Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Станислав Кучинский


Татьяна Валович:

У нас сегодня в гостях директор государственного Музея истории религии Станислав Кучинский. Станислав Алексеевич, скажите, пожалуйста, вот музеи, подобные вашему, вообще существуют в мире, есть еще такие или нет?

Станислав Кучинский:

В принципе, музеи, хранящие материальные свидетельства, связанные с историей религии, конечно, они существуют. Немало таких музеев существует при различных религиозных организациях, при отдельных церквах, костелах, в частности, в Западной Европе. Их нельзя назвать в буквальном смысле музеем истории религии, это, как правило, хранение и представление определенных коллекций, реликвий, памятников, связанных с историей данного храма, данной местности. А вот история религии как панорама мощного духовного явления в истории человечества, таких музеев, пожалуй, нет. И в этом смысле наш музей, который существует с 1932-го года, пока что единственный в мире.

Татьяна Валович:

А какие течения у вас представлены? Ведь в религии совершенно разные, мы знаем, есть течения. У вас только христианские или мировые тоже?

Станислав Кучинский:

У нас достаточно богатые фонды. Причем особенности этих фондов в том, что они специализированы, они хранят исключительно памятники по истории разных религий мира, народов и так далее. У нас 180 тысяч единиц хранения. Если брать, скажем, абсолютное количественное выражение таких памятников, то, скажем, в крупнейших музеях мира, скажем, в "Прадо", в "Лувре", в "Эрмитаже", наверняка культовых предметов будет больше. Но особенность как раз нашего музея, что он целенаправленно хранит исключительно памятники, связанные с историей религии. У нас фонды богатые, я сказал, и дают очень широкую панораму памятников по истории религии, от архаики, от представлении о первобытных верований, через, конечно, памятники истории религии древнего мира, Египет, Греция, Рим, иудаизм, возникновение христианства. Богатый фонд у нас по истории русского православия, по истории католицизма. Очень представительная коллекция по истории религии Востока. Это буддизм, индуизм, даосизм, конфуцианство, синтоизм и так далее. Есть масонская коллекция. То есть основные религиозные направления, которые существуют сегодня в мире, имеют очень давние, многовековые и тысячелетние традиции, они у нас в музее представлены.

Татьяна Валович:

Скажите, пожалуйста, Станислав Алексеевич, вот многие сейчас считают, что все события, которые происходят трагические в мире, терроризм, события в Афганистане, они корнями уходят в противостояние религий. Вы с этим согласны или нет?

Станислав Кучинский:

Нет, я с этим не могу согласиться. Потому что в данном случае те беды и те трагедии, свидетелями которых мы являемся, в таком случае надо было бы признать, что они имеют религиозную основу, межрелигиозную, конфессиональную, трагическое противостояние. Нет, я думаю, что выступает конфликт, если какой-то конфликт выступает сегодня в религиозной форме, то, конечно, прежде всего основа этого явления экономическая, политическая, причины совершенно объективного характера. Потому что, что значит признать за основу, за источник конфликта религиозное начала? Если мы возьмем христианство, возьмем Библию, возьмем Коран в исламе, возьмем другие священные книги, ведь все они несут и выражают в принципе одни и те же представления о основных ценностях человеческой жизни. Жизнь сама по себе, как явление, данное человеку, она бесценна, и для того, чтобы защитить эту высшую ценность, человек уже многие столетия, тысячелетия понимал, что для этого нужно делать. И эти представления о правилах жизни, скажем, вот и выражены в той же Библии, в том же Коране, и в других священных книгах. И они никак друг другу в разных книгах не противоречат. Поэтому считать конфликтным изначально конфликтные противостояния между религиями, а отсюда проецировать те катаклизмы, которые мы имеем в мире, это было бы, конечно, неправильно.

Татьяна Валович:

Станислав Алексеевич, сейчас мы слышали, как петербуржцы отвечали по поводу детских каникул. Раньше, мне кажется, все-таки было стремление как-то эти каникулы использовать для того, чтобы действительно сводить детей в музеи. Сейчас, как вы наблюдаете, больше к вам приходит посетителей или нет?

Станислав Кучинский:

Вы знаете, тут есть одна особенность. Дело все в том, что наш музей многие годы был в здании Казанского собора на Невском проспекте. И вот с начала 90-х годов город нам дал прекрасное место, здание, которое реконструируется, напротив главного почтамта, Почтамтская улица 14, и там создается новый музейный комплекс. Мы открыли сейчас половину нашей экспозиции музейной. И мы не можем сказать, что нас удовлетворяет количество посетителей, которое мы сейчас имеем. Дело все в том, что хотя место очень престижное, в самом центре находится, но еще, говоря так образно, не протоптана тропа. Но дети к нам идут, со школами мы очень активно работаем, мы очень рады их всегда видеть. Я думаю, что, закончив экспозицию в целом, и новое поколение школьников, и те, кто раньше бывал в музеях в Казанском соборе, увидят, скажем, музейную экспозицию по истории инквизиции, которую обычно помнили с детства, которая находилась в подвальном помещении Казанского собора, увидят много интересного. Тем более, я всегда об этом говорю и хочу сказать сейчас, что наш музей особенный, и особенный в том плане, что нельзя сказать, что он сугубо исторический или он только художественный. Это музей, представляющий историю религии в материальных свидетельствах, памятниках, это музей философский, это музей этический. Это музей, который представляет религию как сферу, в которой человек искал ответы на вечные вопросы бытия - что такое жизнь, смерть, добро, зло, счастье, грех, праведность. То есть это вечные проблемы, которые существуют у любого человека, он ищет эти ответы. Религия как раз та сфера, которая эти ответы на эти вопросы уже сотни и тысячи лет дает. Поэтому музей очень познавателен, музей очень интересен для получения не только знаний, но и для стимула, чтобы размышлять и задуматься над собственной жизнью.

