь, в общем-то, эта школа на самом деле стала глобальной. Поэтому можно гордиться сейчас, выходя за рамки вот этого патриотизма страны. В конце ХХ века спортсмен уже принадлежал всему миру. Братьев Клочко считают своими немцы, где боксеры тренируются. Сейчас все стало гораздо сложнее, и мы сделали эти шаги от борьбы конкуренций к борьбе, которая становится мировым сотрудничеством. Такого рода герои - по-моему, сейчас герой сотрудничества, герой всего мира является самым престижным. За него должно болеть.

Сергей Данилочкин:

Главный источник спортивной информации для россиян в дни Олимпиады - шестой метровый телеканал, на котором прежде вещала телекомпания "ТВ-6". Как считает обозреватель Радио Свобода Елена Рыковцева, в России вернулись времена, когда власти использовали спорт в политических целях:

Елена Рыковцева:

В России обнаружилось странное, доселе невиданное явление, а именно - люди, которые не хотят победы российской сборной на Олимпийских играх. Эти люди - поклонники другой команды, журналистов "ТВ-6", изгнанных с телеканала. Им кажется, что если российский спортсмен одержит верх в командном зачете, поднимется мощная волна спортивного ура-патриотизма и утопит шансы журналистов вернуться на канал. Дикость - что журналистов столкнули лбами со спортсменами. Дикость, что спортсменами прикрылись как щитом, чтобы окончательно похоронить ненавистных журналистов...

Олимпиада в США в полном разгаре, а в России в полном разгаре кампания: "Шестую кнопку - спортсменам". Депутаты Государственной Думы просят президента рассмотреть возможность сохранения спортивного вещания на шестом метровом канале, их обращение к президенту называется: "О мерах по государственной поддержке массовой физической культуры и спорта, и пропаганде здорового образа жизни". Вести пропаганду, как вы понимаете, кроме как на шестой кнопке негде.

Самое позорное, что в кампании против журналистов живейшим образом участвуют сами журналисты. Газета "Советский Спорт" объявила акцию: "В каждый дом - телестадион". Телестадион, как вы догадываетесь, должен непременно водрузиться на шестой кнопке. Газета "Комсомольская Правда" которая, как и "Советский Спорт", принадлежит холдингу Владимира Потанина, от души участвует в рекламе этой акции. Она рассказывает о митинге спортивных фанатов у дверей Министерства печати, которые "пришли, чтобы проголосовать за идею передачи конкурсной шестой кнопки спортивному каналу". Сегодня, когда не шестой кнопке вещает компания "НТВ-Плюс-Спорт", "Комсомольская Правда" пишет: "Огорчает только одно: пройдет месяц и супермастеров мирового спорта сменят мрачные говорящие головы, в очередной раз мнущие желваками второсортные раздоры одного недалекого политика с другим. Не допустим! Для услад политически- озабоченных и сериало-фанатеющих имеется еще куча кнопок, а вот шестую, пожалуйста, оставьте народу". И правда, не допускают, по мере приближения конкурса спортивная агрессия некоторых российских журналистов вскипает как волна.

А в это время на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити провал следует за провалом. И эти провалы спортсмены объясняют отнюдь не отсутствием в России федерального спортивного канала, а отсутствием элементарных условий для тренировок. "Очевидно одно: чудес не бывает, - написала по этому проводу газета "Время Новостей". - Если в стране нет ни одной современной конькобежной арены, то нет смысла строить серьезные медальные планы". Спортсменам, в первую очередь, нужен каток, а не канал. Телевидение, в том числе и спортивное, стоит огромных денег, которых спорту так не хватает. Однако, депутаты, политики и, к сожалению, некоторые журналисты продолжают маниакально считать спорт на шестом канале панацеей от олимпийских неудач, или делают вид, что считают.

