Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Левин


Ведущий Петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков:

Сегодня мы немного вспомним историю, то, что многие уже начинают забывать, а молодые люди и не знают вовсе. Мы вспомним, как в условиях тоталитарного режима в СССР несколько десятков лет назад была создана подпольная антикоммунистическая организация "Молодая Россия". С одним из бывших членов этой организации, петербургским правозащитником Юрием Левиным мы и побеседуем на эту тему.

Юрий Леонидович, вот мы узнали - 45 лет исполняется с момента ареста вас и членов группы "Молодая Россия" - как дальше сложилась ваша судьба и судьба ваших коллег?

Юрий Левин:

Нас судили в апреле 1957-го года, приговорили меня лично к 10 годам исправительно-трудовых лагерей и пяти годам поражения в правах. Моих подельников Дивеева Евгения Петровича приговорили к 4 годам лишения свободы, а Хоченкова Валентина Ивановича - к 3 годам лишения свободы. Я отбывал наказание в лагерях. Сперва - в Воркуте, поселок Северный. Там познакомился с другими питерцами, арестованными по 58-й статье. Это Молостов Михаил Михайлович, известный всем правозащитник и депутат в прошлом Государственной Думы, из таких известных больше, пожалуй, никого не было.

Виктор Резунков:

Вы полностью срок отбывали?

Юрий Левин:

Нет, я срок отбыл не полностью, семь с половиной лет. У меня там зачетов уже было достаточно для освобождения, но в то время, в 1961-м году, зачеты все отменили, и я продолжал сидеть. И освободился я только по помилованию, написанному моей матерью.

Виктор Резунков:

После освобождения, знаю, вы продолжали все равно антисоветскую деятельность, и потом еще не раз тоже привлекались к уголовной ответственности?

Юрий Левин:

Да, я еще привлекался за выступления в поддержку Чехословацкой весны. За то, то протестовал против оккупации Чехословакии, написал по этому поводу письмо, с тем, чтобы оно попало в руки КГБ - по международной почте, я знал, что моя переписка контролируется - ну, таким образом это и получилось. Потом мое письмо было зачитано на собрании партхозактива института Механобр с привлечением сотрудников того отдела, где я работал, так что оно стало широко известно не только чиновникам КГБ. А потом, уже в 90-х годах, я помню, по радиостанции "Открытый город" отрывки из этого письма зачитывались.

Виктор Резунков:

А вот все-таки решение начать антикоммунистическую деятельность, борьбу, вы тогда были юным - теперь вы не раскаиваетесь в том, что вы занимались антисоветской пропагандой?

Юрий Левин:

Нет, ни в коем случае. Я считал, что я выполняю свой гражданский долг. Мне вспоминается книга Марка Твена "Янки при дворе короля Артура". Там герой книги говорил, что даже если я один знаю истину, то я должен донести ее до народа, я своими словами передаю, конечно, несмотря ни на что, что со мной после этого будет - это уже не важно.

Виктор Резунков:

В каком году вы были реабилитированы?

Юрий Левин:

Я был реабилитирован в 1992-м году.

Виктор Резунков:

Перед вами извинились как-то вообще?

Юрий Левин:

Да нет, никто не извинялся. Просто реабилитировали. А вот Венгерская Республика наградила меня даже памятной медалью, которую я получил от канцлера этой республики.

Виктор Резунков:

Юрий Леонидович, вам бы было бы легче, если бы КГБ извинилось перед вами?

Юрий Левин:

Да нет. Извинений от КГБ, нынешнее ФСБ, это - ну, все равно, чтобы палач извинялся перед жертвой. Там же те же люди, которые были при старом режиме, тоталитарном. У них та же идеология, можно сказать. У них те же ориентиры, поэтому...

Виктор Резунков:

То есть, вы считаете, что не стоит извиняться перед жертвами репрессий вообще?

Юрий Левин:

Нет, если бы это извинилось государство, а не чиновники. Государство в лице президента и правительства, хотя бы, но не от лица КГБ.

Виктор Резунков:

Скажите, вот мы сейчас наблюдаем такую картину, что большинство высокопоставленных постов занимают выходцы из КГБ. Вот, по вашему мнению, это опасно или нет?

Юрий Левин:

Да, это опасно. Ну, представьте себе, если бы в нацистской Германии после войны остался прежний нацистский аппарат - что было бы с Германией. Ну, такая же опасность и у нас.