Татьяна Валович:

Станислав Алексеевич, совсем недавно в Петербурге прошел съезд Союза музеев и такая создана новая организация. Как вы считаете, чем она будет помогать музеям существовать сейчас в нынешнем мире?

Станислав Кучинский:

Да, действительно, 26-28-го октября в Репино состоялся учредительный съезд, который создал Союз музеев России. Музеи России нуждались, конечно, в такой организации, потому что музеи нуждаются и в поддержке всякого рода, в самом широком смысле этого слова, они нуждаются в понимании. Они не всегда это понимание получают. Я хочу сказать, что музеи вообще, музеи России, в частности, богатейшей страны в плане материальной, духовной культуры, они хранят ведь то, что несоизмеримо, скажем, ни с золотом, ни с алмазами, ни с нефтью. Могут скудеть, скажем, золотые запасы или нефтяные запасы, но если будут скудеть запасы культурных ценностей, основными хранителями и представителями являются сегодня музеи и библиотеки, это будет беда. И эту беду мы уже так или иначе наблюдаем. Так вот этот Союз возник совершенно вовремя, это общественная некоммерческая организация. Она призвана обеспечивать согласованное мнение по самым важным вопросам хранения, собирания и популяризации того богатства, которое в музее хранится.

Татьяна Валович:

Станислав Алексеевич, скажите, пожалуйста, а пополняется ли сейчас ваш музей какими-то новыми экспонатами? И как вообще происходит такое пополнение?

Станислав Кучинский:

Да, пополнение происходит. Пополнение идет по традиционному достаточно пути - это экспедиции. Правда, в связи с недостатком денег, у нас сохранилась одна археологическая экспедиция, которую мы держим уже и ведем эти работы в Керчи, под Керчью, уже более 30-ти лет. Дает хорошие результаты эта экспедиция. К сожалению, нет собирательских экспедиций из-за отсутствия средств. Ну и традиционные пополнения - это закупка. Закупка через антикварные магазины, через антикварную книгу, закупка у частных лиц, которые приносят нам порой вещи очень интересные, закупка у коллекционеров, и бывает, что музею просто дарят вещи.

Татьяна Валович:

Скажите, вот вы говорили, что существуют в мире другие музеи, которые тоже как-то отражают разные течения. Вот у вас с ними связь какая-то есть или предполагается обмен, скажем, выставками, чтобы более полное представление было?

Станислав Кучинский:

Конечно, хотелось бы иметь большую компанию и входить в нее, имея в виду родственные музеи истории религий или религиозного искусства. Я говорил, что такие музеи в принципе существуют, но в основном это музеи не столько истории религии, сколько религиозного искусства, представляющие отдельные коллекции. Подобный музей, в чем-то нам близкий, существует в Глазго, в Шотландии. Но вот сейчас, похоже, появляется музей, который представлять будет для всех, и для нас, в частности, особый интерес. В ноябре месяце открывается на Тайване музей мировых религий. Мне, видимо, доведется там быть на церемонии открытия, я с большим нетерпением жду рождения близкого, родственного музея. Я думаю, что в принципе можно будет уже сейчас говорить о каком-то международном объединении, о создании ассоциации музеев истории религии.

Татьяна Валович:

А вот как в этом объединении может помочь тот Союз музеев России, который организовался недавно?

Станислав Кучинский:

Он может, во-первых, просто идею эту поддержать, содействовать, быть помощником в этом деле. Но такая ассоциация будет носить такой специализированный характер такого объединения международного. Если говорить, скажем, о сотрудничестве музейном вообще за рубежом, то, конечно, с такими музеями это обмен выставками, обмен какими-то программами, проектами интересными. Ну и как всякий музей, наш музей вообще очень много в свое время показал очень много выставок за рубежом в разных странах мира и имели очень хорошие отзывы и хорошую прессу.

Татьяна Валович:

А вот сейчас вы в России как сосуществуете с религиозными организациями и с православной церковью? Отношение ведь к религии изменилось в государстве за последние десятилетия.

Станислав Кучинский:

Да, у нас контакты существуют такого свойства, скажем, когда религиозные деятели, студенты духовной школы, они проявляют интерес к нашей библиотеке, к нашим фондам, то мы на такие контакты идем, у нас нормальные совершенно в этом плане отношения. Можно сказать особо об отношениях с русской православной церковью. У нас достаточно давние связи. И вот примером таких отношений является выставка, которая совместно с коллекцией патриарха из фондов музея открыта, называется "Дары и подношения". Она открыта в музее, милости просим.

XS
SM
MD
LG