Сергей Данилочкин:

Неудачи первых олимпийских дней в России восприняты очень болезненно. Обсуждается возможность "заговора" против России в Солт-Лейк-Сити. На эту тему рассуждает московский социолог Алексей Левинсон:

Алексей Левинсон:

Спортивные события, которые транслируются сейчас, в основном, по шестому каналу - как мне удалось заметить из некоторых исследований в это время проходивших, такое отношение к ним, может быть, не похожее на отношение в периоды других Олимпиад. Тут сыграло свою роль то, что спорт заместил независимое телевидение. Он выступил знаком других времен. Этот знак прочтен. То есть, вот эта трансляция - сама Олимпиада в этом никак не виновата, но вот знак других времен в воздухе веет, и здесь он был прочтен теми, кто говорит про себя, что "я люблю спорт". Эти люди, я думаю, любят спорт не просто так, а в утешение самим себе. Им надо все время утешаться, в частности, если они следят за спортивными событиями. Они, в общем, имели основания подозревать, что дела у российских спортсменов на этой Олимпиаде будут не блистательны. Они это подозревали и нужно было как-то внутренне справиться с этим подозрением, что-то заготовить на случай если эти неудачи действительно придут. И вот здесь такая вовремя сформулированная гипотеза оказалась очень удобной.

Перед началом Олимпиады это могли быть только подозрения, причем подозрения, которые, конечно, люди от себя гнали и вытесняли, как говорят психологи, и форма, в которую они отлились - это тоже соображения о чем-то тайном, что нельзя знать, что нельзя доказать, потому что "заговор", конечно, будет такой, который нельзя ни разоблачить, ни доказать. Своим собственным тайным помыслам противопоставляются чужие. На уровне рационального знания люди мало-мальски компетентные действительно понимают, что если штаны дырявые, то вот победы в гигантском слаломе не будет. Но с другой стороны, есть другой подход к спорту что это, в общем, такое личное усилие или усилие какой-то коллективной воли. что если очень захотеть победы, считать, что победа очень нужна стране, нам, то победа будет одержана. Такая точка зрения тоже есть. Этот второй подход в данном случае тоже получает очень большое развитие, потому что с его помощью можно тоже, ну, хотя бы надеждой себя потешить какое-то время.

В последние годы у нас наблюдается несколько явлений, совсем не в спорте, а в более серьезных вещах, когда общественное мнение действует, так сказать по принципу "чем хуже я живу, тем лучше я о себе думаю". И тут было что-то в этом роде. Надежда как бы, что мы становимся беднее, а медалей у нас будет больше. Сама такая мысль помогала что-то компенсировать.

Сергей Данилочкин:

Как любое крупное спортивное соревнование, проходящая в Солт-Лейк-Сити зимняя Олимпиада - борьба не только мастерства и силы спортсменов, но и национальных амбиций. У микрофона - мой коллега Петр Вайль:

Петр Вайль:

Не забуду, как - страшно вспомнить, почти сорок лет назад - советская футбольная сборная играла в чемпионате Европы с командой Италии за выход в финальную стадию на поле итальянцев. На 57-й минуте в ворота Льва Яшина назначили пенальти. Бил один из лучших игроков мира - Сандро Маццола. Яшин взял. После игры ничего не понимающие репортеры набросились на Маццолу - как такое могло случиться? Тот ответил: "Просто Яшин лучше меня играет в футбол".

Мне тогда было 12 лет, и я навсегда понял, что такое настоящий спортсмен - не тот, кто умеет побеждать, это вопрос квалификации и воли, а тот, кто умеет проигрывать, это дело человеческого достоинства и благородства.

Вся эта старая история - к тому, как болезненно реагируют на неудачи в Солт-Лейк-Сити и российские болельщики, и спортивные чиновники, и что самое досадное - спортсмены. Все фанаты пристрастны, но существуют цивилизованные нормы проявления эмоций, которые не позволяют вести бесконечные разговоры об антироссийских заговорах, или, например, официально заявлять, что у лыжника взяли слишком много крови на анализ, так что он ослабел и не смог толком выступить. Заявив это, руководство российской команды превратило в карикатуру не себя, а взятого им таким образом под защиту Павла Ростовцева. Вряд ли он доволен. Ведь он-то точно знает, что в кодекс спортсмена входит это достоинство - умение проигрывать.

XS
SM
MD
LG