Виктор Резунков:

То есть, Владимиру Путину практически верить нельзя в принципе. То есть он, может, говорит о каких-то демократических реформах, а в душе остается агентом, то есть, сотрудником КГБ?

Юрий Левин:

Ну, что касается личности Путина - тут трудно сказать. Конечно, то, что он служил в разведке - это отлагает на его деятельности какой-то отпечаток. Но он более независим по сравнению с другими аппаратчиками. Поэтому он может как-то направлять политику государства. А вот штатные сотрудники - они же значит, среди них такая взаимозависимость, клановые интересы превалируют. Вот я в этом году имел беседу с одним из чиновников ФСБ. Я пыталась ему доказать, что мы живем при новой Конституции, что другие ориентиры должны быть. А мне в ответ было сказано, что это для вас КГБ прежний, а для нас это органы безопасности, которые охраняют государство. Ну вот, и даже мне было еще добавлено, что те законы, которые существуют, еще не отменяют некоторых актов, которые существовали раньше.

Виктор Резунков:

Секретных инструкций, да...

Юрий Левин:

Ну, мы же не знаем, какие у них там положения существовали.

Виктор Резунков:

А как вы думаете, вообще гражданское общество могло бы как-то контролировать деятельность спецслужб?

Юрий Левин:

Без проведения люстрации аппарата - это, я считаю, что это наивно - попытки контролировать спецслужбы, нет такого в гражданском обществе инструмента для контроля. За исключением - через депутатов Госдумы разве что.

Виктор Резунков:

Юрий Леонидович, а как по вашему мнению - опасно ли то, что сейчас все-таки посты крупные занимают бывшие сотрудники КГБ, которые, так сказать, в принципе, они и не бывшие, они находятся в резерве, есть такое понятие. Вот, по вашему мнению, как в этой связи видится вам будущее России, вообще, в ближайшее время? ( Я понимаю, прогнозы делать, занятие, конечно, неблагодарное, но все же).

Юрий Левин:

Да, это, конечно, осложняет и нынешнюю ситуацию в нашей стране. Потому что реформы будут тормозиться аппаратом. Они тормозились в течение 10 лет. Сейчас, когда к власти пришли бывшие кагэбисты, то я ничего хорошего не жду от будущего. Надеюсь только, что они провалятся, в конце концов, как они провалились в других странах и тогда еще... Нам предстоят, в общем, еще десятилетия избавления от коммунистического наследия со всеми вытекающими обстоятельствами.

Виктор Резунков:

Вот, что вы думаете, как можно бороться с этим вообще, скажем, с засильем кагэбешников? Вообще, что-то можно предпринимать? Создавать какие-то вот организации, наподобие "Молодой России", скажем так?

Юрий Левин:

Бороться можно только через какие-нибудь партии, отдельные малочисленные организации вряд ли что могут сделать, а если вот объединятся люди в партию, достаточно многочисленную - тут еще можно что-то, перевоспитать поколение.

Виктор Резунков:

А скажите, а вот "Либеральная Россия" - сейчас создается большая партия Березовского, вот они находятся в жесткой оппозиции власти. Последние обвинения Бориса Березовского в отношении сотрудников ФСБ, что они организовали взрывы в Москве и Буйнакске - как, по вашему мнению, действительно вот такое возможно?

Юрий Левин:

Да, я не исключаю, я читал книгу бывшего сотрудника ФСБ, в которой об этом написано, об организации взрывов в Волгодонске... Да, похоже, что это правда.

Виктор Резунков:

Вы допускаете такую возможность?

Юрий Левин:

Допускаю, да.

Виктор Резунков:

А что вы думаете, вообще, "Либеральная Россия", которая сейчас создается, будет скоро преобразована в партию - вы не хотите к ней присоединиться?

Юрий Левин:

Да, это наиболее симпатичная партия, к которой я бы хотел присоединиться.

Виктор Резунков:

А вы не состояли ни в СПС, допустим, или в "Яблоке"?

Юрий Левин:

Нет, не состоял.

Виктор Резунков:

Почему?

Юрий Левин:

Ну, я остаюсь членом НТС. Для меня пока этого достаточно. Более симпатичной организации я еще не встречал.

XS
SM
MD
LG