Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Положение "Новой газеты" после решения суда о выплате ею 45 миллионов рублей компенсации морального ущерба


Программу ведет Андрей Шарый. С заместителем главного редактора "Новой газеты" Сергеем Соколовым беседовал корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров.

Андрей Шарый:

Басманный народный суд Москвы удовлетворил иски Краснодарского краевого суда и "Межпромбанка" к "Новой газете" - о возмещении морального ущерба в связи с публикациями, в которых, как установил суд, содержались сведения, не соответствующие действительности. В соответствии с принятыми судебными решениями газета должна выплатить 45 миллионов рублей. Руководство "Новой газеты" считает, что решение суда рассчитано не на наказание, а на уничтожение издания. С заместителем главного редактора "Новой газеты" Сергеем Соколовым беседовал корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров:

Карен Агамиров:

Никогда еще в России, заметил Сергей Соколов, суды не принимали решения о компенсации морального вреда в таких баснословных суммах:

Сергей Соколов:

Даже по более тяжелым поводам, нежели заметка в тридцать строк. Компенсация семьям погибших намного меньше - где-то сто тысяч рублей максимально. Первый иск, который мы проиграли председателю краевого суда Краснодарского края Чернову на один миллион долларов, действительно, беспрецедентен. Мы даже, честно говоря, не ожидали. Он просил десять миллионов, суд, судя по всему, вошел в наше положение и дал всего один, но это нас не спасает, так как сумма сопоставима с годовым бюджетом нашей газеты. Мы - некоммерческая организация, прибыли не приносим. Суд мог бы поинтересоваться вообще, а чем мы располагаем. Это тоже сделано не было.

Карен Агамиров:

Басманный суд Москвы согласился с требованием председателя Краснодарского краевого суда Чернова опровергнуть редакционное послесловие о том, что его коллеги ездят на машинах и носят атрибутику на руках, не соответствующую уровню зарплаты судьи:

Сергей Соколов:

Мотивация была следующая, очень витиеватая, что в своей публикации "Новая газета" подводит читателей к мысли о том, что у судей Краснодарского края имеет место коррупция, то есть в самом исковом требовании было сформулировано предположение. Этого суду хватило вполне, чтобы это предположение сделать утверждением. Наши аргументы не были восприняты.

Карен Агамиров:

Вслед за этим был также удовлетворен иск "Межпромбанка" к "Новой газете", в одной из публикаций которой прошла информация о том, что банк задействован в скандале об отмывании денег через "Бэнк оф Нью-Йорк". Заместитель главного редактора Сергей Соколов и здесь недоумевает.

Сергей Соколов:

Мы своей публикацией нанесли убыток этому банку на сумму, сравнимую с полумиллионом долларов, хотя у нас были все документы, подтверждающие, что банк никакого убытка не терпел.

Карен Агамиров:

Что за всем этим? Стремление "поставить на место" "Новую газету", часто критикующую власть, в том числе, за действия в Чечне? Или даже вовсе ее уничтожить?

Сергей Соколов:

Когда в течение одной недели два таких иска удовлетворяются, становится полнейшее ощущение, что есть некая целенаправленная политика закрыть газету через судебные иски, несмотря на то, права она или не права. Когда все это выстраивается в тенденцию, а это не только судебные иски, это и покушение на нашего корреспондента в Сочи, это и Анна Степановна Политковская, которая постоянно оказывается в центре событий в Чечне, то ее задерживают, то еще что-то с ней происходит. Она признана потерпевшей в уголовном деле об угрозе убийством. Все это вместе выстраивается в некую цепочку и, волей-неволей, действительно начитаешь думать о том, чтобы мы прекратили заниматься тем, чем мы занимаемся. Как только мы получим решение суда - оно пока не готово, мы, естественно, будем жаловаться в кассационном порядке в московский городской суд. Проблема в следующем - это уважаемая организация, которой мы тоже посвятили несколько публикаций и не все они были благожелательными по отношению к судьям московского городского суда, и у нас есть некое опасение, не сыграет ли это негативную роль в кассационной инстанции.

Карен Агамиров:

В этой связи в журналистском коллективе нет такого настроения, что, может быть, хватит, с властью надо поаккуратнее, перестать, уйти в тень, наконец?

Сергей Соколов:

Вы понимаете, нет, таких настроений нет, потому что в нашей газете, как правило, работают люди, которые прекрасно понимают, что они делают и зачем.

Карен Агамиров:

Обращение к президенту, как модно сейчас, принимать вы не собираетесь?

Сергей Соколов:

Ведь известно, что господин президент в дела судебной власти не вмешивается, Это было уже неоднократно, зачем же натыкаться на те же самые грабли, по которым ходили известные телеканалы? Это, во-первых. Во-вторых, мы считаем, что пресса должна вести диалог с властью посредством газетной полосы, а не посредством неких писем. Время 60-х годов, 70-х, 80-х, когда писали письма, прошло. Каждый должен заниматься своей работой, и мы занимаемся своей так, как можем.

Карен Агамиров:

Сергей Михайлович, вот у нас информация, что на заседании ОБСЕ уже как-то планировалось вопрос рассмотреть об этих исках к "Новой газете".

Сергей Соколов:

Да, есть информация, что, вроде бы, в одном из докладов будет наша ситуация упомянута. Есть также информация, что, может быть, что-то войдет в письменную часть, в итоговую. Но это пока непроверенная информация, и я бы не стал что-либо утверждать.

Карен Агамиров:

В общем, руки у коллектива "Новой газеты" не опускаются?

Сергей Соколов:

В принципе, мы привыкли к таким вещам, уже были ситуации, когда мы ждали судебных исполнителей, когда у нас было по три налоговых проверки в год, которые в принципе немыслимы и запрещены законом. Так что мы ко всему привыкли и просто работаем.

XS
SM
MD
LG